Accessibility links

В Абхазии обсудили дистанционное образование в условиях пандемии


В Центре социально-экономических исследований в Сухуме обсуждали возможности изменения в системе образования в условиях кризиса, связанного с пандемией. Участники дискуссии обозначили преимущества и риски, с которыми столкнется традиционная система образования при внедрении технологий дистанционного обучения.

Руководитель ЦСЭИ Олег Дамения отметил, что реальность меняется быстро, а система образования остается традиционной, отсутствует стратегия, и нет ясного понимания того, какими знаниями и навыками должны обладать выпускники высшей школы, чтобы соответствовать требованиям жизни. Системный кризис осложнился пандемией, что потребовало быстрого освоения технологий удаленного обучения. Пандемия и необходимость осваивать новые формы дистанционного обучения застали всех врасплох. Дамения предложил участникам встречи подумать о том, что можно сделать в новых условиях, чтобы адекватно отреагировать на ситуацию.

Основной доклад по теме сделала Лана Агрба, доцент кафедры английского и немецкого языка АГУ, она рассказала о своем видении возможностей и угроз, связанных с цифровыми технологиями.

В Абхазии обсудили дистанционное образование в условиях пандемии
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:37 0:00
Скачать

Лана Агрба признала, что образование стало продуктом массового потребления, интересным, зрелищным и доступным. Но «красивая упаковка не значит, что продукт будет качественным и полезным», рассуждает она, в то же время «не признать преимущества цифровизации тоже нельзя». К плюсам нагрянувшего нежданно дистанционного обучения она отнесла доступность, быстроту создания и удобство использования электронных продуктов. Отметила достоинства интегрированного обучения, индивидуального подхода с учетом потребностей учащегося, возможность быстро менять программы в зависимости от запросов. Развитие навыков в цифровой сфере, налаживание межкультурной и межпрофессиональной коммуникации и разнообразие возможностей – тоже отнесла к преимуществам.

Предупредив, что не хочет показаться «алармистом», она заявила: дистанционное обучение сопряжено с колоссальными рисками. «У нас не получилось постепенно перейти к этому, и мы оказались в ситуации, когда у нас уже нет выбора», – сказала Лана Агрба.

А опасается она того, что последствием дистанционного обучения станут утрата ценностных ориентиров и местных канонов, поэтому тревогу вызывают следующие аспекты: «Сложность осуществления контроля и оценки знаний. Мне кажется, это очень сложно будет сделать, сидя по ту сторону экрана. Имитация обучения и продажа псевдообразовательных услуг, я думаю, что это то, что нас ждет. Стирание эмоциональной и когнитивной связи с преподавателем и уменьшение его значимости – это неизбежно, мне кажется. Снижение ответственности за воспитание личности учащегося, ведь, когда студент находится в моей группе, я не только слежу за тем, что он получает знания, я еще слежу за его личностным ростом, за его моральным обликом. Индивидуализация образования – это потеря конкуренции, это потеря командных форм работы и различных форм командного обучения, это потеря связи с социумом в целом. Ну и последнее, самое страшное, на мой взгляд, – это подмена национального сознания на гибридное. Потеря канонов, ценностных ориентиров и стереотипизация мышления».

Ада Кварчелия, методист Государственного комитета по языковой политике считает, что давно пора признать и принять, что Абхазия, как и весь мир, живет в цифровой реальности, которая постоянно меняется. Думать, что знания, полученные во время обучения, будут поддерживать человека всю жизнь, утопично. Надо всю жизнь учиться и переучиваться, и это требует новых педагогических технологий.

Она уверена, что новая модель образования должна обеспечить равный доступ к качественному образованию всем: «Конечно, наблюдается разрыв между существующей системой образования и требованиями общества. Сегодня знания, умения и навыки превратились в самостоятельные смыслы, не связанные с жизнью. А знания, которые человек не может применить в жизни, становятся бесполезными. Это надо тоже принять. Характерная особенность нашего образования – это увеличение объема репетиторства, которое из года в год увеличивается и уже давно спустилось на уровень начальной школы. Это как минимум вызывает недоверие к школе и как максимум – из этого образовательного процесса выпадает немало наших детей, которым недоступно качественное образование. Поэтому и в нынешней системе образования, и в будущей, которую, я надеюсь, мы когда-нибудь построим, образование должно быть качественным и доступным для всех. Мы должны понять для себя, в какой системе координат мы находимся, какую модель образования мы видим, на какие подходы будем ориентироваться и какими стандартами измерять результаты?»

Модератор и экономист ЦСЭИ Илона Мирцхулава задала вопрос министру образования Адгуру Какоба, который вызвал полемику, в ней приняли участие политолог и преподаватель АГУ Далила Пилия и заведующий кафедрой журналистики АГУ Гурам Амкуаб.

Илона Мирцхулава: В отсутствие закона об образовании, в отсутствие программы развития образования, как вы думаете, насколько легко или тяжело мы будем выходить из этого кризиса?

Адгур Какоба: Конечно, тяжело, но я сейчас не могу сказать, что нет никакой программы развития образования. Ежегодно в кабмине утверждается программа развития образования на один год.

Далила Пилия: Она обсуждается где-нибудь, эта программа, или только кабмин утверждает?

Адгур Какоба: Составом кабмина, и заинтересованные ведомства смотрят…

Далила Пилия: Мне кажется, что люди из сферы образования должны в первую очередь рассматривать любую программу. При всем моем уважении к кабинету министров, они не преподаватели и не работают в этой сфере.

Гурам Амкуаб: Далила, эта программа очень дорогой продукт. Министерство просвещения само это сделать не может. На это нужно выделить громадные средства…

Далила Пилия: Давайте мы сделаем свое плохое и заложим туда, что нам надо, а потом экспертов будем приглашать…

Гурам Амкуаб: Мы сами сможем, и Министерство просвещения знает, как это сделать…

Лиана Кварчелия, заместитель директора Центра гуманитарных программ, согласилась с тем, что у дистанционного образования есть как плюсы, так и минусы, но ничего не было сказано о традиционном образовании:

«Первокласснику дистанционно обучаться и студенту вуза дистанционно обучаться – это огромная разница. Не может быть единообразного подхода, который в традиционном образовании бывает, когда у вас большой класс и с разными способностями дети, но у вас нет возможности работать с каждым индивидуально. А вот этой индивидуальной и самостоятельной работы не хватает. Я бы не стала связывать воспитание ценностей только с традиционным образованием, потому что, увы, я сама сталкивалась со случаями, когда, это и преподаватель школы может быть, и преподаватель вуза, совершенно не понимает, какое государство мы строим, какие основные принципы заложены в нашей Конституции. А то, что они транслируют своим ученикам, абсолютно этим принципам противоречит. Поэтому связывать живое общение преподавателя со студентом, с мыслью о том, что он воспитает ответственного гражданина, я бы не стала».

Лиана Кварчелия считает, что необходимо оценить последствия традиционной системы образования, которая привела к тому, что репетиторов стало больше, чем учителей в школах. Дистанционное образование может восполнить дефицит самостоятельной работы, позволит привить основы медиаграмотности, так как пандемия показала, что много людей, готовых бороться с чипированием и 5G-вышками, потому что не ориентируются в информационных потоках и не понимают, что сталкиваются с фейками.

Эсма Пилия, преподаватель английского языка из московской школы, поделилась своим опытом работы в программе Zoom. Она рассказала об огромных возможностях, которые открывает эта платформа для учителя, давая каждому доступ в Библиотеку московской электронной школы и к многочисленным разработкам уроков на любую тему. В то же время дистанционное обучение – это временная альтернатива, которая не может заменить прямой контакт педагога с учащимися.

На вопрос модератора, готова ли система образования к возможной второй волне пандемии, ответил представитель Детского фонда ООН Рустам Аншба. Он рассказал, что с марта месяца занимается созданием платформы, которая позволила бы во время карантина не прерывать процесс обучения. Она должна учитывать особенности национальной системы образования. Достигнута договоренность с операторами сотовой связи о предоставлении бесплатного доступа каждому ученику и учителю к такой платформе. К сентябрю она должна быть готова. В разработке участвуют специалисты из России и Эстонии. Дистанционное образование не может полностью заменить традиционное, считает Аншба, оно является частью системы, которая развивает навыки владения новыми технологиями и открывает большие возможности.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG