Accessibility links

Марыхуба снова разбушевался


Примерно такая же буря бушевала в абхазском обществе лет 16-17 назад после выхода в свет в 2000 году книги того же автора «Очерки политической истории Абхазии»

Вот уже несколько дней абхазская творческая интеллигенция «гудит», обсуждая появившуюся в продаже увесистую, почти 450-страничную книгу старшего научного сотрудника отдела истории Абхазского института гуманитарных исследований Игоря Марыхуба «Против фальсификации вопросов истории Абхазии».

Один приятель сказал мне, что не собирается покупать ее в книжном магазине, тратить на нее 600 с лишним рублей и тем самым помогать в реализации «провокационного издания». Так считают и некоторые его знакомые, которые вместо этого… ксерокопируют книгу. А еще она, говорят, «гуляет» уже в интернете. Но тем не менее, встретившись в понедельник случайно в центре Сухума, у здания администрации города, мы с этим приятелем зашли в пару расположенных неподалеку книжных магазинов. В одном сказали, что все экземпляры уже проданы (правда, было их пока только десять). В другом нас, не успевших ничего сказать, сразу встретили вопросом и ответом: «Марыхуба? Нет, у нас ее и не было». Мы переглянулись: «Да, самый легкий способ: написать гадость про ближних – и ты уже автор «бестселлера». Третий книжный магазин оказался закрыт. Но потом я все же взял на пару дней ознакомиться с книгой у знакомого, успевшего ее купить.

А вчера пресс-служба президента Абхазии выступила с заявлением: «О книге Игоря Марыхуба: своевольные размышления автора способны нанести ущерб единству и сплоченности нашего народа». В нем говорится: «В последние дни в некоторых социальных сетях, в абхазском обществе идет обсуждение книги Игоря Марыхуба под названием «Против фальсификации вопросов истории Абхазии». Ознакомившись с содержанием данного издания, нетрудно убедиться в том, что оно построено преимущественно на слухах и домыслах, нежели на глубоко аргументированных доводах. Характерно, что вместо серьезного научного анализа и обобщения тех или иных политических фактов, событий, связанных с новейшей историей Абхазии, автор книги нередко прибегает к их достаточно субъективной, во многом предвзятой оценке. Не могут не вызывать негативную реакцию огульные, совершенно необоснованные выпады И. Марыхуба против многих видных представителей абхазской интеллигенции, начиная с основоположника абхазской литературы Дмитрия Иосифовича Гулиа. Произвольные и своевольные размышления и интерпретации автора, связанные с военно-политической историей Бзыбской и Абжуйской Абхазии, могут восприниматься как сугубо провокационные, способные нанести ущерб единству и сплоченности нашего народа, составляющих духовную и идеологическую основу нашего развития. Следует отметить, что это не первая книга автора, вызывавшая накал политических страстей в обществе. Считаем, что Абхазский институт гуманитарных исследований им. Д. И. Гулиа, где работает автор, Академия наук республики должны выразить свое принципиальное отношение к данному антинаучному изданию и впредь не допускать выхода в свет публикаций, не получивших соответствующей рекомендации ученого совета и экспертного сообщества в целом».

Почти одновременно на сайте ГИА «Апсныпресс» появилась публикация «Ашуба: на книге «Против фальсификации вопросов истории Абхазии» нет грифа АбИГИ». В ней, в частности, говорится: «Вокруг издания развернулись горячие дискуссии. В этой связи директор Абхазского института гуманитарных исследований Арда Ашуба прокомментировал «Апсныпресс» ситуацию. Он сообщил, что книга не издавалась институтом, на издании нет грифа Абхазского института. Издание книги также не обсуждалось в отделе истории и на научном совете. Эта книга издана собственными силами автора, и ответственность за нее несет сам автор. Ашуба подчеркнул, что в книге использованы некорректные слова в адрес общественных деятелей, писателей и ученых.

Что касается мнений, высказанных в «Фуйсбуке» и на интернет-форумах, то там прозвучали и продолжают звучать куда менее сдержанные отклики. Вот что в первом своем посте на эту тему на эмоциях написал один известный в Абхазии человек, на костях отца и матери которого Марыхуба, выражаясь фигурально, в очередной раз потоптался: «Чьи могилы он ворошит?! Был бы он на пару десятков лет помладше… эта старая, выжившая из ума плешивая дворняжка пытается очернить всю нашу интеллигенцию! Можно, конечно, вытащить его за уши, поставить на колени в пантеоне, где они похоронены, но стоит ли он этого?! Его счастье, что ему уже за 70...»

Большинство комментаторов сходится в том, что этот человек, которому в будущем январе должно исполниться 72 года, активно участвовал в национально-освободительном движении, но во время войны никак себя не проявил, а из-за его трудно выносимого характера его даже с поста председателя Народной партии Абхазии вскоре после ее создания сняли. Не шибко грамотный, но обладающий непомерными амбициями, обозлен на весь мир, ибо считает себя недооцененным. И вот он нашел способ самоутверждения в свержении авторитетов и сведении личных счетов.

Поистине, все возвращается на круги своя! Примерно такая же буря бушевала в абхазском обществе лет 16-17 назад после выхода в свет в 2000 году книги того же автора «Очерки политической истории Абхазии». Кстати, для меня до сих пор остается загадкой, почему он повторил тут дословно название популярной книги историка Станислава Лакоба, вышедшей за десять лет до этого, накануне грузино-абхазской войны. Впрочем, об одной из причин можно говорить уверенно: просто до выхода книги не было никого, кто мог бы напомнить автору об этом совпадении и объяснить, что так делать нехорошо, так не делается. Директор издательско-полиграфического объединения республики (ныне «Дом печати»), где была напечатана книга, Роман Аргун сообщил тогда в прессе, что Марыхуба обещал ему представить рецензию на рукопись из АбИГИ, но обманул, и в итоге до выхода книги в свет никто, кроме техсотрудника типографии, ее не читал. Книга же, вышедшая в 2017-м, гораздо более объемистая, печаталась в Краснодаре, и один из вопросов, часто повторяемых возмущенными интернет-комментаторами, на чьи деньги и с чьей помощью это было сделано.

Так или иначе, но после выхода в конце 2000 года «Очерков…» 20 февраля 2001 года в АбИГИ состоялось ее обсуждение, которое затем сам Марыхуба в своем открытом письме генпрокурору Абхазии назвал «судилищем». Открытое же письмо появилось вот почему. Близкие родственники Баграта Шинкуба, Кумфа Ломия, Нелли Тарба, Алексея Джения, Георгия Дзидзария обратились в Генпрокуратуру с требованием привлечь его к уголовной ответственности за клевету и оскорбления в адрес этих известных в Абхазии личностей. В открытом письме Игорь Ражденович произносит много комплиментов в адрес перечисленных лиц и уверяет, что у него не было намерения оскорблять их честь и достоинство.

В итоге Игоря Марыхуба все же пожалели и не стали возбуждать против него дело. Безусловно, сыграло роль и интервью, которое первый президент Абхазии Владислав Ардзинба, в администрации которого несколько лет проработал Марыхуба, дал газете «Республика Абхазия»: действительно, совсем уж тогда автора «Очерков…» заклевали. Правда, характерно, что начал Владислав Григорьевич так: «Честно говоря, с самого начала я не понял, на каком языке эта книга написана… Иногда бывает, что за книгу, которая вышла, бывает стыдно из-за языка, на котором она написана».

Летом 2001 года Марыхуба решил напечатать упомянутое открытое письмо в газете «Эхо Абхазии», которую я редактирую. Не стал ему отказывать (в конце концов, имеет же человек право высказаться), тем более что письмо в значительной мере носило покаянный характер. Но предложил дополнить публикацию своим интервью с ним. Однако когда Игорь Ражденович познакомился в редакции с рукописью этого интервью, то «забился в падучей гнева»: почему-то до этого он предполагал, что я должен быть его рупором и лишь поддакивать ему. И побежал в редакцию другой газеты публиковать жалобу-пасквиль на меня. Это, конечно, было нечто – полемика не с публикацией, а с наброском рукописи! В итоге мне пришлось отвечать ему публикацией «Марыхуба разбушевался».

На десять с лишним лет он притих. Но в начале 2013 года напечатал еще в одной газете статью, в которой многие увидели поддержку анонимно, под псевдонимом «Хасан Гечба» выпущенной незадолго до этого книжки «Защитники и предатели Абхазии». Та книжонка, работающая на раскол абхазского народа по «районному принципу», была с негодованием осуждена и властью, и обществом. В опубликованной в апреле того же года в «Эхо Абхазии» статье народного писателя Абхазии Алексея Гогуа под ироническим заголовком «Шашка, пушка и кинжал на одной руке держал» было даже высказано предположение, что Марыхуба непосредственно причастен к написанию книжки Хасана Гечба.

По мнению некоторых, Гогуа в той своей статье морально уничтожил Марыхуба, и именно потому тот не стал никак на нее в прессе реагировать. Другие же объясняли его молчание просто тем, что ни одна газета не стала бы его ответ печатать. И вот теперь выяснилось, что он таки, как сам пишет об этом в первых строках, ответил на статью Гогуа многостраничной книгой. Причастность к творению Хасана Гечба Марыхуба в новой книге категорически отрицает, более того, осуждает так называемый районный патриотизм – противопоставление выходцев из двух исторических областей Абхазии и восхваление «своих». Но почему-то получается так, что все крупные фигуры – мишени его обличений – оказываются «из другого района». А обличает он многих, посвящая им отдельные главы, а то и несколько глав, – от Алексея Гогуа и Джумы Ахуба до Дмитрия Гулиа и Ефрема Эшба. Да, да, того самого, которого прославлял в своей вышедшей в 1997 году книге под названием «Ефрем Эшба».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG