Accessibility links

Последнее путешествие Сулиеты Кусовой-Чухо


В ноябре прошлого года Сулиета Аслановна сказала немало добрых слов о «ростках» молодого кино в Абхазии

За последние годы в Абхазии многие узнали и стали глубоко уважать известного российского журналиста, культуролога и общественного деятеля Сулиету Кусову-Чухо, шапсуженку по происхождению. На днях она ушла из жизни в Махачкале, где проходил очередной фестиваль документального кино «Кунаки», который был ее детищем.

Сегодня мы встретились с известным абхазским поэтом, публицистом и общественно-политическим деятелем Геннадием Аламиа, который накануне вернулся из столицы Дагестана. 5 ноября я позвонил Геннадию Шаликоевичу и неожиданно узнал, что он находится в Махачкале. Не стал расспрашивать его о целях поездки, тем более что Аламиа уже лет тридцать воспринимают у нас как полпреда Абхазии на Северном Кавказе. А спустя несколько дней наткнулся в интернете на публикацию одного из российских СМИ, где он упоминался как участник закладки в Махачкале аллеи памяти журналистов, погибших при исполнении профессионального долга, – Юрия Щекочихина, Анны Политковской, Натальи Эстемировой и других. Эта акция проходила 8 ноября в рамках XII Северокавказского открытого фестиваля кино и телевидения «Кунаки», и в ней участвовали также бессменный президент этого фестиваля Сулиета Кусова-Чухо, вице-президент Европейской федерации журналистов Надежда Ажгихина.

Последнее путешествие Сулиеты Кусовой-Чухо
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:51 0:00
Скачать

А еще через несколько дней, в понедельник 12 ноября, абхазские СМИ распространили сообщение о скоропостижной смерти в Махачкале Сулиеты Кусовой-Чухо. Эту энергичную 67-летнюю женщину, шапсуженку по происхождению, которая была замужем за осетином, жила и работала в Москве, в Абхазии многие знали как журналиста, культуролога, общественного деятеля и одного из главных организаторов фестиваля «Кунаки», несколько раз в последние годы проходившего в Сухуме. Фестиваль «Кунаки» был основан в 2007 году на форуме Союза журналистов России в Дагомысе и ежегодно проходит в регионах Кавказа. Первые шесть лет он проводился в Сочи.

На пресс-конференции в Сухуме в ноябре прошлого года Сулиета Аслановна сказала немало добрых слов о «ростках» молодого кино в Абхазии. И ее слова во многом оказались провидческими, так как за минувший год короткометражные фильмы молодых абхазских кинорежиссеров, прежде всего Инара Нармания, были отмечены и награждены на ряде престижных международных фестивалей. А у меня с Сулиетой Чухо завязался оживленный разговор уже после пресс-конференции, на которой я узнал, что она шапсуженка. Много говорили о Руслане Гвашеве, гражданском активисте, объявившем голодовку в знак протеста против своего преследования властями Краснодарского края, о других общих знакомых шапсугах.

Детство Сулиеты Чухо прошло в Адыгее, куда в свое время была выселена с побережья Черного моря часть шапсугов. Она успела поработать в Дагестане, Майкопе, Нальчике… Геннадий Аламиа рассказал мне, что разговаривал с ней буквально за полчаса до ее ухода из жизни. У нее было больное сердце, и она собиралась делать операцию, но решила ее отложить, чтобы сперва провести фестиваль «Кунаки», к которому очень готовилась. И вот после завершения фестиваля ее дочь вылетела самолетом в Москву, а Сулиета Аслановна, не переносившая авиаперелеты, решила ехать поездом. До Владикавказа они с Аламиа должны были поехать вместе. Он рассказывает:

«Утром рано встал. Машина должна была подъехать в девять часов. В семь двадцать шесть позвонил ей. Она подняла трубку. Я говорю: «Как, Сулиета?» Говорит: «Знаешь, погода, наверное, меняется. Мне чуть-чуть…» Она так говорила: «Чуть-чуть плохо». Но я, говорит, таблетками сейчас все выправлю. Вот так бодро как-то сказала. Осталось ждать там полчаса, потому что потом завтрак – и уже поехали. Пошел к морю. Я все это время не подходил к морю. Думаю, попрощаюсь с морем. Подошел, ноги намочил, попрощался с морем Каспийским. Какое-то оно было сердитое… Вернулся. Звоню – где-то в восемь – начало девятого. Звоню – не отвечает. Еще раз, еще раз. Три раза я звонил. Потом Ильяс Богатырев, директор фестиваля, идет навстречу. Говорит: «Слушай, я звоню, она не отвечает». Я уже понял, что там все плохо».

Когда с помощью дежурной по этажу вошли в номер, она лежала на кровати с открытыми глазами и без пульса. Похоронить Сулиету Кусову-Чухо решили в родном ауле Афипсиб. Прилетевшие из Москвы муж и дети повезли ее тело через весь Северный Кавказ. Аламиа говорит:

«Кавалькадой… Она впереди. Через весь Кавказ, от Дагестана, как она мечтала когда-то, проехать на машине весь Кавказ. До этого, когда мы ехали на фестиваль, она во Владикавказе позвонила кому-то из друзей, сказала: «У меня времени не будет, на этот раз я проеду мимо вас». И снова, уже когда отправилась в последний путь, проехала мимо».

В Махачкале у Дома печати, где располагаются редакции большинства республиканских газет Дагестана, во время фестиваля было высажено 23 саженца клена: каждый символизирует память о погибшем журналисте. За последнюю четверть века за свою профессиональную деятельность в Дагестане были убиты 19 представителей СМИ. По словам председателя Союза журналистов Дагестана Али Камалова, в ближайшее время Махачкалинская Аллея памяти о погибших журналистах пополнится еще одним саженцем клена: его высадят в честь Сулиеты Кусовой-Чухо, «матери Кавказа».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Виталий Шария

    В 1969 году окончил сухумскую 7-ю среднюю школу, в 1974 году – факультет журналистики Белорусского госуниверситета.

    В 1975-1991 годах работал в газете  «Советская Абхазия», в 1991-1993 годах – заместитель главного редактора газеты «Республика Абхазия».

    С 1994 года – главный редактор независимой газеты «Эхо Абхазии».

    Заслуженный журналист Абхазии, член Союза журналистов и Союза писателей Абхазии.

XS
SM
MD
LG