Accessibility links

«Алиментщики» в Абхазии


Проблему выплаты задолженностей по алиментам не отнесешь в Абхазии к самым важным. Тем не менее, она есть, и для некоторых семей она весьма злободневна.

Намерение обратиться к теме взыскания алиментов в Абхазии возникло у меня довольно давно. Не потому, что проблема в республике столь актуальна и кричаща, а, пожалуй, наоборот, потому что у большинства в обществе весьма смутное представление о том, в какой мере она вообще у нас присутствует. Когда заговаривал об этом со знакомыми, в основном звучали такие мнения: в Абхазии семей распадается не так уж много, а если это и происходит, дети, за редким исключением, остаются с матерью, и отец финансово помогает в их содержании и воспитании, как говорится, по доброй воле, не доводя дело до суда и взыскания алиментов. Очевидно, что это действительно так. Но, во-первых, число разводов, как свидетельствуют данные загсов, у нас, увы, растет, распадается в последние годы каждый третий-четвертый брак, во-вторых, не все родители «договариваются по-хорошему», не вынося сор из избы, и всегда найдутся такие, которых в советские времена привыкли называть «алиментщиками».

«Алиментщики» в Абхазии
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:23 0:00
Скачать

И когда в начале нашего разговора с руководителем Службы судебных исполнителей Абхазии (функционирует с весны позапрошлого года) Зурабом Барцицем тот сказал, что главным образом Службе приходится решать задачи возвращения кредитов и выселения из незаконно занимаемого жилья, я ответил, что это мне известно. На помощь был призван заместитель главного судебного исполнителя республики Сандро Гадлия, который ознакомил меня со следующими цифрами:

«В настоящее время в производстве в службе судебных исполнителей находится 121 исполнительный документ. Общая сумма задолженностей на сегодня составляет 2 миллиона 615 тысяч 578 рублей. За период осуществления деятельности по указанным исполнительным документам взысканная сумма составляет 1 миллион 510 тысяч 724 рубля. По месту жительства основная масса – это жители Сухума, Гулрыпшского и Гагрского районов. Если взять по национальности, то более пятидесяти процентов абхазы составляют. Далее идут армяне, на третьем месте – русские, потом турки, грузины и узбек один.

– То есть успел приехать на заработки, развестись...

– Да, так получается».

В качестве примера того, как можно все-таки добиться регулярного поступления алиментов на детей, Гадлия привел несколько фамилий с инициалами (полных имен в списке не значилось):

«Есть которые ежемесячно платят, по пять тысяч рублей, – это у нас в Сухуме Джанашия Т. В., Алания М. З., Арчелия Р. Э. , Ласурия...»

Но вот, скажем, должники Миносян, Чолокян выехали куда-то в Сочинский регион, и найти их пока не представляется возможным, соответствующие контакты с российскими коллегами у абхазских судебных исполнителей пока не налажены.

Алименты выплачивают отцы. Был единственный случай, когда мать должна была выплачивать их на детей, оставшихся с отцом, но умерла. Случаев, когда родители по суду должны получать алименты со взрослых детей, в Абхазии нет – такое было бы слишком позорно.

Сейчас, как говорится, не в тренде такие «воспитательные меры» в отношении злостных неплательщиков алиментов на детей, как проработки на собраниях трудовых коллективов. Говоря о реальных рычагах воздействия на неплательщиков, Гадлия сказал:

«Возникает такая необходимость у должника: переоформления автотранспортных средств, сделок с другим имуществом, а он это не может, поскольку уже наложен запрет, арест. В таких условиях они начинают идти, как говорится, на контакт, на наши условия, и начинается частичное погашение задолженностей. Такие факты есть».

В России одной из действенных мер воздействия на разного рода неплательщиков стал запрет на выезд за пределы страны. Не раз российские пограничники «заворачивали» таких и на Псоу. Давно, уже немало лет, ведутся разговоры, в частности, в абхазской блогосфере, о применении подобной практики к нашим должникам по кредитам. И вот во время встречи в Службе судебных исполнителей выяснилось, что все это пока просто разговоры. Гадлия сказал, что когда они обратились к абхазским пограничникам, чтобы те не позволили выехать в РФ ряду граждан Абхазии, был получен ответ: сегодняшняя материально-техническая база погранпоста «Псоу» не позволяет это сделать.

И, действительно, любой, пересекавший российско-абхазскую границу на Псоу может засвидетельствовать, что если российские пограничники тратят на изучение предъявляемых документов и сличение их с базой данных по несколько минут, то абхазские лишь просматривают их. При этом практически все натерпевшиеся в очередях на границе во время сезонных коллапсов недовольны действиями российских пограничников и хвалят за «оперативность» абхазских. В СМИ, в том числе и на «Эхе Кавказа», не раз звучали мнения, что хотя число «окон» на российском посту возросло до двадцати, надо уменьшить и время проверки документов, упростить эту процедуру до такой, какая применяется, скажем, в ЕС.

Я тоже не раз высказывался в таком же духе. Но вот недавно попалась на глаза пара сообщений о том, как российские пограничники задержали на Псоу лиц, которые скрывались от правосудия в РФ и пытались перебраться в Абхазию. И подумалось: а ведь не будь серьезного контроля на этом участке границы, Абхазия могла бы стать местом прибежища множества таких: визы и загранпаспорта тут не нужны, платежным средством является рубль...

О важности того, чтобы и абхазские службы взяли, наконец, на вооружение такой инструмент, как запрет на выезд, говорит главный судебный исполнитель Абхазии Зураб Барциц:

«Есть бизнесмены, которые имеют определенные долги. По разным там... По кредиту... Или налоговая вынесла решение о взыскании долгов по налогам. Значит, они нам присылают. Мы должны как реагировать? Если у него на банковском счету нет ничего, мы не можем. Если он пенсию не получает, зарплату не получает по карточкам, мы не можем повлиять. Значит, надо ограничить его выезд, перемещение его товаров. Он туда ездит, товары закупает, заезжает. А если мы его ограничим, он уже вынужден искать возможности расплатиться с государством, с долгами, чтобы потом выехать».

Но вот, думаю, вложат средства в создание технической базы на абхазском погранпосту «Псоу» и начнут так же внимательно изучать документы пересекающих границу, как делают это российские коллеги. То есть время пересечения увеличится вдвое! Представляю, какой крик поднимется со стороны законопослушных граждан, для которых переход границы в час пик станет еще тяжелее... Ну, а может, есть другой выход, более простой и быстрый. Известно, что между РА и РФ подписано множество межведомственных соглашений. Так неужели нельзя добавить еще одну договоренность: чтобы в базу данных российских пограничников были добавлены и лица, в отношении которых введен запрет на выезд в РФ из Абхазии? Не додумались? Или в самой Абхазии есть силы, в этой договоренности не заинтересованные?

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG