Accessibility links

О двух проблемах абхазского суда


У судебной власти Абхазии, как и у двух других властных ветвей, немало проблем. Не собираюсь замахиваться здесь на освещение и анализ самых серьезных из них; остановлюсь на двух проблемах, которые привлекли внимание в последние дни.

Первая из них носит характер заведомо временный и в обозримом будущем будет так или иначе решена. Частично она уже преодолена…

2 июля в одном из местных СМИ появилась публикация с кричащим заголовком «С 1 июля решения, принимаемые в судах Абхазии, являются недействительными». В тексте сообщалось следующее: «В соответствии с конституционным законом «О судебной власти», должна была вступить в действие система аудио, видеофиксации судебного заседания. Отсутствие видеопротоколирования влечет за собой недействительность судебного акта. В соответствии с проектом закона, внесенным Верховным судом Республики Абхазия на сессию парламента, вступление в силу норм закона, предусматривающих вышеуказанные положения, предлагалось перенести на один год, до 1 июля 2020 года. Однако на заседании сессии парламента 25 июня этого года данный вопрос не был рассмотрен из-за отсутствия кворума… Такое решение может принять только парламент конституционным большинством голосов. Напомним, что с 1 августа у депутатов начинаются парламентские каникулы».

О двух проблемах абхазского суда
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:44 0:00
Скачать

Выскажу предположение, впрочем, что парламентские каникулы нынче будут перенесены на более поздний срок, когда завершатся президентские выборы, как это было и во время двух предыдущих выборов, которые также приходились на конец августа (а нынче еще второй тур весьма вероятен). Но это уже не имеет значения для обсуждаемого вопроса, так как в пятницу 5 июля парламент собрался на заседание всего с одним пунктом повестки дня – о сроках вступления поправок в конституционный закон «О судебной власти». И эта дата была-таки перенесена – на 1 ноября 2019 года.

Председатель профильного парламентского комитета Валерий Агрба напомнил перед этим о предыстории вопроса: «Один из базовых принципов принятой судебной реформы был принцип гласности. В связи с этим было необходимо внедрить автоматизированную судебно-информационную систему в деятельность судов. В целях обеспечения программным продуктом и специализированной техникой было принято решение о вступлении в силу данных поправок чуть позже. Для начала для подготовки материально-технической базы сроки были перенесены до 1 января 2017 года. К этому периоду систему внедрить не удалось, поэтому парламент принял решение перенести вступление в силу поправок на 1 января 2018 года, а далее до 1 июля 2019 года. К сожалению, и к этому сроку их не удалось реализовать».

Камнем преткновения при этом стало финансирование проекта, которое, по оценкам Верховного суда, должно составить около 40 миллионов рублей. Минфин посчитал такую сумму нецелесообразной.

Общественность могла ознакомиться с аргументами сторон в их выложенных в интернете заявлениях. Так, пресс-служба Минфина сообщила: «Верховным судом Республики Абхазия в адрес Министерства финансов РА были направлены контракты с фирмами и индивидуальными предпринимателями на общую сумму порядка 40 млн руб. на проведение мероприятий, связанных с внедрением автоматизированной судебно-информационной системы (АСИС). Рассмотрев прилагаемые документы, Минфин Абхазии профинансировал расходы на общую сумму порядка 8 млн руб. по контрактам, принятым к финансированию. …В представленной Верховным судом спецификации товаров предлагаемая поставщиками стоимость по отдельным позициям завышена по сравнению со среднерыночной стоимостью… Кроме того, контракты, по которым имеются замечания относительно стоимости оборудования, содержат в себе только условия поставки и монтажа оборудования, обучение сотрудников Верховного суда РА не предусматривается. Также Минфином Абхазии отмечен тот факт, что в целях эффективного расходования бюджетных средств на приобретение оборудования для залов судебных заседаний Верховному суду необходимо заключить внешнеэкономический договор с компанией, в котором данное оборудование не будет облагаться российским НДС (20%)».

В свою очередь, в тексте, размещенном на сайте Верховного суда, говорилось, что вывод Минфина ошибочен. Он сделан по результатам мониторинга цен соответствующего оборудования в сети интернет, «однако взятое ими за основу оборудование не соответствует по характеристикам оборудованию, на поставку которого заключен контракт, что соответствует утвержденному техническому заданию для эффективного и бесперебойного функционирования автоматизированной судебно-информационной системы. Кроме того, заключенный контракт включает в себя поставку, установку и обучение персонала судов по использованию данной системы».

Эта вынесенная на публику полемика вызвала, как водится, обсуждение в интернет-сообществе. Кто-то решил сострить: «Верховный суд судил самого себя и постановил, что он невиновен. Теперь нужно обвинить министра финансов в клевете на уважаемый суд и приговорить его за эту дерзость к семи годам расстрела». Если же говорить серьезно, то мнения форумчан, как чаще всего бывает, разделились. Одни стали на сторону министра финансов Джансуха Нанба: «Согласен с выводами Минфина. Хорошо было бы проверить и другие ведомства. Ни для кого секрет, что многое закупается государством по завышенным ценам… Разница делится между поставщиком и клиентом». Другие – на сторону председателя Верховного суда Мананы Делба: «Иногда специалисты предпочитают покупать более дорогой продукт, который более надежен и обладает большими возможностями. Поэтому не стоит огульно людей охаивать. Разве вы иногда сами не предпочитаете покупать себе или близким дорогие гаджеты?»

Надеюсь, что до 1 ноября две уважаемые инстанции придут, наконец, к компромиссу и АСИС будет задействована.

А вот как решить другую проблему, честно говоря, не знаю. Мне довелось десятки раз присутствовать на заседаниях судов разных инстанций, освещая их в СМИ, в том числе и в советские времена. И в редчайших случаях они начинались ровно в назначенное время. Обычно ждали то запаздывающего представителя гособвинения, то конвоиров с подсудимыми… В общем, начало заседания на 30-40 минут после объявленного времени стало в последнее время восприниматься в Абхазии чуть ли не как норма. (Даже шутили порой по этому поводу: «Ну, мы же не немцы какие-то, чтобы вовремя начинать».)

Но вот то, что произошло вчера в Верховном суде Абхазии, побило все рекорды. В этот день должно было состояться очередное заседание ВС по рассмотрению уголовного дела в отношении пятерых подсудимых, обвиняемых в похищении три года назад гражданки Ирины Дочия с целью выкупа. О начале этого процесса «Эхо Кавказа» рассказывало 21 июня, причем упоминалось, что 13 июня некоторые абхазские СМИ сообщили об этом процессе как о начавшемся, и изложили подробные данные о подсудимых, а другие, более осведомленные, – что он должен был начаться, но был отложен из-за отсутствия одного из пяти подсудимых. Заседание отложили на 18 июня, но вновь, по аналогичной причине, отложили. Короче говоря, 21 июня мне повезло, и, промаявшись в ожидании подсудимых, как и другие присутствовавшие в зале суда, почти час, я смог все же рассказать нашей аудитории о начале процесса.

Вчера, 8 июля, чтобы сэкономить время, пришел в зал суда не в десять утра, как было назначено, а полчаса спустя. (А до этого позвонил в пресс-службу ВС и уточнил, что заседание не отложено.) Некоторые участники процесса «подтянулись» еще позже. Но это никого не спасло от бессмысленного сидения в зале до двух часов дня, то есть для многих – в течение четырех часов. Я, которому никто не вменял в обязанность во что бы то ни стало освещать то заседание, ушел раньше, в двадцать минут первого. Пока сидел там, время от времени слышал ропот ставших заложниками ситуации юристов, в том числе убеленных сединами: «Что происходит, сколько можно ждать?» Ответы молодых сотрудниц ВС были однотипными: «Мы так же нервничаем, как и вы. Конвой с подсудимыми задерживается».

Уже ближе к вечеру позвонил из дому пресс-секретарю суда и узнал от нее, что конвой так и не прибыл в связи с тем, что кое-то из подсудимых отказался выходить из камеры.

Разумеется, до вступления в законную силу приговора суда в отношении этих людей нельзя говорить об их виновности или невиновности. Но то, что некоторые подсудимые в этом и в ряде других известных мне аналогичных случаев начинают вызывать возмущение и настраивать против себя – факт очевидный. Порой возникала мысль: «Нам что, поехать всем и в ножки обвиняемым поклониться?» Понимаю, что абхазский суд – очень гуманный, но не пора ли продумать какие-то меры в рамках закона, чтобы прекратить подобные манипулирования терпением множества ни в чем не провинившихся людей в зале суда? Ведь это уже тенденция, однако.

Невольно всплывает в памяти картинка из знаменитой гайдаевской кинокомедии про приключения Шурика, когда отправленного работать на стройку хулигана Федю поначалу «окружают заботой» – вплоть до чечетки, которую отбивает перед ним прораб.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG