Accessibility links

Сталинир вписали в настоящее


Два раза в году – 22 июня, в день начала Великой Отечественной войны, и 9 мая, в День Победы, Цхинвал можно будет называть Сталиниром. Специальный указ накануне подписал югоосетинский президент Анатолий Бибилов. Решение вызвало неоднозначную реакцию в обществе.

В понедельник президент Южной Осетии Анатолий Бибилов своим указом утвердил присвоение второго названия столице республики – город Сталинир. Оно будет использоваться в качестве символа города при проведении республиканских и городских мероприятий, приуроченных ко Дню Победы (9 мая) и Дню начала Великой Отечественной войны (22 июня).

Министерствам и ведомствам Южной Осетии, а также администрации Цхинвала поручено организовать мероприятия для популяризации исторического наименования – «город Сталинир», а Госкомитету информации и печати – соответствующие информационные кампании.

Напомним, Цхинвал получил название Сталинир в 1934 году в честь Иосифа Сталина, а после развенчания культа личности в 1961 году городу возвратили прежнее наименование.

Сталинир вписали в настоящее
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:00 0:00
Скачать

По мнению югоосетинского политолога Вячеслава Гобозова, указ президента не вызовет отрицательных эмоций или политических дискуссий среди жителей республики. По его словам, название «Сталинир» популярно в Цхинвале до сих пор. Многие коренные цхинвальцы, родившиеся в сороковых и пятидесятых годах прошлого века, сегодня с гордостью говорят «я – сталинирец», и к культу личности это не имеет никакого отношения:

«В этом не было никакой идеологической основы, они называли себя «сталинирец» не потому, что были почитателями Сталина. Они таким образом подчеркивали особое отношение к своему городу, к его истории, значение Сталинира для Южной Осетии. Вот этими национально-культурными чертами наполнялись эти названия – Сталинир и сталинирцы.

– Что президент хотел этим продемонстрировать?

– С одной стороны, это, может, акт популистский. С другой стороны, нужно было придумать что-то особенное к 75-летию Великой Победы, причем в условиях, когда вокруг бушует пандемия, и во многом невозможны какие-то другие популистские шаги, посвященные юбилею. Хотя с юридической точки зрения никакой необходимости издавать этот указ не было. Например, без всякого указа используется имя «Сталинград», когда речь идет о Великой Отечественной войне. Никто же не говорит, что была битва за Волгоград? Так и здесь, никакой необходимости фиксировать эту символику президентским указом не было, тем более, чтобы использовать ее два дня в году».

Югоосетинскому политологу Дине Алборовой, напротив, затея президента не понравилась. Ее отношение к названию «Сталинир» определяют две истории, – и ни одна из них не про войну, говорит Дина Алборова:

«Это больше связано с культурой, с интеллигенцией, с очень своеобразной, отличающейся от остального мира атмосферой. Даже я ее где-то застала, хотя родилась уже в Цхинвале. Это положительные чувства, они никак не связаны с Великой Отечественной войной. Но, с другой стороны, при упоминании названия «Сталинир» возникают и негативные эмоции, потому что редко какая семья из вот этого города избежала репрессий. Поэтому такие смешанные чувства. И вообще, я не понимаю, зачем, какова цель? Зачем это делать теперь, когда все напряжены и ждут иных решений по другим вопросам. У нас масса проблем, которые ждут своих указов, постановлений… На этом фоне затея со Сталиниром – ни к селу, ни к лесу. Не вижу в этом смысла, тем более что поколение сталинирцев, к сожалению, уже уходит. Теперь тут живут цхинвальцы, у которых уже немного другое мышление».

Те, кто читал указ, могли обратить внимание на этот фрагмент указа президента: «…Руководствуясь статьей 51 Конституции Республики Южная Осетия, постановляю…». В статье 51 основного закона говорится, что президент «издает указы и распоряжения, обязательные к исполнению на всей территории Республики Южная Осетия». И что эти указы и распоряжения не должны противоре­чить Конституции.

То есть получается такая странная история: в мотивировочной части документа указывается не преследуемая президентом цель, но его право издавать указы. По наблюдениям Вячеслава Гобозова, эта практика появилась еще в бытность первого президента и существует до сих пор:

«Так было при каждом президенте: когда его юристы понимали, что невозможно привязать указ к конкретным полномочиям президента, перечисленным в Конституции, они тогда уже ссылались на 51 статью, что он имеет право издавать указы».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG