Accessibility links

Как принимали абхазского писателя на родине Маркеса


Площадь Боливара (Богота)

Недавно прозаик, директор Абхазского книжного издательства Даур Начкебиа совершил поездку в Южную Америку, где в колумбийской столице Боготе проходила международная ежегодная книжная ярмарка, крупнейшая, как говорят, в испаноязычном мире. Приглашен он туда был неспроста: не так давно в издательстве «Поклонка Эдиторес» был издан в переводе на испанский язык его роман «Берег ночи».

Разумеется, произведения тех абхазских писателей, которых ныне принято называть классиками национальной литературы, переводились ранее на многие языки мира; то есть самим фактом этого, как говорится, никого не удивишь. Но тут надо учесть важное обстоятельство, что происходило это в пору, когда в СССР на государственном уровне работала мощная структура, занятая пропагандой достижений национальных литератур Союза. В последнюю четверть века, как хорошо известно, на постсоветском пространстве произошло в той или иной мере падение интереса к художественному слову, престижа писательской профессии, и лишь в самое последнее время начали восстанавливаться былые межнациональные литературные связи. И Даур Начкебиа, который пишет как на абхазском, так и на русском языках и в предвоенное время относился к младшему поколению абхазских писателей, стал, можно сказать, новым первопроходцем на данном пути. Тот же его роман, впервые изданный в 2007 году в Москве, вышел затем на хорватском языке в Боснии и Герцеговине, на сербском – в Белграде, грузинском – в Тбилиси, армянском – в Ереване. Действие романа начинается во время Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов, а продолжается в первые послевоенные годы…

Как принимали абхазского писателя на родине Маркеса
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:16 0:00
Скачать

На днях мы встретились с Дауром Начкебиа и поговорили о первой в его жизни поездке за океан, на американский континент. А начали, конечно, с истории выхода его книги в далекой Колумбии. Даур рассказал:

«Сперва один мой друг московский, поэт, издатель, есть такой, Максим Амелин, он по своим каналам послал текст романа в Гавану, на Кубу. Там есть, считается одной из лучших переводчиц с русского на испанский, Марсиа Гаска, училась в советское время в Одессе, в совершенстве знает русский язык. Роман ей очень понравился, и она одним махом перевела его. После этого она опять же своим давним партнерам, знакомым в независимом издательств в Колумбии предложила издать этот перевод. Вот так это издательство на свой страх и риск выпустило мой роман в конце 2017 года. Приглашали они меня и в прошлом году тоже на эту ярмарку, но я не смог поехать».

В этом году снова пришло приглашение, причем отмечали, что его книга была с интересом встречена в Колумбии. Семья не хотела отпускать его одного в такую даль, и с ним поехала младшая дочь, которая окончила в Москве музыкальную академию имени Гнесиных, работает в театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, владеет английским и французским языками. (В Боготе у них была местная переводчица.) Материально им помогло правительство Абхазии, выделившее деньги на поездку, так как авиабилеты, естественно, дорогие. Начкебиа говорит:

«Ну, далековато, конечно. Мы летели как? Сперва Москва – Париж, четыре часа. Потом Париж – Богота, десять часов. Обратно Богота – Картахена. Это тоже Колумбия, север Колумбии. Там столица, Богота, находится на высоте 2 600 метров над уровнем моря, и самолеты не могут взлетать с полным баком: воздух разрежен. И они обычно дозаправляются в ближайших аэропортах. Огромная страна - миллионов сто с чем-то квадратных километров, пятьдесят миллионов жителей. Очень сложная страна. Со своими внутренними проблемами.

– Наркомафия…

– Наркомафия, потом какие-то вооруженные формирования до сих пор находятся в лесах. Незадолго до нашего приезда там был митинг. Нам показывали фотографии. Лозунги: «Не допустим коммунизма в Колумбию!» Путина они считают главным коммунистом в мире. (Смеется.) Представляешь? Общество у них четко почти половина на половину разделено по своим политическим пристрастиям. Мне рассказывали, что половина колумбийцев ненавидит Маркеса, считая его «красным», а половина боготворит Маркеса, считая его «красным». Представляешь? Даже когда он умер, одна активистка консервативного блока написала: «Туда ему и дорога. Там он со своим команданте встретится в аду». Фидель (Кастро) же раньше умер. Вот такие страсти. Я думал: наше общество политизированное, а там еще гораздо сложнее».

Я засомневался, что Кастро умер раньше Маркеса, потом уточнил, и оказалось, что действительно это случилось на два с половиной года позже, в ноябре 2016-го. Может, активистка высказала пожелание, чтоб они «там» быстрее встретились с престарелым Фиделем? Что касается лауреата Нобелевской премии по литературе колумбийца Габриэля Гарсиа Маркеса, то, возможно, его особая популярность в Советском Союзе в 70-80-е годы была связана, в частности, и с тем, что он был левым по политическим взглядам? «Сто лет одиночества», «Осень патриарха», «Полковнику никто не пишет» – это все названия, засевшие в голове у множества людей на постсоветском пространстве.

А вот в Колумбии, говорит Даур Капитонович, мировой успех их земляка, как ни странно, не вызвал в свое время «литературного бума», и, пожалуй, именно сейчас в стране наблюдается повышение интереса к литературе. Бесподобны прекрасные книжные магазины в Боготе, каких и в Москве не увидишь … В ходе десятидневной книжной ярмарки Начкебиа приглашали в два университета на встречи с читателями его романа, на радио… Он вспоминает:

«Было заметно, что некоторые студенты очень внимательно прочли, пытливо прочли. И интересные, точные вопросы задавали. Вообще о писательстве, о литературе.

– А как они воспринимали прочитанное? Они могли перенести твоих героев, их мысли и действия в Колумбию?

– Они представляли, да. Я начинал с того, что люди говорят на разных языках, но чувствуют одинаково. Мы же читаем их романы и понимаем. Я не считаю свой роман военным или антивоенным. Я считаю, что это просто роман».

Было много вопросов про Абхазию, о которой в Колумбии слышали, конечно, очень немногие. Колумбийцы были весьма удивлены, когда узнали, что в Абхазии похоронен проповедовавший в ней апостол Симон Кананит.

Даур Начкебиа высказал мысль, что наше государство должно активнее заниматься продвижением абхазской культуры за рубежом, причем не только на постсоветском пространстве, но и в дальнем зарубежье. Он говорит:

«Мы должны заниматься, и это, в общем, не так дорого, как некоторые могут подумать. Вот представь себе: во Франции, скажем, вышел сборник рассказов абхазских писателей. Состоялась презентация. Какие-то журналисты пришли туда, какие-то интеллектуалы, писатели. И они об этом написали в интернете, в газете, рассказали на телевидении, радио. Мы должны множить число людей, знающих нас, сочувствующих нам, понимающих нас. Именно в среде культурной. А не ждать, пока политики примут решение. Когда это произойдет, вообще неизвестно, и произойдет ли в ближайшем будущем».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG