Accessibility links

Пять спектаклей из Адыгеи на сухумских подмостках


По признанию абхазских зрителей, наибольшее впечатление на них произвел именно финальный спектакль «Кавказский меловой круг» по пьесе Бертольда Брехта

В Сухуме прошли гастроли Национального театра Республики Адыгея, начались они и завершились спектаклем «Кавказский меловой круг», но наибольшее впечатление на публику произвел финальный спектакль, в котором вместе с адыгейскими актерами играли актеры Абхазского драматического театра.

Гастроли Национального театра Адыгеи приурочены к 25-летию Победы в Отечественной войне народа Абхазии. Абхазской публике было показано пять спектаклей. Гастроли открылись и закрылись спектаклем по пьесе Бертольда Брехта «Кавказский меловой круг». В промежутке между ними зрители увидели «Кабалу святош» по пьесе Михаила Булгакова, «Слугу двух господ» по пьесе Карло Гольдони и литературно-музыкальную композицию «Заклинаю, помните!» Тимура Исупова, посвященную 75-летию Сталинградской битвы. Художественный руководитель театра и постановщик спектаклей – заслуженный деятель искусств России Касей Хачегогу.

Пять спектаклей из Адыгеи на сухумских подмостках
please wait

No media source currently available

0:00 0:08:30 0:00
Скачать

Касей Хачегогу рассказывает о том, как складывались его контакты с Абхазией: «Театральный мир Адыгеи ни разу не бывал в Абхазии, и 34 года тому назад я, закончив театральный институт в Ленинграде, со студией, театром и репертуаром приехал сюда впервые. Будучи совсем молодым режиссером, не согласовав эту поездку ни с кем, ни с обкомом партии Адыгеи, ни тем более с Тбилиси, ни с Москвой, я нанял автобус и приехал с коллективом, привез декорации, и мы тут целый месяц при аншлагах гастролировали. Сработали наши корни. Это был 1984 год. 34 года прошло, и никаких других попыток снова приехать в Абхазию не было. А тут и война случилась, и возможностей не было, и вот я вижу, что тропинка зарастает…»

Указом президента художественному руководителю и режиссеру Касею Хачегогу присвоено звание «Народный артист Республики Абхазия»
Указом президента художественному руководителю и режиссеру Касею Хачегогу присвоено звание «Народный артист Республики Абхазия»

Чтобы тропинка окончательно не заросла, Касей Хачегогу предложил Абхазскому драматическому театру интересную и неожиданную идею. О цели приезда в Абхазию и о сути своей идеи он говорит так: «Цель была – напомнить и себе, и абхазам, что мы – братья, что мы – одной крови, что у нас корни одни – абхазо-адыгские. И нам надо не теоретически рассуждать о том, что мы братья, а придумать какой-то совместный проект. Мои артисты в спектакле «Кавказский меловой круг» работают на абхазском языке, мы выучили роли на абхазском языке. И мы работали сегодня с абхазскими артистами совместно, в одном спектакле. Зрители слышали русский язык, связующий абхазов и адыгов, абхазский язык и адыгский язык – вот, что сегодня звучало на сцене. Брехт дает нам такую возможность, и мы этой возможностью воспользовались. Вот, ради чего я приехал!»

Абхазские зрители оценили спектакль, по признанию многих, наибольшее впечатление произвел именно финальный спектакль «Кавказский меловой круг» по пьесе Бертольда Брехта.

После спектакля своими впечатлениями поделился абхазский поэт Геннадий Аламия: «Кавказский меловой круг, который мы смотрели сегодня, это очень удачная, я считаю, интерпретация. Может быть, кому-то показалось, что спектакль слишком длинный, но такая манера у этого режиссера. А то, что в спектакль ввели абхазскую труппу, – это гениальный замысел, потому что многое было сказано из того, что было заложено в подтекст пьесы, во всяком случае, на русском языке, я не знаю, как на немецком, и все это было раскрыто на абхазском языке. И было очень современное звучание у спектакля о состоянии нашего общества, о состоянии людей, о нашем сегодняшнем дне. Я все спектакли смотрел, у них школа другая, в отличие от наших актеров – российская школа, и это сразу чувствуется. Они настолько естественны, что иногда думаешь: «А ведь они же у себя дома играют на адыгском языке, а здесь играли на русском». При этом они говорят на прекрасном русском языке, и это не выученный, а идущий из души язык, и это очень импонирует!»

Сложность реализации идеи спектакля, звучащего на трех языках, состояла не только в том, что актерам из Адыгеи пришлось учить роли на абхазском языке, но и в том, что две труппы ­– адыгейская и абхазская – должны были работать на одной сцене, как единый организм, а времени на репетиции было совсем мало.

Тем не менее актеры прекрасно справились, по признанию молодого актера Абхазского театра Гудисы Тодуа, который был зрителем, спектакль получился «изящным и мощным, в нем разные миры сплелись в единое целое, а финал, который звучал на абхазском языке, доставил большое удовольствие публике».

О братстве абхазского и адыгского народа, о спектакле «Кавказский меловой круг», который объединил две культуры, генеральный директор Абхазского драмтеатра Нодар Чанба сказал так: «В спектакле вместе с адыгскими актерами и наши актеры выступали, была такая комбинация языков, когда наши актеры говорили на абхазском языке, а адыгские актеры говорили и на абхазском, и на русском, и на адыгском языке. Такое триязычие не часто видишь в спектаклях. И это не было самоцелью, а сделано для того, чтобы нам всем напомнить, что все кавказские народы, языки, культуры, люди должны быть в единстве. Сама идея Кавказского мелового круга очень символична и актуальна, хотя написал пьесу не кавказец, а немец – Брехт! И тем не менее он глубоко проникся идеей этого круга, который объединяет. Это очень важно. Какой-то очень теплой и близкой стала пьеса Брехта, когда в ней зазвучали адыгские и абхазские песни, там много народных колыбельных песен и танцевальных мелодий. В итоге спектакль получился очень богатым и говорящим о том, как важна жизнь, как важно ее сохранить. Это показано через ребенка, через женщину, которая сохранила жизнь чужому ребенку, и он стал для нее самым родным человеком. В принципе, искусство и должно показывать такие глубокие, глубинные свойства человеческой души, проблемы нашей жизни. Я думаю, что и этот спектакль, и другие спектакли, которые были показаны, достигли своей цели!»

Касей Хачегогу подвел своеобразный итог гастролям и прожитой в Абхазии недели: «Я думаю, что наша поездка запомнилась многим, прежде всего, нам самим, но еще и молодежи абхазских театров. Принимали нас очень хорошо, очень трепетно. Молодые актеры подружились со своими коллегами, и это даст ростки, я убежден. И в дальнейшем нам надо делать совместные объединяющие проекты, Кавказ должен быть объединен. В спектакле эта мысль высказывается, красной нитью проходит, что земля должна обрабатываться теми людьми, которые умеют ее обрабатывать, ребенок должен принадлежать тому, кто его воспитал, а не тому, кто его родил, и так далее. Эта притча имеет большой смысл, и для Кавказа он очень актуальный. Вот в этом плане, я думаю, что мы неплохо сработали. По крайней мере, зрители так нам говорят. Они нам высказали в эти дни очень много приятных слов, мы их запомнили, нас это вдохновило, это придает нам силы, мы будем и дальше так работать!»

Указом президента трем актерам Национального театра Адыгеи присвоено звание «Заслуженный артист Республики Абхазия», а художественному руководителю и режиссеру Касею Хачегогу – звание «Народный артист Республики Абхазия».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG