Accessibility links

Бакинский январь 90-го: две памяти против 35 писем


Памятник жертвам 20 января

ПРАГА---В некоторых СМИ Армении накануне траурной годовщины ввода советских войск в Баку 20 января 1990 года появилась информация о книге политического эмигранта из Азербайджана Зейнала Ибрагимова «35 писем сыну» о событиях в Азербайджане 1988-1993 годов. Книга была чрезвычайно благосклонно принята в Армении. В интервью, которое автор дал «Эху Кавказа», он, в частности, говорит: «…Обществу вбили в голову, что Карабах его территория. Ну не территория это Азербайджана, эта территория была в 1921 году искусственно пришпилена к Азербайджану» или «Если Гитлер смог сотворить такое с немцами, что вы хотите от азербайджанцев?»

По решению менеджмента Радио Свобода эта публикация была снята. Но так как она успела вызвать острую полемику, «Эхо Кавказа» выслушало и возражения, которые сформулировал азербайджанский политолог, очевидец событий 28-летней давности Хикмет Гаджи-заде.

Вадим Дубнов: В Баку что-нибудь знают про журналиста Зейнала Ибрагимова, про писателя Зейнала Ибрагимова, про книгу, которую он написал?

Бакинский январь 90-го: две памяти против 35 писем
please wait

No media source currently available

0:00 0:12:01 0:00
Скачать

Хикмет Гаджи-заде: Я в первый раз слышу это имя. Я, после того, как прочел его интервью, спрашивал здесь у многих наших журналистов – никто его не знает. Я искал его в интернете, чтобы узнать, в чем состоит его деятельность, может, он печатается в какой-то газете, но, к сожалению, никаких следов его я не нашел. Какой-то неизвестный герой, невоспетый.

Вадим Дубнов: Насколько вообще может быть свойственна подобная фразеология азербайджанским журналистам, политологам или экспертам?

Хикмет Гаджи-заде: Знаете, тот текст, который там был представлен, т.е. его интервью, его слова – это такой резонерский тип ведения беседы, дискуссии. Там много намешано каких-то мифов и его личных обид, всех он подозревает во всем – в общем, как будто какая-то домохозяйка на кухне жалуется на невестку. У нас такого давно уже не было, хотя с тех пор, как начала формироваться свободная пресса и лексикон, в начале у нас были такие вещи, но потом люди как-то научились разговаривать, поэтому я был поражен, что вдруг появился такой текст. Не знаю, у нас сейчас так никто не говорит.

Вадим Дубнов: Один азербайджанский блогер написал, что «Ибрагимов сказал правду, но не всю»…

Хикмет Гаджи-заде: Ну, конечно, он там говорит, что вот, в Азербайджане репрессивный режим, клан грабит – ну, это понятно, с этим никто не спорит. Но остальные вещи, например, правозащитники у него впустую разъезжают по конференциям, кушают пирожные, пьют пиво и разъезжаются по домам, оппозиция – бессмысленные люди. Все, в общем, плохо, ни в чем он не видит никакого просвета, и полно теорий заговоров в каждом предложении. Какие-то вещи могут быть – да, там диктатура, ну что ж, мы согласны, мы и не возражаем, но эксперт не может так говорить, это разговор двух друзей после четвертой кружки пива.

Вадим Дубнов: Там довольно много посвящено 20 января 1990 года, дню, когда в Баку вошли советские войска и погибли люди. Кроме трагического там много непонятного, сложного, иногда провокационного. Насколько вытекает 20 января из 13 января, из армянских погромов в Баку, и насколько, с другой стороны, 20 января является самоценным явлением?

Хикмет Гаджи-заде: Ввод войск 20 января, конечно, связан с погромами 13 января – с этим никто не спорит, но эти погромы были спланированы, это был сценарий. Я лично был тому свидетель. 13 января в Баку начались погромы, которые якобы устраивали беженцы из Армении, откуда-то у них появились списки того, где живут армяне, хотя они города не знают. Я живу в самом центре, и у нас есть двор, в этом дворе стоял целый батальон хорошо экипированных солдат внутренних войск, они стояли там целый день, никто из них не сдвинулся. Во всем городе шли беспорядки всевозможного вида, в том числе какие-то ужасные события, связанные с убийствами и т.д. Никто не сдвинулся – это я как свидетель своими глазами видел. Это была такая известная опробованная тактика: дискредитировать национально-освободительное движение, чтобы потом ввести 20-го числа войска. А 13 января, когда начались все эти погромы, именно отряды Народного фронта ходили, спасали армян, они их по одному перевозили в Бакинский порт и там сажали на корабли. Я говорю как член правления Народного фронта в то время. Некоторых привозили в штаб Народного фронта – это все происходило на моих глазах, потом находилась машина, и их снова везли туда, на корабли, а потом уже в Астрахань или куда-то еще. Но потом по московскому телевидению мы все увидели совершенно другие комментарии, что вот, эти т.н. демократы на самом деле являются погромщиками, исламскими радикалами, и посмотрите, как они убивают людей и т.п. Естественно, после этого надо было уже ввести войска, но они ввели войска, когда уже все погромы закончились. Так что связь есть, я это подтверждаю.

Вадим Дубнов: Другая связь, о которой говорят, в том числе и азербайджанские эксперты, а некоторые пишут в своих воспоминаниях: были провокации и со стороны некоторых представителей, как вы называете, народно-освободительного движения.

Хикмет Гаджи-заде: К тому времени Народный фронт раскололся, и из него вышла некоторая радикальная группа. Эта радикальная группа как раз 13 января устроила большой митинг, ведь эти события начались после огромного митинга, и народ был настолько доведен до взрывного состояния. А потом уже пошли неуправляемые процессы, и ничего сделать невозможно было – двухмиллионный город, за которым не могла бы уследить даже огромная полиция, за тем, что происходит во всех кварталах. Вина этих радикалов заключается в том, что они вместо того, чтобы успокоить людей, которые постоянно переживали кризис от полученных плохих вестей с фронта или какие-то слухи, что вот, армяне наступают, а там советские танки движутся, там убили азербайджанца, здесь повесили детей, – и вместо того, чтобы успокоить, они, наоборот, накрутили все это дело. Это, я считаю, серьезная вина этих радикальных людей, которые к тому времени покинули Народный фронт.

Вадим Дубнов: Есть такой расхожий, на мой взгляд, совершенно несправедливый, неуклюжий тезис, что российские демократы и либералы заканчиваются там, где начинается украинский вопрос. Вот что происходит в азербайджанском обществе на эту тему с армянским вопросом? Иногда тоже создается впечатление, что азербайджанские демократы очень легко поддаются соблазну споткнуться об армянский вопрос – есть такое чувство?

Хикмет Гаджи-заде: Есть такое. Я не сказал бы, что ничего такого нет, я не хочу стать в оправдывающуюся позу, но надо признать, что we didn’t start the fire – на нас напали, поэтому мы всегда были в защищающемся положении, и отсюда такой вот военный психоз, паранойя. В то время же не было никаких Радио Свобод, мы только смотрели телевизор, и мы видим, что армяне наступают, и такое мнение, что Москва на их стороне, мы отсюда пишем письма, они не отвечают, и у населения такая идея, что это заговор против нас и т.д. Что касается официальной позиции демократического лагеря, то она заключается в следующем: армяне Карабаха являются полноправными гражданами Азербайджанской Республики, они будут пользоваться всеми правами, которыми пользуются национальные меньшинства по Европейской хартии о национальных меньшинствах. Для того чтобы они нормально, мирно жили в нашем государстве, наше государство должно стать демократическим – в авторитарный Азербайджан армян так, силком, не затащишь. Вот это официальная платформа партии «Мусават», которую я сам писал своей рукой.

Вадим Дубнов: Возвращаясь к теме 20 января, каковы главные отзвуки и воспоминания о том, что случилось почти 30 лет назад?

Хикмет Гаджи-заде: Есть два конкурирующих мнения – я бы не сказал, противоположных. Некоторые люди говорят, что это была напрасно пролитая кровь невинных людей, и, кстати, в этом виноваты и те, кто на митингах размахивал знаменами. Надо было спокойно сидеть дома, а тут вдруг убили 134 человека – это одна точка зрения. Другие говорят, что, нет, это было движение за независимость. Да, танки двигались к Баку, они хотели захватить нашу республику, отменить выборы, которые у нас были на носу, мы их не пускали, они в нас стреляли. А вот в борьбе люди погибли, да, но это герои, и 20 января – это не траур, а светлая дата нашей истории. Вот есть два таких мнения. Эти мнения высказывают люди разного типа. Люди общественно активные, размышляющие высказывают второе мнение, что это светлая дата. Те, которые выбирают спокойствие, порядок, высказывают первое мнение.

Вадим Дубнов: Учитывая двусмысленность российско-азербайджанских отношений, как это трактует власть?

Хикмет Гаджи-заде: Власть это трактует как движение за независимость. Нынешняя власть тоже приняла вторую точку зрения. Кстати, начало этому положил лично Гейдар Алиев, на которого люди из первой категории очень рассчитывали, что он придет и установит порядок и всех этих крикунов посадит на место, а он приехал и вдруг заявил, что это был светлый праздник, слава героям и т.д. И, в общем, они в растерянности теперь, но даже его сын – нынешний президент – признает 20 января светлой датой нашей борьбы и т.п., и каждый год он вместе с правительством посещает могилы героев. Про Россию обычно говорят таким образом, что это был (Михаил) Горбачев, виноваты Горбачев и его клика, а сейчас все по-другому, сейчас (Владимир) Путин, он другой, а тогда это были имперские люди – Горбачев, его жена, генерал такой-то, (Дмитрий) Язов и т.д, что у Горбачева было много армянских советников, в частности (Георгий) Шахназаров, они, мол, виноваты. Но в целом про Россию, что это экзистенциальная угроза, висящая над нами, так не говорят.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG