Accessibility links

Суд стал на сторону начальника абхазского угрозыска


Прокуратура обвиняет Джимми Ажиба в превышении должностных полномочий и вымогательстве

Сегодня в Сухумском городском суде была рассмотрена жалоба начальника Управления уголовного розыска МВД Абхазии Джимми Ажиба на незаконность возбуждения против него прокуратурой уголовного дела. Прокуратура обвиняет Ажиба в превышении должностных полномочий и вымогательстве. Судья Сухумского городского суда удовлетворила жалобу Джимми Ажиба и признала возбуждение уголовного дела незаконным и необоснованным.

Рассмотрение жалобы начальника Управления уголовного розыска МВД Абхазии Джимми Ажиба началось вчера с ходатайства прокуратуры об отводе судьи Беллы Хасая. Прокуратура заявила о заинтересованности судьи в исходе дела на том основании, что накануне суда она встречалась около своего дома с подозреваемым и его адвокатом, что было зафиксировано камерами видеонаблюдения. Заявление об отводе было рассмотрено судьей Сухумского городского суда Зариной Габеевой, которая отказала в его удовлетворении, так как оно, по ее мнению, не содержит доказательств личной заинтересованности судьи в исходе дела.

Белла Хасая приступила к рассмотрению дела и заслушала стороны.

Из того, что сегодня было изложено, стало понятно следующее. Некто Сергей Колякин проходил в качестве свидетеля в уголовном деле, возбужденном по факту убийства 3 января в Гагре Руслана Бения. При проведении оперативно-розыскных мероприятий в дом Сергея Колякина приехал начальник уголовного розыска Джимми Ажиба со своими оперативными сотрудниками. Около дома Колякина они обнаружили машину, на которой перед гибелью ездил Бения. Ключи от машины были у Колякина. При проверке оказалось, что у Колякина нет на нее никаких документов.

Попутно обнаружили еще три машины без документов. Колякин сообщил, что три машины из четырех были украдены на территории России и по поддельным документам завезены в Абхазию для дальнейшей реализации.

При обыске у Колякина обнаружили также огнестрельное оружие, боеприпасы и наркотические вещества. По факту их незаконного приобретения и хранения Управление внутренних дел Гагрского района возбудило уголовное дело. Все машины по распоряжению Джимми Ажиба изъяли, и они содержались на хозяйственном дворе МВД РА. Некоторое время спустя жена Колякина предоставила документы на одну из машин, и ее вернули.

Прокуратура утверждает, что три машины были изъяты незаконно, что стало основанием для возбуждения уголовного дела против начальника Уголовного розыска Джимми Ажиба. Прокуратуре неизвестны имена других сотрудников уголовного розыска, которые участвовали в изъятии машин.

Адвокат Аида Барциц зачитала жалобу Ажиба, в которой, в том числе, изложено следующее: «Чтобы иметь суждение о наличии либо отсутствии в действиях конкретного лица признаков указанного преступления (превышения должностных полномочий и вымогательства), необходимо установить круг и характер его служебных прав и обязанностей, закрепленных в законодательных и иных нормативных актах, положениях и т.д. А также указать, какие из них, со ссылкой на конкретные нормы, повлекли существенное нарушение прав и законных интересов потерпевших и в чем они выразились. Без установления указанных признаков уголовный процесс исключает начало уголовного преследования. В постановлении о возбуждении уголовного дела следователь эти признаки не указал, а именно, не указал, превышение каких прав и обязанностей со ссылками на нормативно-правовые акты Ажиба допустил как начальник Управления уголовного розыска МВД РА при изъятии автомашин у Колякина и каким образом его действия причинили вред охраняемым законом интересам, если во владении Колякина изъятые транспортные средства находились незаконно».

4 января 2017 года Ажиба составил рапорт на имя министра внутренних дел об изъятии у Колякина автомашин. Министр дал указание о проведении проверки этих машин, и в правоохранительные органы МВД России были направлены соответствующие запросы. В настоящее время формируются материалы дела, по их результатам будут приняты решения. Что касается вымогательства, то адвокат Барциц заявила, что никакие деньги или материальные ценности Ажиба у Колякина не вымогал и не предъявлял незаконные требования. Изъятие же незаконно хранящихся машин нельзя признать нарушением его законных прав и интересов.

Законность возбуждения уголовного дела против полковника милиции Джимми Ажиба доказывал в суде старший следователь прокуратуры Руслан Лагвилава, который подписал соответствующее постановление. Он сообщил, что поводом для возбуждения уголовного дела послужило заявление Колякина, поданное 28 марта в прокуратуру Гагрского района. Впоследствии оно было передано в Генеральную прокуратуру, которая начала проверку.

Руслан Лагвилава сообщил суду следующее: «Данные автомашины, если представляли интерес по уголовному делу, не были представлены органу предварительного расследования, расследовавшему данное уголовное дело. Не было вынесено постановление о предоставлении результатов оперативно-розыскных мероприятий и пересылки, о чем свидетельствует осмотр 5 апреля 2017 года этих машин, находящихся на специально отведенной стоянке в МВД РА. Из содержания осмотра установлено, что автомашины «УАЗ Патриот» и «Ленд Ровер Дискавери» находились на стоянке в опечатанном виде. Способ опечатывания машин не защищен от внешних воздействий. Одна из автомашин и вовсе не была опечатана, что дает основание полагать, что ее использовали. Печати, которые не защищены от внешнего воздействия, а это был обычный бумажный стикер, могли быть в течение трех месяцев испорчены дождем, снегопадом. Это все свидетельствует о том, что эти печати были сделаны совсем недавно».

Из показаний Колякина следует, что по приглашению начальника Управления внутренних дел по Гагрскому району он прибыл на беседу и был задержан по подозрению в убийства Бения. Он приехал в УВД на машине «Мерседес Бенц Виано», которая впоследствии была у него изъята. 3 апреля 2017 года прокуратура направила министру внутренних дел Аслану Кобахия запрос на предоставление материалов, послуживших поводом и основанием для изъятия данных автомашин. Ответа на запрос не было. Повторный запрос был направлен министру 11 апреля. 12 апреля за подписью вице-премьера и министра ВД Аслана Кобахия в прокуратуру был направлен ответ. Из него следовало, что на момент изъятия автотранспортных средств оперативные сотрудники МВД не располагали данными о том, что машины числятся в розыске. Следователь Лагвилава заявил, что по сей день непонятно, в рамках каких оперативно-розыскных мероприятий были изъяты автомашины. Если их изъяли в рамках уголовного дела об убийстве Бения, то они должны были быть переданы органу расследования. Если же нет, тогда их должны были вернуть владельцу. Ни то ни другое сделано не было.

Выслушав стороны, судья Белла Хасая вынесла вердикт: жалобу начальника Управления уголовного розыска Джимми Ажиба удовлетворить, признать возбуждение против него уголовного дела незаконным и необоснованным.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG