Accessibility links

Человек-амнистия


Мурат Гукемухов

Почти год парламент Южной Осетии пытался принять закон об амнистии. Главной причиной задержки был спор, должен ли попасть под амнистию осужденный на восемь лет экс-министр связи, противник действующего президента Георгий Кабисов, злоключения которого начались вскоре после прихода Бибилова к власти. Спор окончился ничем – парламент отказался от амнистии.

Сначала на голосование выставляется проект амнистии, под которую Георгий Кабисов не попадает. Сочувствующие сидельцу депутаты голосуют «против», а партия власти голосует «за». Никто не набирает необходимого количества голосов. Затем ставят на голосование проект, по которому Кабисов попадает под амнистию. Депутатские фракции теперь голосуют наоборот: сочувствующие – «за», пропрезидентские – «против», но с тем же результатом – никто не набирает необходимых 18 голосов.

Все это производит впечатление манипуляции, целью которой было не допустить амнистию ни в каком виде. В принципе, зная настроения депутатов и примерный расклад сил, такой результат несложно смоделировать, например, если попросить кого-то из своих не приходить на сессию или проголосовать против своей фракции. Это легко, потому что численное превосходство на стороне партии власти. Не вызывает также сомнений, кто стоит за этим отказом, чью волю выполняли провластные депутаты, когда голосовали против амнистии, – волю Анатолия Бибилова.

Человек-амнистия
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:36 0:00
Скачать

Предчувствие, что никакой амнистии не будет, появилось за день до сессии, когда была опубликована новость о помиловании президентом Бибиловым двух осужденных – один из них был осужден за кражу, другой за разбой, оба отсидели меньше года.

Не у меня одного создалось впечатление, что это неслучайные совпадения, а как бы такой сигнал, дескать, здесь только я могу миловать, и далее по списку: отправлять в отставку, требовать, игнорировать... Все только я. Это такое проявление эготизма, которое мы наблюдали все время правления президента Бибилова в каждом его поступке, в каждом жесте.

Сколько артистизма, сколько восторженности собой в этих президентских кортежах, в обустройстве резиденции для себя – президента, в ежегодном послании к народу и даже в идее создания пантеона, где упокоится лучший сын этой земли, когда придет его время, – в окружении достойных соседей, которых, судя по всему, уже подбирают. Говорят, Нафи Джуссойты завещал, чтобы его похоронили в родовом селении, но нет, «родина» приказала упокоиться в пантеоне.

А чего стоит произнесенное президентом с напускной утомленностью, в одном из его интервью, что он делит людей на пчел и мух, то есть на полезных и вредных насекомых. Наверное, все-таки гражданам страны, в которой он является гарантом их прав, их достоинства, странно слышать такое мнение о себе. Те, кто считает, что попал в пчелы, не спешите гордиться собой, вы хоть и медонос, но все-таки насекомое.

Все это вкупе с демонстрацией непонятости, неоцененности, даже неблагодарности со стороны народонаселения. Вспомните эти реплики в электорат: «Ну чего вам еще от меня надо? Чего вы еще хотите?»

Здесь все сходится – поступки как отражение его восприятия происходящего вокруг. С этих позиций, за что давать амнистию зекам? Он отремонтировал им тюрьму, создал для сидельцев все условия, а они ему устроили голодовку из-за сокращения количества передач и свиданий по российскому образцу. Из-за них случился кризис, по их вине президент попал в крайне неприглядную ситуацию, депутаты потребовали отставки министров ВД и юстиции, и он вынужден был выкручивать руки парламенту, чтобы отстоять своих министров.

Хотя, с другой стороны, зеков-то наказали. Их тогда крепко избили, поиздевались, насильно заставили жрать баланду... Может быть, они уже достаточно наказаны и теперь время проявить сочувствие к сидельцам? Но нет, похоже, наказание никогда не бывает достаточным. Как в истории с Георгием Кабисовым.

Он вроде бы уже наказан, унижен, он отсидел четыре года, из них год – в каменном мешке, в подвале без окон и санитарных удобств. Самое время помиловать или согласиться на амнистию. Это логично, в том числе, с позиций «великого правителя». Потому что помилование – это прощение виновного. Это лучший способ закрыть историю в преддверии президентских выборов. Дескать, он виновен, но хватит с него. Я прощаю. Этот поступок мог бы перечеркнуть все слухи о вымогательстве или о личной мести со стороны президента... Тем более, за него просят кавалеры ордена Уацамонга, все экс-президенты. Продемонстрируй уважение….

Но, судя по всему, для Анатолия Ильича такой поступок невозможен. Как будто он не предусмотрен его природой, и это пугает, потому что речь идет о человеке, в руках которого сосредоточена вся полнота власти. Пугает, потому что мы видим, как режим все более ужесточается и все более перестает обращать внимание на мнение «насекомых».

Если вы обратили внимание, президент перестал объясняться с населением. Не то чтобы обществу нравился его менторский тон или его устраивали объяснения происходящего с позиций энтомологии, но все-таки это означало, что Анатолий Ильич считает необходимым поддерживать обратную связь. Это было признанием значимости общественного мнения. В последнее время этого уже не видно.

Тогда возникает вопрос: если президент не рассчитывает на симпатии избирателя, тогда на что он ставит в предстоящей избирательной кампании? На какие силы и средства?

Об этом речь, а не об амнистии.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

XS
SM
MD
LG