Accessibility links

"Лучший министр обороны всех времен"


Для Окруашвили будет лучше, если он пересилит свои амбиции, считает эксперт
Тему освобождения бывшего чиновника из-под стражи мы продолжаем в интервью, которое обозреватель грузинской службы Радио Свобода Коба Ликликадзе дал ведущему программы "Время Свободы" Андрею Шарому.

Коба Ликликадзе: Окруашвили был назначен заместителем министра юстиции, а министром юстиции был господин Саакашвили при режиме Шеварднадзе, и тогда сложилась их тесная политическая дружба, которая послужила тому, что после "Революции роз" Окруашвили сделал стремительную карьеру: генеральный прокурор – он арестовывал бывших чиновников; министр внутренних дел – он очень жесткий менеджер, мгновенно распустил старую полицию и начал призывать новые кадры. Полицейскую реформу, которой беспочвенно хвалится господин Саакашвили, начал именно Окруашвили, т.е. "черную" работу все-таки выполнил он. Потом он стал министром обороны. Господин Саакашвили неоднократно выступал вместе с ним и называл его лучшим министром обороны всех времен, и говорил, что он вернет Абхазию. Вместе с карьерой стремительно росла и популярность Окруашвили.

Андрей Шарый: Как случилось, что после столь тесного политического союза карьера государственного деятеля вдруг была сломана?

обозреватель грузинской службы Радио Свобода Коба Ликликадзе
обозреватель грузинской службы Радио Свобода Коба Ликликадзе
Коба Ликликадзе: Я думаю, что для Саакашвили Окруашвили стал опасным противником. Он прибрал к рукам большую власть, офицеры грузинской армии любили его за его храбрость и щедрость – награждал премиями, квартирами, именным табельным оружием. Саакашвили посчитал, что он становится опасным. Может быть, он уже знал из близкого окружения, что Окруашвили будет играть какую-то свою игру. Он был в близких отношениях, с одной стороны, с Бадри Патаркацишвили и финансировал специальный фонд, и с Бидзиной Иванишвили. Может быть, Саакашвили уже имел какую-то информацию о том, что он становится опасным и его надо сместить, и поэтому назначил его министром экономики.


Андрей Шарый: Все обвинения в адрес Окруашвили политической природы?

Коба Ликликадзе: Я так не считаю. Когда он был министром обороны, велись закупки, которые заканчивались скандалом. Я могу вспомнить: в 2005 году в Украине была закуплена большая партия – несколько десятков единиц бронетехники. Через 2-3 месяца после того, как их поставили на вооружение Грузии и начались учения, 30% этой техники оказалось непригодной. Возбудили уголовное дело и арестовали офицеров, которые не принимали в закупке абсолютно никакого участия и только принимали технику. Им поставили в вину то, что они плохую технику приняли. Но кто купил эту технику? Почему я говорю это так убежденно? Я вел тогда журналистское расследование и поехал в Украину, встретился с представителями "Укрспецэкспорта". Они сказали: "Вот документ, вся техника была пригодна, ваши же подписывали? Лично министр Окруашвили приехал смотреть. Нам кажется, что Окруашвили сейчас играет роль России, чтобы дискредитировать украинские экспортные возможности на международном рынке". И тогда произошел скандал. Он арестовал начальника военной академии за то, что тот был против тех взглядов и планов, которые Окруашвили имел в отношении строительства военных вузов. Его арестовали и помиловали, как только сменился Окруашвили.

Андрей Шарый: Зачем Бидзине Иванишвили нужен Ираклий Окруашвили на свободе? Чего ждут сейчас от него?

Коба Ликликадзе: Я не думаю, что Бидзине Иванишвили нужен Окруашвили. В предвыборной кампании он даже говорил, что Окруашвили играет игру Саакашвили, и он открестился от связи с Окруашвили. Но из-за того, что Окруашвили говорит: "я хочу, чтобы справедливость восторжествовала в отношении любых деятелей этой власти или той власти, при Шеварднадзе, противник он или не противник". Он сейчас выступил с инициативой о том, что, может быть, придумать какую-то амнистию для представителей власти Саакашвили, которых сейчас судят или возбуждают против них уголовные дела – очереди перед прокуратурой не кончаются.

Андрей Шарый: Легко предположить, что Окруашвили вернулся из Франции, понимая, что он, в конце концов, выйдет на свободу. Понятно, что были силы, противодействующие этому, но тем не менее логично предположить, что он бы просто не приехал в Грузию. Видимо, он приехал для того, чтобы продолжать свою политическую карьеру. Зачем Иванишвили нужен популярный соперник?

Коба Ликликадзе: Я еще раз говорю: нужен ли Иванишвили, я пока об этом не знаю, и популярности Иванишвили пока никто в Грузии не может оспаривать. Но вы абсолютно правы: Окруашвили не тот человек, который, выйдя из тюрьмы, будет сидеть сложа руки. Он будет заниматься юридической деятельностью или откроет адвокатскую контору, как перед политической карьерой. Кстати, он был хорошим адвокатом, и у него была преуспевающая адвокатская компания.

Если он пересилит свои амбиции, то, я думаю, для него это будет лучше, потому что он изрядно дискредитировал себя своими признаниями, своими неоднократными заявлениями, что он приезжает в Грузию перед разгоном митинга 26 мая, а потом передумывает; его интервью российской телекомпании, когда он выдавал многие государственные секреты и показал себя с нелицеприятной стороны перед грузинской аудиторией. Думаю, для него было бы самым умным решением вообще отойти от политики. Деньги у него есть, но такие люди не могут без политики.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG