Accessibility links

«Царь горы» по-абхазски


Виталий Шария

В ночь с 9 на 10 января многие в Абхазии (сужу по себе и знакомым, с которыми общался) спали плохо. Причем имею в виду не людей, непосредственно вовлеченных в нашу очередную политическую заварушку, а всех простых, как было принято когда-то говорить, обывателей, которых происходящее в нашей маленькой республике, хочешь – не хочешь, в любом случае коснется. И вспомнилось, что примерно такое же состояние у жителей Абхазии было в ночь с 27 на 28 мая 2014 года, после того как тогдашняя оппозиция «вытеснила» действующего главу государства из здания администрации президента. Те же тревожные ожидания самого, возможно, худшего и мысли, «что же будет с Родиной и с нами». Нет, 9 января не стало у нас, слава богу, «кровавым воскресеньем», как в 1905 году в Петербурге, но и «чистым четвергом» его никак не назовешь.

Увы, как ни прискорбно это признавать, общепринятая в цивилизованном мире процедура смены власти посредством всеобщих демократических выборов (при всех издержках этого процесса, которые присутствовали в Абхазии) в последние годы сменилась методом «вытеснения». А ведь и впрямь – «дешево и сердито». И оперативно: всего пару минут ходьбы от так называемой театральной площади в Сухуме («Нам это место тоже нравится» – признался года три назад на пресс-конференции один из лидеров нынешней оппозиции). И выясняется, что не надо долгих и умных речей, кропотливой работы с электоратом, поездок в отдаленные села и прочего – произошел захват административного здания, как бывает это и в других странах, и вот уже сразу изменились расклад голосов в парламенте, риторика некоторых политиков, настроения судей... Если кто-то скажет, что в последнем случае – это просто совпадение, не буду спорить, может, и совпадение…

«Царь горы» по-абхазски
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:18 0:00
Скачать

Когда впервые такое случилось в Абхазии в 2014-м, многие заговорили о возникшем у нас опаснейшем прецеденте. И вот тут, хорошо помню, мнения рассуждающих об этом разделились. Одни считали: то, что произошло, уже произошло, надо жить дальше и постараться, чтобы этот эпизод в истории Абхазии остался единичным, первым и последним. Другие же полагали, что справедливость будет восстановлена, если счет подобных «вытеснений» станет 1:1. Никто опять же, насколько помню, не прибегал именно к таким формулировкам, но между строк такое нередко читалось и слышалось. Правда, тут возникает опасность, что у кого-то позже возникнет соблазн сделать счет 2:1 и так далее…

И вот спустя пять с половиной лет это сравнение счета состоялось. Я, разумеется, не знаю, как и никто на свете не знает, чем в итоге закончится нынешний политический кризис в Абхазии. Но в любом случае нынешний захват многострадального здания администрации президента Абхазии, которое у нас порой называют президентским дворцом, пополнил число предыдущих – в 2004-м и 2014-м – и довел его до трех.

В общем, это трехэтажное внушительное, возведенное в середине прошлого века здание на приморской набережной стало в Абхазии как бы вершиной горы в политической игре «Царь горы». Заглянул, кстати, в справочную литературу и уточнил: «Царь горы» – детская игра на открытом воздухе, задача игрока в которой – занимать вершину горы или любую другую определенную правилами игры возвышенность (отсюда и название) и не пускать туда остальных игроков. Как потенциально травмоопасная, игра часто запрещена в современных школах. В «царя горы» с местной спецификой играют в разных странах, преимущественно дети, иногда взрослые. Игра является весьма древней и практикуется всеми цивилизациями».

Среди множества комментариев происходящего в Сухуме, заполонивших абхазский сегмент соцсетей, встретил такое противопоставление: если сравнивать, мол, захват здания в 2014-м «хаджимбистами», то тогда было разбито всего одно окно, и это не сравнить с количеством разбитых окон нынче и теми погромами здания, которые устраивали «оппоненты» Хаджимба в 2004-м и 2020-м. Но если исходить исключительно из степени причиненного ущерба зданию и вандализма оказавшихся в рядах «штурмовиков», можно вообще дойти до рассуждения, что более сдержанные – это представители сил Добра, а более буйные – сил Зла.

Ну, а если говорить серьезно, то, разумеется, каждый из этих трех эпизодов в новейшей истории Абхазии нужно рассматривать отдельно.

Эпизод 2004 года стоит тут особняком, ибо он был одним из звеньев в цепи событий, все более обострявших отношения двух политических лагерей, которые вступили в спор о результатах президентских выборов 3 октября. Сперва сторонники Рауля Хаджимба, недовольные решением Верховного суда, вынесшего решение в пользу Сергея Багапша, ворвались в здание суда и в ночь на 29 октября заставили судью зачитать на телекамеру решение, противоположное по смыслу принятому и уже утром им дезавуированное в записи на другую телекамеру; то есть это была настоящая «поэма абсурда». А еще они заблокировали вход в комплекс правительственных зданий сотрудников, которые поддерживали команду Багапша. Вот почему многочисленные «багапшисты», которые штурмом взяли через две недели, 12 ноября, комплекс правительственных зданий, настаивали в СМИ на том, что это был не захват, а «разблокирование». Охрана президентского дворца открыла тогда предупредительный огонь, и от срикошетившей пули погибла ученая, правозащитник и, кстати, активная сторонница команды Хаджимба Тамара Шакрыл. После этого трагического случая в последующие годы при обороне здания огнестрельное оружие ни разу не применялось.

27 мая 2014 года оппозиционный Координационный совет политических партий и общественных организаций, руководимый Раулем Хаджимба, после начатой еще в конце 2012-го серии сходов-митингов на облюбованной им площадке перед Абхаздрамтеатром провел там же самую массовую из них акцию, собравшую даже по минимальным оценкам две тысячи человек. Параллельно продолжавшемуся митингу в здании администрации начались переговоры лидеров оппозиции с президентом Александром Анквабом с требованиями об увольнении им ряда высших госчиновников. Анкваб «сдавать своих» отказывался, а тем временем началось проникновение «штурмовиков» внутрь здания. (Любителям исторических фильмов вполне может вспомниться здесь осада средневековой крепости.) В какой-то момент Анкваб покинул здание и укрылся на российской военной базе под Гудаутой. 28 мая его сторонники провели на сухумской площади Конституции альтернативный сход, но он собрал все же меньше участников, чем тот, что был накануне. Спустя несколько суток упорных переговоров с политическими противниками третий президент Абхазии подписал-таки заявление о сложении полномочий.

Его сторонники и сам он, по всей видимости, надеялись, что на внеочередных президентских выборах, назначенных на 24 августа 2014 года, избиратели, возмущенные майскими событиями, поддержат работавшего ранее председателем СГБ республики Аслана Бжания, на которого Анкваб сделал ставку. Но возмущенных набралось только около 36 процентов проголосовавших, победил же в первом туре, набрав свыше 50 процентов, Рауль Хаджимба. И его электорат тогда, по моим ощущениям, составили не только убежденные «хаджимбисты», но и избиратели, мечтавшие, прежде всего, чтобы «все это» наконец закончилось, и полагавшие: команда Хаджимба все равно не выпустит сейчас власть из рук.

Новые оппозиционеры, сплотившиеся вокруг политической партии «Амцахара» (сперва их по инерции многие называли «анквабистами», но затем они стали «бжаниистами), неоднократно публично подчеркивали, что они собираются добиваться смены власти цивилизованным путем, не выходя за рамки конституционного поля «как некоторые». Но когда попытка добиться досрочных президентских выборов через проведение референдума закончилась летом 2016-го провалом, традиционное для многих представителей абхазской оппозиции разных лет нетерпение привело к ряду массовых протестных акций, которые, в принципе, могли бы закончиться тем же, чем закончилось 27 мая 2014-го. (Кстати, так уж сложилось, что большинство их выпадало на зимнее время - в декабре 2016-го, январе 2018-го и 2020-го – в связи с чем один мой знакомый привык называть политических противников Хаджимба декабристами.) Но Рауль Хаджимба, как стойкий оловянный солдатик, научился за время своей политической карьеры организовывать оборону административных зданий, «держать удар» и весьма цепко держаться за власть, порой, когда это бывало необходимо, идя на непринципиальные уступки оппозиционерам. Так произошло и в мае 2019-го, когда он согласился перенести президентские выборы на месяц позднее первоначально назначенного срока.

И вот после новогоднего «расслабления» нынешнего января вдруг грянул гром… Впрочем, не сказать, конечно, что это произошло совсем неожиданно. Накануне была определенная «артподготовка» в абхазском сегменте «Фейсбука», когда, например, некто под ником предложил министрам и другим высшим госчиновникам заранее подать в отставку и тем самым продемонстрировать лояльность будущим властям; тогда, мол, они, вполне возможно, смогут сохранить свои кресла. Но такое ощущение, что штурм администрации президента застал-таки ее обитателей врасплох. «А где, кстати, «космонавты»? Те самые, которые охраняли комплекс в мае прошлого года?» – задавались некоторые вопросом, имея в виду силовиков в круглых шлемах и с большими щитами. Слышал версию, что пока министром внутренних дел Абхазии был Гарри Аршба с его российскими связями, то были и «космонавты». Но, может, дело совсем и не в этом.

А еще обратите внимание, как деловито, не заморачиваясь долгими речами, как бывало раньше, сразу после короткого интервью Ахры Авидзба у Абхаздрамтеатра, пошли позавчера брать зимний президентский дворец оппозиционеры!

Если сравнивать ситуацию, возникшую после 9 января 2020 года, с той, которая была после 27 мая 2014-го, то, прежде всего, бросается в глаза, что Хаджимба, переместившийся лишь на госдачу в черте Сухума, сохранил в своих руках гораздо больше нитей управления государством; вспомнить хотя бы телекадры проведенного, хотя и в другом помещении, заседания кабмина. Многое на сегодняшний момент, даже после вчерашнего решения кассационной коллегии Верховного суда об отмене оглашенных результатов выборов 8 сентября, остается неясным и запутанным: если дата повторных выборов, как заявили Тамаз Гогия и Алхас Квициниа, будет назначена в понедельник 13 января, а выполнять обязанности президента вплоть до инаугурации победителя, по словам Валерия Бганба, продолжит Рауль Хаджимба…

Что касается здания администрации президента Абхазии, то в соцсетях мне встретился шутливый обмен мнениями: поскольку слишком часто в последние годы его стали брать штурмом, может, президенту стоит перейти на управление в виртуальном режиме, а на месте этого здания разбить парк с красивыми цветами? А кое-кто на форуме интернет-сайта советует, и уже совсем не шутливо, вставить в здании бронированные стекла, а входные двери поменять на железные. Другие возражают: а что это даст?

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG