Accessibility links

«Окопавшийся» Жданов и вечная Абрыба


Одно из «сезонных» сообщений МЧС о пожарах привлекло мое внимание указанным в ней адресом. К счастью, тогда, 20 декабря прошлого года, обошлось без жертв и пострадавших, хотя весь частный двухэтажный дом выгорел полностью. А случилось данное событие на улице Жданова в Сухуме.

Я немножко оторопел, когда прочелэто. Какой такой Жданов? Тот самый подручный Сталина, глава его агитпропа, секретарь и член политбюро ЦК ВКП(б), душитель свободы творчества в советской культуре, гонитель Ахматовой, Зощенко и других выдающихся писателей, которых он именовал «литературными подонками»? Наверняка так, ибо был только один Жданов – Андрей Александрович, после смерти которого в 1948 году в возрасте 52 лет по СССР покатилась волна переименований в его честь, в частности, его родной город Мариуполь на Азовском море сорок с лишним лет после этого носил название Жданов. И только в конце 80-х на шестой части земной суши словно очнулись…

«Окопавшийся» Жданов и вечная Абрыба
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:43 0:00
Скачать

Было бы абсурдным предположить, что в администрации Сухума, Собрании города «окопались» тайные идеологические последователи и поклонники Андрея Жданова, который, кстати, никакого отношения к Абхазии никогда не имел. Мелькнула даже мысль: может, как это зачастую у нас бывает, улица давно переименована, но в СМИ просочилось старое название, которым по привычке продолжают пользоваться жители? Но нет, последняя версия отпала после того, как я набрал в поисковике «ул. Жданова в Сухуме». Один, как говорится, клик компьютерной мыши – и вот где, оказывается, находится эта улица: на северо-западной окраине города, близ улицы Кабардинской, ниже села Нижняя Яштхуа. И тут все прояснилось: улица, отдаленная от центра, малозначительная (возможно, если бы не этот пожар, я никогда бы и не узнал о ее существовании, хотя живу в той же части города), вот до ее переименования и не дошли руки. Нельзя исключать, что многие во властных структурах города не осведомлены о существовании в нем такой улицы, а представители молодого поколения и вовсе имеют смутное представление, кто такой Жданов.

Кстати, это распространенное явление: из-за названий больших, центральных улиц порой разворачиваются целые битвы, когда одна инициативная группа лоббирует одно, а другая – другое название, а про некоторые вообще забывают. Вот еще одна сухумская улочка – с диковинным названием Абрыба. О ней, коротенькой и расположенной близ моря, у Национальной библиотеки и завода «Сухумприбор», мало кто знает даже из коренных сухумцев. Произошло оно от названия организации «Абхазская рыба», которая некогда там дислоцировалась. Хотите верьте, хотите нет, но я прикалывался в прессе над названием этой улицы еще в советские годы, в сатирической заметке о неудачных, а то и нелепых наименованиях в столице Абхазии. И что же? Данное название (российские туристы как-то спрашивали: «Это такая абхазская фамилия?») успешно пережило и брежневский застой, и горбачевскую перестройку, и власть правительства Автономной Республики Абхазия, и продолжает существование в частично признанной Республике Абхазия…

Про сухумскую улицу Жданова, а заодно и про улицу Абрыба я вспомнил и рассказал в прошлую пятницу в Союзе писателей Абхазии, когда члены СП собрались для составления коллективного письма в Собрание Гудаутского района. А смысл письма был в следующем. Какая-то инициативная группа в Гудауте обратилась в районное Собрание с предложением о переименовании городской улицы в улицу имени одной из жертв сталинско-бериевских репрессий: мол, этот человек на ней некогда жил. И все бы хорошо, только эта улица уже давно носит имя известного абхазского писателя Михи Лакрба (русский вариант – Михаил Лакербай), автора знаменитых новелл, умершего в 1965 году. При всем уважении к памяти репрессированного, его имя можно, думается, увековечить каким-то иным способом – назвать им, скажем, школу или еще что-то, но не создавать конфликт на ровном месте. Конфликт же был неизбежен, ибо имя Михи Лакрба известно каждому абхазу, и как-то непонятно, почему инициаторы думали, что никто не возразит по поводу такого переименования.

По ходу разговора в Союзе писателей выяснилось: зампредседателя районного Собрания, с которым говорили по телефону, сказал, что, да, такое обращение инициативной группы поступило, но поддержки у депутатов не получило. Тем не менее писатели решили все же направить в Собрание письмо, в котором высказали свое резко отрицательное отношение к возможному переименованию улицы Михи Лакрба.

Будем надеяться, что в данном случае возобладает… не буду даже говорить «мудрость», а элементарный здравый смысл, и упомянутая инициативная группа переориентируется на другой способ увековечения памяти жертвы репрессий.

Тут нельзя не вспомнить об эпизодах послевоенной истории Абхазии, когда из-за названий улиц разгорались нешуточные страсти. После того как по предложению одной инициативной группы Бзыбское шоссе в Сухуме было переименовано в улицу Бориса Адлейба (руководитель Абхазии позднесоветского периода), начались протесты в целой исторической области Абхазии – Бзыбской. И тяжба по этому вопросу продолжалась весьма долго, включая полемику в СМИ и даже народные сходы, пока не остановились на некоем компромиссном решении. Вот так, на ровном месте возникло обострение так называемого районного противостояния в Абхазии.

В другом случае – с переименованием сухумского проспекта Мира – в основе противостояния была внутриполитическая составляющая. После ухода из жизни в 2010 году первого президента Абхазии Владислава Ардзинба по предложению оппозиционных тогда политиков, тесно связанных с семьей покойного, было решено переименовать улицу Аиааира (Победы – абх.) в улицу Владислава Ардзинба, поскольку именно по этой улице пролегал его последний путь во время похорон в село Нижняя Эшера. Но убрать вообще с карты города название «Аиааира» было бы опрометчиво для любой политической силы, и потому инициативная группа предложила назвать так проходящий параллельно проспект Мира. Но тут уж воспротивился тогдашний президент Сергей Багапш, заявивший, что это слово очень дорого для жителей столицы Абхазии, и предложивший переименовать на «Аиааира» другую улицу в центре города. Тем не менее Собрание г. Сухума, первое решение которого он своей президентской властью отменил, вторично проголосовало за переименование проспекта Мира… В итоге разразился, считай, политический кризис – ни одна из сторон не хотела уступать, не желая «проявить слабость». Подобно тому, как бывает двоевластие, одни сухумцы долго употребляли старое название проспекта, а другие – новое… И лишь уход из жизни Багапша это «двоевластие» потихоньку прекратил: сейчас на всех зданиях проспекта красуются таблички с названием «Аиааира».

Кстати, в ходе встречи в Союзе писателей вспомнили, что близится 90-летие со дня рождения Фазиля Искандера, ушедшего из жизни два с половиной года назад, но так пока и не принято решение о том, какую улицу в Сухуме назвать его именем. Ничего, конечно, страшного нет в том, что с этим решением медлят; главное – чтобы оно оказалось взвешенным, соответствовало бы значению писателя для его родины и всего постсоветского пространства и устроило бы всех.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Виталий Шария

    В 1969 году окончил сухумскую 7-ю среднюю школу, в 1974 году – факультет журналистики Белорусского госуниверситета.

    В 1975-1991 годах работал в газете  «Советская Абхазия», в 1991-1993 годах – заместитель главного редактора газеты «Республика Абхазия».

    С 1994 года – главный редактор независимой газеты «Эхо Абхазии».

    Заслуженный журналист Абхазии, член Союза журналистов и Союза писателей Абхазии.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG