Accessibility links

Южная Осетия: специфика посещения республики


Необходимость правового регулирования в вопросах, связанных с посещением Южной Осетии иностранцами, возникла только после 2008 года

Югоосетинские эксперты анализируют опубликованную статистику Погрануправления республики за 2017 год и обсуждают некоторые проблемы, которые возникают у иностранцев, решивших приехать в Южную Осетию.

По данным пресс-службы Комитета государственной безопасности Южной Осетии, в 2017 году на территорию республики через пункт пропуска «Рук» въехало 4348 иностранцев. При этом к их числу ведомство не относит граждан Российской Федерации, Республики Абхазия и Республики Никарагуа. Также в 2017 году было выдано 2003 миграционные карты.

По словам югоосетинского эксперта Алана Джуссоева, это не следует понимать так, будто в Южной Осетии одновременно трудятся 2003 гастарбайтера. Речь идет об общем количестве иностранных рабочих, в основном из стран Центральной Азии, которые в течение года сменяли друг друга, трудились вахтенным способом или работали в разное время на различных объектах, в первую очередь тех, которые возводятся в рамках инвестиционной программы.

Южная Осетия: специфика посещения республики
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:32 0:00
Скачать

Что касается прочих иностранцев, а это где-то 2300 человек, среди них значительную долю составляют гости из ДНР и ЛНР – это и делегации от самопровозглашенных республик Донбасса, и дети, которые приезжали отдыхать на летние каникулы.

115 иностранным гражданам было отказано во въезде на территорию Южной Осетии. Как сообщает пресс-служба КГБ, в связи с неправильным оформлением или отсутствием действительных документов на право пересечения государственной границы РЮО.

Наверное, в этой части приведенной статистики можно усомниться хотя бы потому, что не все случаи отказа сопровождаются официальным ответом с указанием причин.

По югоосетинским законам для граждан государств, с которыми у Российской Федерации установлен визовый режим, въезд по собственной инициативе в принципе не предусмотрен – только по приглашению. Пригласить может гражданин республики либо местная организация – в гости, на работу или в турпоездку. Для въезда на территорию Республики Южная Осетия необходимо наличие как минимум двукратной российской визы. Рассматриваются приглашения в Цхинвале, в консульском отделе МИДа, причем долго – до 30 дней.

Успех предприятия не гарантирован, даже если вам кажется, что все документы в порядке и вас трудно заподозрить в нелояльности. Поэтому, считает югоосетинский блогер Алан Парастаев, желающим посетить республику не стоит собирать чемоданы заблаговременно:

«Проблема еще и в том, что чиновники не хотят брать на себя ответственность, они разучились это делать. Сдаешь документы в МИД. По всему видно, что МИД, в принципе, согласен, не видит ничего плохого в визите приглашаемого человека, но в итоге говорит "нет" без объяснений, кивая на "некие органы", которые считают его визит нежелательным. Я обращаюсь в эти органы – они молчат, не дают тебе ответ. В итоге "нет" получается вербальным, что неприемлемо для государства. В итоге наша республика выглядит не в лучшем свете. Нет четко мотивированного отказа, но он должен быть. Против него я ничего не имею, есть люди, визит которых нам нежелателен, так скажите мне об этом, я и тоже буду знать».

По словам Алана Джуссоева, у Южной Осетии еще слишком мало опыта в этой сфере – необходимость правового регулирования в вопросах, связанных с посещением республики иностранцами, возникла только после 2008 года. До этого единичные случаи решались в частном порядке.

С тех пор законодательство в этой сфере постепенно меняется, как некий компромисс между мировой практикой, естественным желанием упростить процедуру въезда и местной спецификой. С одной стороны, специфика – в ограниченном статусе республики, что накладывает определенный отпечаток, например, на процедуру въезда из государств, не признающих Южную Осетию. С другой – в окружении республики – на севере граница с дружественным государством, признающим республику, а на юге, по сути, линия конфликта.

В этом смысле объяснимы и требования закона, чтобы все иностранцы были приглашенными, т.е. опекаемыми кем-то из местных, знающих местные реалии. Понятны и некоторые отказы на въезд в республику, которая все еще находится в состоянии конфликта, пусть и замороженного, говорит Алан Джуссоев:

«Нам нужно следить за многими вещами, в том числе, чтобы наши гости не попали в историю с нарушением погранзоны или, еще хуже, не перешли на грузинскую территорию. Они-то приехали к нам, и нам за них отвечать. У нас бывали случаи, когда к нам через российскую границу приезжал гражданин Армении, потом каким-то образом он попадал в Грузию, и там его сажали за незаконное пересечение границы. Так что своя специфика есть, нельзя сказать, что все решается быстро, но все же решается, и законодательство реформируется по мере того, как меняется реальность. Скажет так: сегодня законодательство лучше, чем было два-три года назад».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетии

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG