Accessibility links

Премия Искандера и феномен Владимира Делба


Владимир Делба

В августе 2016 года, вскоре после ухода из жизни выдающегося писателя, «певца Абхазии» Фазиля Искандера, Русский ПЕН-центр, вице-президентом которого он был, учредил ежегодную международную премию его имени.

И вот недавно, 2 декабря, в Большом зале Библиотеки искусств имени Боголюбова в Москве в третий раз состоялась торжественная церемония вручения Искандеровской премии. В номинации «проза» лучшими были признаны двое – Владимир Делба за сборник «Звездная пыль моих воспоминаний» и Анатолий Курчаткин за роман «Минус 273 градуса по Цельсию». Владимир Делба, разделивший премию со столь именитым русским писателем, в выступлении на вручении отметил:

«Попасть в шорт-лист премии уже было для меня большой наградой и достижением, а то, что меня удостоили звания лауреата, – большая неожиданность. Я буду стараться продолжать писать и участвовать в этом конкурсе. Спасибо не только за праздник, но и за память о Фазиле. Мне в жизни повезло, я был с ним знаком. Мы все на него равняемся».

Да, по сути, все выступавшие на церемонии обращались к памяти нашего великого земляка. Так, Артемий Леонтьев, удостоенный специального диплома за роман «Варшава, Элохим! Рай» отметил, что творчество Фазиля Искандера близко и дорого ему.

«Я, будучи уральцем, могу сказать, что Абхазия Искандера стала и моей республикой. Не важно, где живет читатель; знакомясь с творчеством Искандера, погружаясь в его страницы, так глубоко проникаешься, так ярко чувствуешь Абхазию! Все становится родным».

Получивший специальный диплом в номинации «поэзия» за сборник «Косточка мира» Владимир Пучков признался.

«Искандеровское «Созвездие козлотура», которое я когда-то взял в руки, потрясло меня. До сих пор помню эти восторг и ощущение творческого полета, которые и должно дарить искусство».

Президент Русского ПЕН-центра Евгений Попов сказал:

«Назови я Фазиля несколько лет тому назад великим, поймал бы его укоризненный взгляд. Он жил так же, как и писал, неторопливо, никогда не становился на цыпочки, ни перед кем не унижался, от нечего делать не оскорблял, перечислять можно бесконечно. Образцовый писатель, создатель большого мира, равнозначного миру Маркеса и Фолкнера».

Если обратиться к недолгой еще истории присуждения Международной премии Фазиля Искандера и участия в нем представителей Абхазии, то она вкратце такова. Надо ли говорить, что учреждение этой премии Русским ПЕН-центром было воспринято абхазской общественностью с большой благодарностью за уважение к памяти нашего земляка, а немногочисленными литераторами из Абхазии, пишущими на русском языке, – еще и с энтузиазмом и надеждами на успешное участие в нем. Согласно объявленным условиям, все произведения, принятые к рассмотрению членами жюри, должны быть написаны на русском языке и изданы в течение двух предыдущих лет в книгах, или большими подборками в журналах, альманахах и выдвинуты одним из членов ПЕН-центра. И надо же: в первый сезон премии в номинации «проза» среди 36 работ авторов из разных стран оказались книги троих абхазов из Абхазии и одного из Москвы – Владимира Делба. Сейчас-то понятно, что просто так совпало: у всех у них в 2015-2016 годах выходили прозаические книги, и они «бросились на штурм» только что учрежденной премии. До меня даже дошел разговор – как говорится, через третьи руки, что кто-то из московских литераторов удивлялся, возможно, в шутку, в связи с энергичными поисками авторами из Абхазии тех членов ПЕН-центра, кто мог бы их выдвинуть: «Может, абхазы решили, что это специально для них премия?» Но будем реалистами, победить в номинации «проза» и получить единственную премию – полмиллиона рублей – с учетом того, что среди претендентов находилось много маститых российских писателей, было чрезвычайно трудно. Так что когда двое из абхазов получили дипломы, это, разумеется, было для них большим достижением и предметом гордости.

В следующем, 2017 году к трем номинациям оргкомитет добавил еще одну – «Чегемские высоты» – для молодых писателей, не старше 35 лет, из Абхазии и всего Кавказа. Ясно, что организаторы решили не только поощрить молодых, но и как-то выделить литераторов, представляющих родину Фазиля Искандера, уделить им дополнительное внимание. Но в то же время, наверное, рассудили, что из маленькой Абхазии может и не найтись достаточного числа молодых авторов, пишущих на русском языке, и совершенно резонно решили расширить этот круг до всего Кавказа. Мы с председателем Союза писателей Абхазии Вахтангом Абхазоу сошлись тогда во мнении: нельзя, чтобы, как говорится, протянутая рука Русского ПЕН-центра повисла в воздухе, надо побеспокоиться о номинантах от Абхазии для «Чегемских высот», не надеясь на «самотек».. Но, увы, хоть мы потратили немало времени и усилий на поиски, подходящих кандидатур не нашлось. Действительно, тут ведь мало, чтобы вышла хоть какая-то книга, надо, чтобы она была по содержанию достойна выдвижения на престижную премию. Да даже «хоть какая-то книга» при очень малом числе литераторов в Абхазии, пишущих на русском языке, выходит у нас далеко не каждый год. Увы, во второй и третий сезоны премии ни изданных книг, ни напечатанных больших подборок в журналах и альманахах в течение двух предыдущих лет у авторов, которые могли бы представлять Республику Абхазия, просто не было.

Между тем одно из наших местных интернет-изданий каждый год в марте, когда заканчивался прием произведений, обращался в оргкомитет премии с просьбой дать небольшое интервью о том, как идет их отбор. И в нынешнем году в ответ прозвучало следующее: «К сожалению, от Абхазии представлено мало работ. «Это «Звездная пыль моих воспоминаний» Владимира Делба. И, пожалуй, все. Честно говоря, я не совсем понимаю, с чем это связано». Увы, один из парадоксов нашего времени заключается в том, что, несмотря на гораздо более развитые ныне средства коммуникации, имею в виду прежде всего интернет, после распада СССР личные контакты писателей в некогда общей стране значительно ослабли (сохранились, главным образом, связи литераторов старшего поколения, под 80 лет и выше). И только в последние годы эти контакты стали возрождаться. Плюс раздробленность писательского сообщества в России по идеологическим и иным мотивам на разные организации…

Благо, существует такая вещь, как социальная сеть «Фейсбук». Я связался по нему с одним из организаторов премии и кратко написал ему в «личку» о возникшей курьезной ситуации, постарался убедить, что ни о какой сознательной пассивности в этом плане наших литераторов, их невнимании к премии и речи не может быть. Объяснил, что, учитывая масштабы Абхазии и то, что подавляющее большинство писателей в ней пишет на абхазском, а не на русском, удивительным, пожалуй, следует считать не то, что в последние два года на премию номинировалось столь мало представителей Абхазии и ни одного, живущего в ней, а то, что в первый год номинировалось столь много. Меня поблагодарили за информацию. В ходе нашей дальнейшей переписки я рассказал о троих новых авторах из Абхазии, двух абхазах и одном армянине, которые вполне могут быть выдвинуты на премию в следующий сезон, причем в трех разных номинациях, и уже мечтают об этом. Ну, а в последующем, уверен, будут появляться новые книги и журнальные публикации у таких уже давно привлекших к себе внимание читающей публики писателей, живущих в Абхазии, как Надежда Венедиктова, Константин Гердов, Даур Начкебиа, который пишет как на абхазском, так и на русском, и их произведения будут номинированы на премию Фазиля Искандера.

Ну, и вернусь к нашему лауреату – Владимиру Делба, прозаику, поэту, эссеисту. Я уже рассказывал о нем на «Эхе Кавказа», в частности, в публикации «Наша маленькая Одесса» в октябре 2012 года, сразу после того, как в Сухуме состоялась презентация вышедшей в Москве его первой книги рассказов «Сухумский стереоскоп». Судьба его чем-то схожа с судьбой самого Искандера – в том смысле, что он тоже родился (24 мая 1946 года) и вырос в Сухуме, а большую часть жизни провел в Москве. Но он был художником по профессии, в частности, работал художником-иллюстратором в книжных издательствах и журналах, а вот первую собственную книгу издал в… 68 лет.

Это можно назвать одной из составляющих феномена Владимира Делба как литератора. Ведь за редчайшим исключением писательский талант проявляется и становится известен окружающим в юности и даже детстве автора. А другой составляющей этого феномена я бы назвал то, что он, словно былинный Илья Муромец, просидевший тридцать три года на печи и «накопивший» силушку богатырскую, начал затем выпускать книги чуть ли не каждый год. Так, в 2013 году в Москве была издана «Амра, галеон юности моей», в 2014-м – «Тетрис: синестезия в стиле стакатто-джаз», в 2015-м – «Апсны, обитель души моей»…

Мне, кстати, почему-то до самого недавнего времени представлялось, что в книгу «Звездная пыль моих воспоминаний», отмеченную только что премией Фазиля Искандера, автор включил произведения и из первых своих книг, пронизанные искандеровским юмором и колоритом старого Сухума, с умилительными неправильностями русской речи жителей этого многонационального города конца пятидесятых – начала шестидесятых годов прошлого века. Но нет, в книге были новые для меня произведения, в большинстве которых автор словно торопится поделиться воспоминаниями своей юности, в которых запечатлелась эпоха. Поскольку на сайте «Абхазская интернет-библиотека» текста этой книги пока нет, я раздобыл на днях ее бумажную версию и успел прочесть. Особенно впечатлила повесть «Девятое мая генерала Василенко», полумистическое пронзительное повествование, в котором всплывают воспоминания об ужасах ГУЛАГа, очень далекое от веселого колорита «Сухумского стереоскопа».

Поздравив по электронной почте Владимира Михайловича с большим творческим успехом, я выразил надежду, что меня, как и других, ждет еще немало встреч с героями его новых произведений.

Отвечая сегодня на ряд моих вопросов, Делба рассказал:

«Будучи студентом московского вуза, изредка писал небольшие репортажи для газеты «Советская Абхазия», журнала «Амцабз», при этом не испытывал тяги к журналистике и литературе. Сборник рассказов «Сухумский стереоскоп» появился на свет неожиданно для меня самого, был издан в 2012 году по инициативе академика Тараса Шамба, при финансовой помощи друзей… Честно говоря, я сам удивляюсь объему личного архива, спрятанного внутри меня! Город наш был воистину уникален, история страны и народа трагична, но в ней, помимо страданий и героики, много светлого, веселого, даже озорного порой. Так что с сюжетами проблем нет. Очередная книга, над которой я работаю сейчас, тоже родом из Сухума моих школьных лет… Скажу еще, что давно мечтаю написать книгу, в которой хочу отдать дань памяти нашим землякам, в том числе своим родственникам, безвинно репрессированным в черные тридцатые. Но это очень сложная работа, скрупулезная и длительная».

А условия нового сезона премии Искандера будут, насколько знаю, объявлены в конце января 2020 года.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG