Accessibility links

Сегодня, в Международный день защиты детей, отмечаемый на планете уже почти семьдесят лет, президент Абхазии Рауль Хаджимба и премьер-министр Геннадий Гагулия посетили праздничное мероприятие, посвященное этому дню в детском саду «Улыбка» в Новом районе Сухума. Как сообщает официальный сайт президента, глава государства, поздравляя детей с праздником, сказал: «Завтра вы станете продолжателями дела старшего поколения. Всего вам доброго, мира, самое главное, счастья, радости, успехов! Растите добрыми, хорошими людьми». Он отметил особый вклад работников детских садов в воспитание детей и поблагодарил их за этот непростой и важный труд.

Весь день в Сухуме проходили разнообразные мероприятия в честь этого дня. Но любой такой день, как известно, это еще и повод задуматься о проблемах.

Согласно расхожей фразе, о государстве (другой вариант – о степени цивилизованности общества) судят по тому, как оно заботится о стариках и детях. В Абхазии, конечно, с гордостью скажут, что в традиционном абхазском обществе невозможны ни старики, оставшиеся без попечения трудоспособных родственников, ни брошенные дети. Но с прискорбием добавят про слабосильность государства, которое неспособно обеспечить, скажем, многодетные малоимущие семьи достойными пособиями.

К вопросу о «счастливом детстве»
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:03 0:00
Скачать

Но не все так просто, как принято считать. С неделю назад внимание многих в интернет-сообществе привлекла публикация молодой журналистки Астанды Ардзинба «Неудобный вопрос для Абхазии: детский дом, которого нет». «В Абхазии нет детских домов, – пишет она. – Но эту фразу не надо читать с гордостью, и вот почему». Жизнь слишком разнообразна, рассуждает она и вспоминает про случай из своей журналисткой практики, когда одна нерадивая мать бросила малолетних детей на три дня одних – зимой, в полуподвальной комнатушке. После того как соседи этой недавно перебравшейся в их двор семьи забили тревогу, компетентные органы мать разыскали и... вручили ей детей обратно. Благо, нашли ее знакомых, которые согласились семью приютить. И тогда автор спросила: «Вы же понимаете, что это повторится. Как можно ей доверять детей?» На что получила ответ: «А куда их девать?» Далее она упомянула про частный детский дом, который существовал в нулевые годы: жительница Сухума забрала с улицы группу подростков и поселила у себя. Но у истории этой не было хэппи-энда. Трудные подростки, не привыкшие жить в семье, разбежались.

На интернет-форуме разгорелось активное обсуждение. Вот несколько откликов: «Когда, к сожалению, видишь, как некоторые «родственники» эксплуатируют своих осиротевших племяшек, то задумаешься, что лучше: детские дома или жить с такой псевдо-родней?»; «Вариантов решения такого рода проблем много, и детский дом не лучший вариант… Если дети не имеют ни одного из родителей, их можно помещать под опеку в приемные семьи, которым государство будет выплачивать пособие на содержание. Есть варианты семейных мини-детдомов»; «Что за глупость, разве у нас есть беспризорные дети? После войны у нас было действительно много бездомных детишек, а сегодня это уже не актуально. Иногда некоторые мамаши отказываются от детей в роддоме, так за этих младенцев идет война. Очень много желающих взять их и очень мало отказниц. У нас довольно развита система интернатов, и туда можно помещать детей из неблагополучных семей».

И еще вот о чем хочется сегодня сказать. На днях прочел такое изречение Оскара Уайльда: «Лучший способ сделать детей хорошими – это сделать их счастливыми». Яркая фраза, хотя, наверное, и небесспорная. Материальный достаток, конечно, отнюдь не тождественен понятию «счастье», это понятно, но и выросшие в настоящем моральном аду люди становились нередко порядочными и нравственными, а дети прекрасных родителей порой вырастали в преступников и негодяев. Ну, будем считать, что речь шла об исключениях, которые только подтверждают правило.

Так получилось, что в последние месяцы я увлекся чтением прозы о детстве. К писателям, обращавшимся к теме детей, относится наш Фазиль Искандер. Пласт произведений о детстве занимает значительное место в его прозе. Детство Фазиля (он описывал его то в произведениях от своего имени, то в рассказах о мальчике Чике) не назовешь несчастливым, ибо он рос в атмосфере любви и взаимоподдержки родных и близких, пусть и без графского материального достатка. Но черной тенью на его детство легли сталинские репрессии, которые затронули многие семьи в Абхазии, в том числе и его семью.

В моем восприятии его произведений о детстве, в частности, повести «Школьный вальс, или энергия стыда», есть одна особенность: как и многие сухумцы, хорошо знаю описанные в них улицы и дома – дом, где он вырос, детсад, в который он ходил (в здании детсада сейчас расположен Сухумский дом юношества), и тут же, еще через пару сотен метров, здание 3-й школы, где он учился... И, читая, представляю, как все это происходило «на местности». Вот по этой улице, которая сейчас носит имя Юрия Воронова, он бегал туда, где на месте нынешнего парка располагался городской рынок, а рядом были магазинчики, куда по вечерам его посылали купить всякую всячину.

В рассказе «Детский сад» Фазиль описывает свой детсад так:

«Он был расположен на нашей улице совсем недалеко от нашего дома. Первое время, когда я скучал по дому, я подходил к решетчатым ворогам и смотрел на темно-кирпичный двухэтажный дом с балкончиками на втором этаже. Было приятно убедиться, что он стоит на месте. Обычно на балконе сидела тетя и, покуривая папиросу, переговаривалась через улицу с соседями – учила их жить».

Недавно довелось мне побывать на этом балкончике, посмотреть, какой вид открывается с него в разные стороны. А заходя по делам в СДЮ, всегда невольно бросаю взгляд на старую грушу, растущую во дворе у дорожки к зданию. «Та самая груша» – так и было написано на табличке, установленной у этого дерева, когда год назад в июне в рамках фестиваля «Стоянка человека» здесь проходил один из этапов экскурсии «Чик в Мухусе» – по произведениям Искандера, организованной директором Сухумского дома юношества Еленой Кобахия. Во время этой экскурсии читали вслух отрывок из раннего рассказа Фазиля Абдуловича:

«Во дворе детского сада росла груша. Время от времени с дерева падали перезревшие плоды. Их подбирали дети и тут же поедали. Однажды один мальчик подобрал особенно большую и красивую грушу. Он хотел ее съесть, но воспитательница отобрала у него грушу и сказала, что она пойдет на общий обеденный компот. После некоторых колебаний мальчик утешился тем, что его груша пойдет на общий компот. Выходя из детского сада, мальчик увидел воспитательницу. Она тоже шла домой. В руке она держала сетку. В сетке лежала его груша. Мальчик побежал, потому что ему стыдно было встретиться глазами с воспитательницей».

Как уверяют сотрудники СДЮ, груша и по сию пору дает плоды, и очень сладкие. Хотя со времени, когда здесь бегал маленький мальчик Фазиль, прошло уже лет восемьдесят пять. Говорят, что продолжительность жизни этих деревьев иногда достигает 100-150 лет.

Но и деревья не вечны. А вот мысли и чувства великих людей, запечатленные в их произведениях, будут, пока существует человечество, вновь и вновь в душах вступающих в жизнь поколений сеять семена добра и правды.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG