Accessibility links

Давид Ломиташвили: «Грузинское застолье – это не только хинкали или кабаби»


Заместитель директора Национального агентства защиты культурного наследия Грузии Давид Ломиташвили

ПРАГА---Сегодня указом генерального директора Национального агентства защиты культурного наследия Грузии традиционному грузинскому застолью – картули супра – был присвоен статус памятника нематериальной культуры. Мы побеседуем с заместителем директора этого агентства Давидом Ломиташвили.

Кети Бочоришвили: Батоно Давид, мы сегодня узнали о том, что грузинское застолье – картули супра – будет защищаться государством, в частности, вашим Агентством по охране нематериальных памятников культуры. Скажите, пожалуйста, что вообще подразумевает само понятие – «защита грузинского застолья»? Т.е., грубо говоря, от кого его надо защищать и что собой будет представлять в реальности этот механизм защиты?

Давид Ломиташвили: Во-первых, смысл грузинского застолья, т.е. картули супра – не в материальном, не в том, что на супре расположено, а, на самом деле – это мышление, традиция истории Грузии. Надо такие грузинские традиции защищать от очень неприятного современного явления в разных уголках Грузии, т.е. не те традиции, которые веками доходят до нас.

Гость недели – Давид Ломиташвили
please wait

No media source currently available

0:00 0:09:13 0:00
Скачать

Кети Бочоришвили: Которые укоренились у нас и являются аутентичными, наверное…

Давид Ломиташвили: Это не аутентичные явления сегодняшнего дня.

Кети Бочоришвили: Можете вы нам привести какой-нибудь пример?

Давид Ломиташвили: Например, беспредельные пьянства на супре сегодня - это одно из таких негативных явлений сегодняшней супры. Еще: тамада возглавляет грузинскую супру… Институт тамады – не тот, с которым мы очень часто встречаемся в разных уголках Грузии. Бесконечное пьянство, выходки этих пьяных людей… Грузинская супра всегда была институцией диалогов, диспутов на разные темы. Т.е. такое явление никогда не было характерным для грузинской супры. Мы упорно работаем над восстановлением тех традиций, которые всегда были на уровне государства. Но сейчас разные явления и традиционные моменты не характерны для грузинского мышления, и это очень активно проявляется в последнее время, когда происходит большое влияние разных традиций, допустим, из Азербайджана, Армении. Может быть, они и хорошие, но все равно мы думаем, что грузинские традиции, супра, как проявление грузинского мышления, – это драгоценные моменты грузинской истории, нематериальной культуры. Поэтому Национальное агентство по охране памятников Грузии как раз очень точно определило роль грузинской супры как памятника нематериальной культуры грузинского народа. Это очень хорошо, когда государство помогает сохранению тех традиций, которые всегда были на уровне.

Кети Бочоришвили: Хорошо, батоно Давид, но это предполагает какие-то конкретные действия? В чем они будут заключаться?

Давид Ломиташвили: К сожалению, нет. Мы в связи с этим сейчас начинаем печатать разные буклеты, небольшие книги о том, какой была супра, допустим, в XIX веке, в XVIII веке и т.д.

Кети Бочоришвили: С использованием каких-то иллюстраций?

Давид Ломиташвили: Конечно, будут такие иллюстрации, допустим, из коллекции Роинишвили, Ермакова и т.д., – исторические источники. Грузинская супра, конечно, состоит из разных моментов – тамада, гастрономия, которая необходима для грузинской супры, публика, песни и т.д. Для того чтобы показать обществу, какой была эта супра на самом деле, и то, что сегодня осталось от той супры, т.е. где эта разница и какой она будет в будущем. Грузинская супра – это не только хинкали или кабаби, а абсолютно другой момент – институция для дискуссии, встреч, размышления…

Кети Бочоришвили: Батоно Давид, и тем не менее, если сегодня представить себе традиционное грузинское застолье, согласитесь, что оно очень многим может показаться лишенным эстетики. Например, у нас традиционно плохо сервировали стол, можно даже сказать, что вообще не заботились об этом. Сейчас в ресторанах стараются придать столу более или менее благообразный вид, но по традиции это был всегда беспорядочно забитый едой стол, не соблюдался порядок подачи еды – я сейчас говорю именно о накрытом столе, не об институте, как вы сказали, а о накрытом столе. Это же тоже часть картули супра, она всегда отличалась безмерным количеством вина, чачи и т.д. Насколько в этом случае оправдано такое решение стремиться сохранить все вот в таком виде?

Давид Ломиташвили: Вы сейчас говорите о материальной культуре супры. Я говорил только о нематериальной, т.е. о мышлении, которое сидит в голове человека, – не о том, что расположено на супре. Допустим, сервировка и другие моменты – это современное проявление, но я говорю о том, что как раз статус памятника застолье получило не как материальная культура, а как нематериальная, т.е. мышление человека и как грузинский человек относился всегда к супре.

Кети Бочоришвили: Батоно Давид, это решение подразумевает еще и популяризацию грузинской кухни как таковой?

Давид Ломиташвили: Да, как раз я говорил про флайеры и различные издания, которые мы собираемся печатать в будущем…

Кети Бочоришвили: Я хотела вас спросить: процесс популяризации тоже будет делиться на материальную и нематериальную часть или вы вообще не будете касаться грузинской кухни?

Давид Ломиташвили: Во время популяризации обязательно будет и материальная, и нематериальная часть. Для публики так будет гораздо легче.

Кети Бочоришвили: Скажите, существует ли какой-то свод или сборник, или, может быть, кто-то над этим работал, собирал, скажем, грузинские тосты, переводил их, такая часть тоже будет?

Давид Ломиташвили: Когда я был студентом, в университете им. Иванэ Джавахишвили один аспирант как раз работал по этой теме – «грузинские тосты». Группе, которая будет работать по этому направлению, я обязательно рекомендую посмотреть архив университета и найти этот труд. Конечно, должна быть информация о том, какой была очередность тостов тамады, какие тосты были распространены в разных уголках Грузии и т.д. Тосты – тоже нематериальная культура, конечно. А в том документе, с помощью которого мы присвоили грузинской супре статус памятник грузинской нематериальной культуры, как раз очень хорошо указаны эти моменты.

Кети Бочоришвили: Батоно Давид, это как бы решение внутри государственного уровня, но, насколько я знаю, еще обычно бывает продолжение таких решений – уже на уровне международных организаций, скажем, того же ЮНЕСКО…

Давид Ломиташвили: Знаете, почему бы и нет? Посмотрим, если государство будет готово к этому, мы поможем – сначала на национальном уровне, а потом уже на уровне международных организаций. В прошлом году самый высший уровень – международная организация ЮНЕСКО приняла два решения по Грузии, одно из которых касалось города Мцхета, когда он был в списке рисков…

Кети Бочоришвили: …и второе, по-моему, касалось вина…

Давид Ломиташвили: В принципе, из Грузии в качестве памятника нематериальной культуры это уже третья номинация. Первой была грузинская полифоническая песня, потом вино, изготовленное в квеври, и алфавит. И сейчас готовится грузинская борьба.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG