Accessibility links

В поисках сакральных смыслов


Все эти советы старейшин, пантеоны и прочее творчество по созданию новых традиций – своего рода реформаторство

В Южной Осетии появится пантеон, где будут хоронить видных государственных и общественных деятелей республики. Недавно кабмин утвердил проект постановления, регламентирующего весь процесс.

Накануне члены кабинета министров утвердили проект постановления, в котором определили категории лиц и церемонию погребения в пантеоне Южной Осетии. Пантеон на западной окраине Цхинвала был создан в июне 2017 года с целью увековечивания памяти выдающихся политических и общественных деятелей республики. Согласно положению, право окончательного решения по захоронению умершего на территории пантеона является прерогативой главы государства.

Наверное, нет такого великого человека, которого было бы зазорно похоронить на малой родине – на сельском погосте рядом с его сородичами. Наоборот, часто это было последним желанием многих знаменитых выходцев из провинции. Что касается пантеона, говорит югоосетинский блогер Алан Парастаев, ничего подобного в осетинской традиции никогда не было. Трудно сказать, откуда пришло это заимствование – хоронить людей в особом месте. Может, по аналогии с захоронениями у кремлевской стены, говорит Алан Парастаев:

В поисках сакральных смыслов
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:18 0:00
Скачать

«С чего начался пантеон? Первый, кто там бы похоронен, – Нафи Джусойты. Сколько я его помню, он все время говорил: «Я редко бываю в родном селе, но после жизни меня похоронят там, и я буду со своими предками». Он не хотел, чтобы его похоронили в Цхинвале, говорил: не там, где удобно, чтобы меня посещали поклонники моего творчества, мои коллеги, но в родном селении. Его село далеко от Цхинвала – за Кударским перевалом, в Западной Осетии».

Очевидно, что мы присутствуем при изобретении новых традиций. Причем не только в Южной Осетии.

Изначальный курс на реставрацию традиции, которая, как обещала национальная интеллигенция, должна была способствовать возрождению утраченной духовности, в конечном счете превратилась в реконструкцию, в эдакий «капремонт» идентичности, к которому интеллигенция имела мало отношения.

Местные нувориши работают на удорожание обряда, вводят неподъемные для человека среднего достатка обязательные элементы, чтобы таким образом выделиться из общей массы, обособиться в отдельное сословие. Бюрократия не отстает. Она пытается отвести место и себе в новой традиции, получить для себя какую-то дополнительную легитимацию. Так появляются районные, городские и республиканские советы старейшин, которые одобряют новую власть от имени старших. Хотя ничего подобного в кавказской традиции не было, это скорее неудачный слепок с фильмов про индейцев. Но, как говорится, прокатило...

А теперь пантеон. Очевидно, что его главное предназначение – это привилегия. И здесь главное даже не кого, а кто наделяет ею. Чья прерогатива оценить масштаб личности, таланта? Думаете, некоего собрания творческой интеллигенции, научных работников? Нет – политического руководства.

Все эти советы старейшин, пантеоны и прочее творчество по созданию новых традиций – своего рода реформаторство, которое отражает взгляд политического класса на то, как все должно быть утроено, и говорит о его качестве.

По мнению армянского политолога Александра Искандаряна, все это издержки строительства нового государства. В этой ситуации, особенно когда оно строится на этнической основе, создания одних лишь институтов недостаточно. Этого мало, нужны символы, которые объединяют людей. Возникает необходимость изобретать традицию, и неважно, существовала она или нет. Так создаются или воссоздаются памятники, тексты, сакральные места, тот же пантеон. Это происходит всегда, говорит Александр Искандарян.

«Когда государство молодое, неустоявшееся, непризнанное, им много чего надо достигать и добиваться. Тем более для него важно иметь устоявшуюся социопсихологическую легитимность. Иногда это приобретает даже какие-то гротескные формы, но требуется это всегда: создание новых традиций, которые непременно в этих случаях возникают. Можно, например, вспомнить, как создавались такого рода символы ранними большевиками, создавались герои, праздники, даты… И насколько все эти Чапаевы, Павлики Морозовы и 23 февраля имели отношения к исторической реальности – это большой вопрос. Но в качестве символов они работали».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG