Accessibility links

В прокуратуре случился полный ЖКХ


Тамара Меаракишвили

Прокуратура Ленингорского района отключила свет в квартире гражданской активистки Тамары Меаракишвили и требует погасить гигантскую задолженность, якобы возникшую в феврале 2017 года. Участие прокуратуры в сборе задолженностей за электроэнергию явно выходит за рамки полномочий надзорного органа.

Это история не про ЖКХ и не про спор о задолженности за свет. Это совершенно безумная история, в которой, как в зеркале, отражается качество государственного сервиса, прежде всего, качество прокуратуры Южной Осетии. Это история про то, как травят людям жизнь представители власти. Их извращенный ум, освобожденный от каких-либо этических ограничений, способен превратить в орудие травли все что угодно. В нашем случае орудие травли – электроснабжение, объект травли – гражданская активистка Тамара Меаракишвили. Ну, а в роли представителя власти, свободного от этических ограничений, – прокурор Ленингорского района Алан Кулумбегов.

На страницах Facebook он решил выступить в качестве оппонента-интеллектуала гражданской активистки, но как-то быстро скатился к банальным угрозам, оскорблениям, клевете. Товарищ стал фонтанировать ксенофобскими высказываниями, называл Меаракишвили шпионкой, а в его нехитрых постах – плохо замаскированные угрозы и подстрекательства к насилию в отношении гражданской активистки.

В прокуратуре случился полный ЖКХ
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:56 0:00
Скачать

По словам Меаракишвили, все бы ничего, если бы не угрозы и подстрекательство. Когда они звучат от прокурора района, уже не до шуток. 14 сентября гражданская активистка обратилась к генпрокурору Урузмагу Джагаеву с просьбой дать оценку действиям подчиненного. На следующий день после подачи жалобы Алан Кулубегов вдруг выяснил непогашенную задолженность Меаракишвили за электроэнергию, о чем поспешил предупредить пользователей сети. По его версии, за две недели во второй половине февраля 2017(!) года Тамара в своей трехкомнатной квартире сожгла электроэнергии на 30 тысяч рублей или 15 тысяч киловатт – более тысячи киловатт в сутки!

Хотя, на самом деле, она должна было сжечь в три раза больше, потому что большую часть февраля 2017 года Тамара провела в Грузии на лечении, о чем сохранились записи на пограничном посту. Правда, часть долга прокурор района гражданской активистке все же скостил, как безработной, и выставил счет на 9400 рублей. 16 сентября, говорит Тамара Меаракишвили, пришли электромонтеры отключать свет:

«Пришли утром, говорят: «На нас давит прокуратура, чтобы ты заплатила долг». Я их спрашиваю: «Какой еще долг? Разве есть у меня долг?» «Нет, – отвечают, – но прокуратура на нас давит…» На второй день мама поехала к начальнику «Энергоресурса» Хазби Тигиеву, он сказал ей: «Мы ни при чем, все вопросы – к прокуратуре. Мы к вам претензий не имеем». Мой электрик Шота Манджикашвили лично извинился передо мной, сказал, что он ни при чем…

– То есть со стороны сотрудников энергоснабжающей компании к вам претензий не было?

– Конечно, на словах они все говорили, что у меня нет задолженности. В первый день, когда меня отключили, я позвонила начальнику ГУП «Энергоресурс» в Цхинвал. Он тогда удивился, спросил: если у вас есть задолженность, то при чем здесь прокуратура? По его словам, непонятно, как они узнали о существовании задолженности, потому что энергоснабжающая компания ничего прокуратуре не передавала. Кроме того, это не укладывается в существующие правила. Работники «Энергоресурса» сначала предупреждают должника, а в случае дальнейшего игнорирования счетов, сами обращаются в суд на неплательщика. В прокуратуру они не жалуются. В общем, он мне тогда подробно все объяснил, но на мои звонки с тех пор не отвечает».

Через неделю 23 сентября к Тамаре пришло извещение от прокурора района Алана Кулумбегова с требованием оплатить задолженность за электроэнергию в размере 9026 рублей. Прокуратура осуществляет надзор за исполнением законов, но ни в коем случае не собирает долги за ЖКХ. Над этой историей можно было бы посмеяться, если бы не одно но – человека оставили без электричества и требуют заплатить девять тысяч ни за что.

Еще один абсурд в этой истории. Меаракишвили лишена возможности контролировать свой счетчик как любой пользователь в Южной Осетии. Она – единственная в республике, у кого счетчик заперт в непрозрачном деревянном ящике. Чтобы в него заглянуть, надо поймать электрика, когда он снимает показания.

Сегодня к гражданской активистке приехали друзья из Цхинвала, чтобы приободрить, выразить свою поддержку. Среди них – общественник Тимур Цхурбати. Он пошел в местное отделение «Энергоресурса» расспросить о долгах Тамары. Там ему сказали, что долг есть, но о нем знает только один электрик, который ведет записи в одном журнале, но сейчас ни электрика, ни журнала на месте нет. Остальные сотрудники якобы не в курсе этой истории, потому что устроились на работу позже февраля 2017 года.

Заглянул Тимур Цхурбати и в районную прокуратуру. Алана Кулумбегова он не застал, но молодой сотрудник прокуратуры рассказал ему, что есть у них такая практика. Якобы энергетики пересылают им списки должников, а прокуратура сначала требует погасить долг, а в случае отказа передает дела в суд. Тимур Цхурбати назвал все увиденное ахинеей:

«Я их спрашиваю, в чем дело? Почему с 2017 года вы молчали об этом долге? По существу вопроса они отнекиваются. По моим впечатлениям, никаких доказательств по задолженности у них нет. Это просто такая форма давления, чтобы выдавить ее из Ленингора. Такое впечатление, что главную проблему района они видят в Тамаре Меаракишвили. Я это понял. Тамара – самый незащищенный человек в Южной Осетии, и на нее в соцсетях через всяких подставных ботов натравливают общество. Меня это просто бесит, когда людей между собой стравливают».

Политолог Дина Алборова говорит, что происходящее в прокуратуре не поддается логике и здравому смыслу, ведомство идет вразнос, такое ощущение, что оно решило объявить войну собственному населению:

«После убийства Инала Джабиева само имя правоохранительных органов абсолютно дискредитировано. На этом фоне история Тамары с ее неоплаченными счетами выглядит просто безумно, потому что сейчас общество очень внимательно следит за действиями прокуратуры, а она ведет себя так, будто издевается над людьми. Такое впечатление возникает. Это плохо, потому что это очередной удар по самой же прокуратуре. Тут недавно кто-то вспоминал про закон бумеранга, хорошо бы всем помнить про этот закон, и прокуратуре в частности. Нельзя допускать такие вещи, как эта история со счетами за электроэнергию. Это очередной ляп и демонстрация некомпетентности».

Тамара Меаракишвили говорит, что готова отстаивать свои интересы в суде, но не верит, что эта история закончится скоро:

«Они оставят меня без света, я буду судиться, выиграю, они обжалуют вердикт… Все повторится, как по другим обвинениям, которые тянутся с 2017 года. Главная цель – чтобы я встала и уехала. Но я не собираюсь уезжать и просить никого не собираюсь. Я – законопослушный человек, я хочу решать проблемы в суде. Пусть суд решит, я вру или врет прокуратура».

Завтра в Цхинвале Тамара Меаракишвили встречается с представителем Генпрокуратуры Южной Осетии Василием Поляковым. Предполагается, что от него гражданская активистка получит ответ на cвою жалобу на Урузмага Джагаева.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG