Accessibility links

Абхазская Конституция пережила брежневскую


Сегодня в Абхазии праздничный выходной день – День Конституции республики. Причем это еще и юбилейная дата – основной закон страны «действует, живет, работает» уже 25 лет.

Когда происходит некий «исторический разлом», одно за другим следуют судьбоносные события, которые связаны между собой причинно-следственной связью. В Абхазии я бы назвал такими событиями распад СССР в декабре 1991 года, начало грузино-абхазской войны 14 августа 1992 года, победу Абхазии в этой войне 30 сентября 1993 года, 25-летний юбилей которой республика отмечала в прошлом году. И вот как логическое продолжение этой цепочки – четверть века со дня принятия абхазским парламентом 26 ноября 1994 года ныне действующей Конституции.

За предыдущие век с лишним в Абхазии поменялось четыре конституции.

В результате Февральской революции 1917 году Абхазия восстановила свою государственность и стала вновь называться Абхазией, а не Сухумским округом в составе Российской империи. Были создан Абхазский Народный Совет (АНС) – парламент Абхазии, приняты Декларация и Конституция. Это были первые акты программного характера в истории Абхазии. Но летом 1918-го она была оккупирована Грузией. Затем, после советизации, 31 марта 1921 года провозглашена независимой ССР и просуществовала в этом статусе около года.

Абхазская Конституция пережила брежневскую
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:08 0:00
Скачать

В апреле 1925 года, при Несторе Лакоба, была принята новая Конституция Абхазии. Согласно ей, «ССР Абхазия, объединившись на основе особого союзного договора с Грузией, через нее входит в Закавказскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику и в составе последней – в СССР». 5-я статья Конституции определяла суверенный статус республики: «ССР Абхазия есть суверенное государство, осуществляющее государственную власть на своей территории самостоятельно и независимо от другой какой-либо власти». В Конституции говорилось о праве свободного выхода Абхазии как из Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республики СФСР, так из СССР.

В феврале 1931 года VI съезд Советов Грузии принял постановление «О вхождении Абхазской ССР в Грузинскую ССР в виде автономной республики». Договор, заключенный между Абхазией и Грузией 16 декабря 1921 года, был признан утратившим свою силу. Конституция Абхазии 1937 года (когда была принята и так называемая сталинская Конституция СССР) закрепляла низведение статуса республики до уровня автономной единицы, законы Грузинской ССР объявлялись обязательными на территории Абхазской АССР.

Спустя сорок лет, в конце 70-х годов, Леонид Брежнев решил наконец заменить Конституцию, формулировки которой давно входили в противоречие с новыми реалиями, на новую. Кстати, именно ему принадлежат процитированные в начале данной публикации слова «действует, живет, работает», произнесенные вскоре после принятия с большой помпой Конституции 1978 года. Но вот парадокс истории: при всей кажущейся тогда стабильности и несокрушимости СССР брежневской конституции было суждено прожить всего 13 лет.

Впрочем, парадоксальным образом в Абхазии она продолжала действовать еще более полугода после распада Советского Союза. Имею в виду то, что избранный в конце 1991 год Верховный Совет Абхазии, в котором сразу же завязалась упорная борьба между абхазской и грузинской «депутациями», столь долгое время не мог решить вопрос (тут требовалось квалифицированное большинство голосов) о новом названии республики, ее флаге и гербе. Поэтому она по-прежнему именовалась Абхазской АССР и пользовалась прежними атрибутами. Наконец, председатель Верховного Совета Владислав Ардзинба и его единомышленники нашли выход из политико-правового тупика в том, что простым большинством голосов в ВС на заседании 23 июля восстановили действие Конституции ССР Абхазии 1925 года. А по ней опять же простым большинством можно было утверждать и название государства, и флаг, и герб. Что и было сделано в тот же день. Кстати, этот шаг, как многие тогда говорили, был подсказан действиями тбилисского руководства, восстановившего в феврале 92-го действие Конституции Грузинской Демократической Республики 1921 года. И хотя слов о провозглашении независимости Абхазии тогда не прозвучало, через три недели ответным шагом Тбилиси (правда, под предлогом охраны железной дороги) стало введение в Абхазию танков… Можно предположить, что, давая добро на этот роковой шаг, Эдуард Шеварднадзе держал в памяти то унижение, которое в качестве всевластного первого секретаря ЦК КП Грузии пережил в мае 1978 года, будучи освистан многотысячным абхазским сходом в Сухуме. Тогда самым радикальным и в итоге, конечно, отвергнутым Москвой было требование схода о внесении в обсуждавшийся текст проекта Конституции Абхазской АССР положения о возможности выхода автономии из одной союзной республики и вхождения ее в другую.

Восстановление действия Конституции 1925 года с ее «диктатурой пролетариата» и прочими странно звучащими в современных условиях формулировками было вынужденной и временной мерой. Поэтому даже во время Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов шла работа над созданием новой редакции основного закона. После победы, 6 октября 93-го, Владислав Ардзинба выступил с меморандумом о будущем развитии государства, где шла речь и о принятии новой Конституции. Были рассмотрены несколько проектов: один из них прислал из США известный общественный деятель абхазского и черкесского зарубежья Яхья Казанба (в нем предусматривалось создание парламентской республики с двухпалатным парламентом), другой предложил доктор юридических наук Тарас Шамба… Но в итоге был принят проект, подготовленный комиссией под руководством самого Владислава Ардзинба, который на том же заседании был избран президентом Абхазии, а Верховный Совет переименовали в Народное Собрание – Парламент Абхазии.

Заседание проходило в очень непростых условиях и потому, для конспирации, даже без заранее объявленной повестки дня. Помню, Владислава Григорьевича не раз вызывали из президиума заседания к телефону: как выяснилось впоследствии, звонили из Москвы, где еще надеялись вернуть Абхазию в состав Грузии. Этими звонками его пытались предостеречь от принятия Конституции, в первой статье которой провозглашается, что «Республика Абхазия (Апсны) – суверенное, демократическое, правовое государство, исторически утвердившееся по праву народа на свободное самоопределение».

И вот, несмотря на принятие ее в условиях сильнейшего международного давления и приближавшейся блокады стран СНГ второй половины 90-х, Конституция эта уже вдвое пережила брежневскую.

Вчера вечером в Абхазской госфилармонии состоялось торжественное мероприятие по случаю 25-летия принятия Конституции Республики Абхазия. Президент Рауль Хаджимба, поздравив народ Абхазии со знаменательной датой, в частности, отметил.

«Да, исторический опыт свидетельствует о том, что по истечении времени любая конституция претерпевает определенные изменения. Она не может строиться на одних вечных догмах и стереотипах. Но в то же время практика показывает, что даже малейшие поправки в Конституцию должны быть глубоко мотивированы и аргументированы. Они не могут быть продиктованы сиюминутными политическими интересами отдельных личностей и групп влияния. Мы должны ценить важность того, что наша конституция признана соответствующей международным стандартам не только в самой Абхазии, но и в ряде других государств ближнего и дальнего зарубежья».

С 25-летием действующей Конституции народ Абхазии также поздравили спикер парламента РА Валерий Кварчия, его предшественник на этом посту в 1994-2002 годах Сократ Джинджолия, заместитель председателя Конституционного суда РА Людмила Ходжашвили.

А сегодня к ним присоединился председатель Высшего совета Всемирного абхазо-абазинского конгресса Мусса Экзеков. В поздравлении сказано: «Важно осознавать ответственность за будущее Республики перед нынешним и будущим поколениями, беречь ценности, провозглашенные Конституцией, и помнить, что благополучие населения зависит от способности находить новые решения для создания сильной экономики, модернизации демократических институтов, повышения эффективности функционирования органов власти».

За истекшие четверть века в Конституцию вносились определенные изменения. Так, 3 октября 1999 года основной закон был одобрен на референдуме, на том же плебисците был отменен пожизненный статус судей, они стали избираться на пять лет. Следующие изменения в Конституцию были внесены в апреле 2014 года. Был учрежден Конституционный суд, увеличен срок полномочий судей с 5 до 10 лет, установлены более высокие требования к кандидатам на должность судей, предусмотрены дополнительные гарантии независимости судебной власти, установлен более сложный порядок изменения и пересмотра Конституции. В феврале 2016 года были приняты изменения, касающиеся органов местного самоуправления. В марте 2016 года в Конституцию была внесена поправка о государственной защите жизни матери и не рожденного ребенка. Последняя поправка принималась специально для того, чтобы в законе о здравоохранении был пункт о запрете абортов. Впрочем, к этому запрету в обществе отнеслись весьма неоднозначно.

И очень давно продолжаются дискуссии о других возможных изменениях в основной закон, связанные преимущественно с критикой существующей в Абхазии формы правления. Некоторые, например, настойчиво предлагают перейти от президентской к парламентской республике. Никогда не видел и не вижу в этом смысла, особенно насмотревшись на некоторых парламентариев разных созывов. Той же точки зрения в опубликованной сегодня в СМИ в связи с 25-летием Конституции статье придерживается и известный в Абхазии юрист Саид Гезердава: «Но любая иная форма правления может в итоге вылиться в концентрацию власти в руках одного человека, например, премьер-министра при парламентской форме правления». «Тем не менее, – пишет он, – следует признать, что в вопросе сдержек и противовесов Конституция действительно порождает много проблем. Одной из наиболее серьезных является влияние президента на законодательную власть, которое позволяет ему быть основным инициатором законотворческой деятельности (об этом говорят сами представители исполнительной власти) и формировать судебную власть. Сильное влияние президента обеспечивается за счет «порочного круга» – слабая судебная власть, зависимые правоохранительные органы, способствующие неконкурентному избирательному процессу, т.е. не противодействуют использованию административного ресурса и других неформальных практик. Ключевым субъектом процесса назначения судей также является президент, который представляет парламенту кандидатуры для избрания. Однако президент может немотивированно игнорировать заключения Квалификационной коллегии судей о рекомендации на должность судьи, т.е. блокировать доступ нелояльных кандидатур. Приблизительно таким образом происходит консолидация пропрезидентских сил в других ветвях власти. Нельзя сказать, что такое соотношение сил характерно для президентской формы правления. С налаженной и эффективной системой сдержек и противовесов, которая, как я полагаю, может существовать и при президентской форме правления, с действительной самостоятельностью и полновластностью законодательной и исполнительной ветвей власти такие перекосы вряд ли будут возможны».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG