Accessibility links

Собачьи проблемы, или Кто в ответе за грозного Бобби? 


В столице, согласно данным Агентства по мониторингу животных, на сегодняшний день проживает от 43 до 50 тысяч бездомных собак

4 апреля мир отмечает День защиты бездомных животных. Как к ним относятся в Тбилиси? Какие претензии есть у защитников животных и ветеринаров к профильной службе городской мэрии?

Хозяйки Верийского парка – лохматая Бурдзгла и Эпи, ласково прозванная так из-за своего заболевания – эпилепсии. Хромой грозный Бобби – старожила парка Ваке. Сад Букиа – это добряк Максимус. А визитная карточка «Мзиури» – Мурада, «служба охраны» местного социального кафе. Ей, правда, не платят, хотя трехразовое питание, в принципе, можно считать неплохим вознаграждением.

В каждом районе, парке, сквере есть они – четвероногие жители Тбилиси со своей «пропиской», пусть их и называют бездомными. В столице, согласно данным Агентства по мониторингу животных, на сегодняшний день проживает от 43 до 50 тысяч таких собак. В обязанности этой службы, подотчетной мэрии, входит следить за здоровьем животных – вакцинировать, кастрировать и стерилизовать их для контроля популяции. Впрочем, на протяжении многих лет зоозащитники высказывали множество претензий к работе агентства. Вплоть до того, что, найдя больную собаку, в агентстве были готовы сделать все, что угодно, кроме, казалось бы, самого очевидного – отвезти ее в муниципальный приют, где бы ей могли оказать помощь. Говорит основательница Народного фронда спасения животных Тико Квалиашвили:

Собачьи проблемы, или Кто в ответе за грозного Бобби?
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:33 0:00
Скачать

«Эвтаназия проводилась в неограниченных количествах. Защитникам животных не давали возможности проверять, чем занимались в приюте. Приемные часы были от двух до пяти, на протяжении которых фото- и видеосъемка были запрещены. У меня был случай, когда служба увезла здоровую собаку для стерилизации, а в приюте она заболела «чумкой». Несмотря на то, что у меня на руках были результаты всех анализов, в муниципальном приюте это так и не признали. И это не единственный случай».

Квалификация ветеринаров, наличие и состояние карантинной зоны, вопрос применения средств для дезинфекции и, собственно, гуманность сотрудников агентства по отношению к животным – это то, о чем говорит Мариам Чхиквишвили, главный ветеринар клиники аграрного университета и основательница Общества защиты бездомных животных.

Есть еще один аспект, на который она обращает внимание. Муниципальный приют – это в большинстве случаев некий «перевалочный» пункт. Туда собака попадает на время: там ее лечат, вакцинируют, но после она обязательно должна вернуться обратно, условно, по месту «прописки»:

«Собак отвозили на территорию тбилисского моря. Не учитывали того, откуда собаку привезли в приют. Просто отвозили к тбилисскому морю, где ни еды, ни людей. Вероятно, считали, что это был лучший вариант. Однако это не так. Собаку нужно вернуть туда, откуда ее забрали, для того чтобы она могла сохранить свое биологическое место и его не заняла другая. Это верно и в плане предотвращения распространения заболеваний. Этих собак называют очень плохим словом – «бродячими». На самом деле они не бродяжничают, а передвигаются в поисках еды. При этом большинство сохраняет за собой определенную территорию».

Около месяца назад сменилось руководство Агентства по мониторингу животных. Его возглавил Вахтанг Ломджария, который признает справедливость суждений зоозащитников. Он говорит, что реформа уже начата и изменения будут проведены следующим образом:

«Мы начали работу для усовершенствования оборудования для отлова собак. Те, которые завозились раньше, – быстро выходили из строя, протирались, и из-за контакта с железной конструкцией животные получали травмы. Сейчас мы начали производить их в Грузии. Также мы хотим провести переподготовку персонала для повышения квалификации. Еще одно направление в ходе реорганизации – борьба с заболеваниями, которые являются огромной проблемой каждого приюта. Мы рассматриваем идею сократить период пребывания собаки в приюте, который сейчас может занимать от десяти и более дней. Чем дольше животное находится в приюте, тем больше вероятность того, что оно может стать распространителем болезни или, напротив, заболеть в приюте».

Вахтанг Ломджария убежден, что нынешнее законодательство слишком лояльно к тем, кто жестоко обращается с животными. Он ссылается на опыт стран Европы и полагает, что должны быть проведены определенные изменения. Между тем две группы зоозащитников разработали новый проект, который сейчас находится в стадии обсуждения.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG