Accessibility links

Югоосетинская неделя: три президента и генерал-полковник во главе почетного караула


Леонид Тибилов и Анатолий Бибилов (архивное фото)

Вся неделя в Южной Осетии прошла под знаком избирательной кампании. На сегодняшний день ЦИК заверил республиканский список партии «Единая Осетия», а также список семнадцати ее кандидатов по одномандатным округам. Им разрешается открывать счета и вести работу в округах. Остальные партии отстают. Парламентские «Единство народа», «Народная партия» и непарламентская Компартия уже провели съезды и сформировали списки своих кандидатов. Остальные пока только грозятся.

Самая большая неожиданность в блоке предвыборных новостей и, наверное, новость номер один на этой неделе: экс-президент Леонид Тибилов принял решение выдвинуть свою кандидатуру на предстоящих выборах по одномандатному избирательному округу. Его кандидатуру поддержал съезд Компартии в минувшую субботу. В истории республики это первый случай, когда бывший президент баллотируется в законодательное собрание, да и вообще пытается избраться или трудоустроиться в республике. Все уже привыкли, что экс-президенты, как свергнутые вожаки, должны покинуть стаю. В этом смысле новость хорошая, она про то, что жизнь для бывших руководителей может продолжаться дома.

Скачать

Как говорят в республике, в планах Леонида Харитоновича нечто большее, чем депутатский мандат, – он претендует на кресло спикера парламента. На условиях анонимности мне эту историю рассказали четыре источника. Якобы после мартовских праздников Леонид Харитонович ездил в Москву, где заручился кураторским благословением на спикерство. По словам источников, кураторы даже уладили этот вопрос с Анатолием Бибиловым.

Информированные люди утверждают, что по замыслу, в том числе и кураторов, эти два политических тяжеловеса, два президента, должны создать коалицию, чтобы справиться с третьим президентом – нейтрализовать Эдуарда Кокойты не предстоящих выборах. Как он себя проявит, пока неясно, но все уверены, что проявит. Скорее всего, после регистрации кандидатов, когда начнется агитация, но ни в коем случае не раньше, чтобы ЦИК не снял его людей на стадии регистрации.

Вот такая получается избирательная кампания – из четырех президентов Южной Осетии трое будут в ней рубиться. Такого еще не было.

К другим новостям.

После карантина границу с Грузией открыли, но, как оказалось, не для всех. Среди тех, кому можно ходить в Грузию через пункты упрощенного пересечения границы, в ущемленном положении оказались граждане Южной Осетии. Раньше они ходили за кордон по югоосетинским паспортам, а неграждане – по пропускам, заменяющим вид на жительство в республике.

Но еще 4 февраля КГБ РЮО объявил о новых правилах перехода через границу – только по пропускам, в том числе и гражданам Южной Осетии.

После нескольких отсрочек новые правила вступили в силу 29 марта, и только после этого КГБ начал прием документов. Сказать прием документов – ничего не сказать. То ли это такое изощренное издевательство комитетчиков над местным населением, то ли саботаж со стороны «конторы», эдакая итальянская забастовка. Потому что не может организация работать такими черепашьими темпами – за один рабочий день приминают не больше десяти заявлений.

Прием документов проводится один раз в неделю – по вторникам. Толпа у здания районного КГБ собирается к началу рабочего дня. Люди стоят до пяти вечера на проезжей части под солнцем, у них нет возможности даже присесть на лавку, говорит гражданская активистка из Ленингора Тамара Меаракишвили:

«В прошлый вторник целый день люди стояли, но приняли только десять человек, потом объявили: «Начальник срочно выехал в Цхинвал, поэтому приема больше не будет». Сегодня было точно так же: после десятого посетителя начальник срочно уехал. Но это же нетрудная работа. Что им стоит принимать заявления каждый день?»

В так называемый пакет документов для получения пропуска входят: копия югоосетинского паспорта, две фотографии, справка о месте жительства и справка с места работы, если соискатель трудоустроен. Правда, необходимо еще заполнить заявление. От силы пятнадцать минут на одного человека – четыре заявителя в час, двадцать восемь – за семичасовой рабочий день. То есть в самом расслабленном состоянии, буквально лежа в кресле, один сотрудник КГБ может принять заявления у ста сорока граждан за неделю. Один. Вместо этого все районное отделение принимает десять заявлений в неделю.

Нуждающихся не менее шестисот человек, и это только в восточной части района, не считая жителей Цинагара, Закора и Орчосана, которые тоже подают заявления в Ленингорский КГБ. Шестьсот делим на десять, получаем шестьдесят недель или четырнадцать месяцев. И это притом, что пропуск нужно менять каждые восемь месяцев. Местные жители ломают голову, ищут какой-то смысл в происходящем и не находят других объяснений, кроме преднамеренного враждебного отношения со стороны властей, говорит Тамара Меаракишвили:

«Почему не принимали заявления эти два месяца, пока граница была закрыта на карантин? Почему начали прием только после того, как открыли границу? И вообще, зачем все это выдумали? От чего страхует этот пропуск? Какая-то логика должна быть? Просто портят нам нервы, портят нам здоровье и вгоняют нас в апатию – больше ничего».

Наверное, можно было придумать не такой мучительный для людей переход к новым правилам. Например, обязать людей получить пропуски до (условно) 1 сентября, а до тех пор пропускать по паспортам. Но это, если думать о людях.

11 апреля парламент Южной Осетии единогласно утвердил за президентом статус Верховного главнокомандующего и поднял предельное воинское звание с генерал-лейтенанта до генерал-полковника. Как объяснил необходимость этих нововведений спикер Петр Гассиев, главнокомандующим может быть и министр обороны, а статус Верховного главнокомандующего необходимо закрепить в конституционном законе за президентом страны.

На самом деле, это так. Более того, главнокомандующих может быть много, например, главнокомандующий сухопутных войск, главнокомандующий военно-воздушных или военно-космических войск, или военно-морских сил. И вот всеми этими главнокомандующими командует Верховный. Все это так, непонятно только, какое отношение это имеет к Южной Осетии.

Кстати, министра обороны тоже не обидели, ему дали возможность получить следующее звание – генерал-полковника, внесли поправки в закон «О воинской обязанности» и подняли предельное звание. Раньше оно было генерал-лейтенант.

Почему решили поднять, тоже понятно: по-братски. Неудобно министру перед российскими коллегами – командующими российской армии. Все люди как люди - генерал-полковники или генералы армии, а он всего лишь генерал-лейтенант. Некрасиво получается, надо земляка поддержать. Главное, чтобы никто не спросил: «Где твоя армия, генерал?» Это какая-то история в духе сказок Салтыкова-Щедрина. Говорит югоосетинский общественник Алан Парастаев:

«Если их не останавливает даже сарказм, который эта история вызовет в обществе, то пусть делают. Пусть хоть фельдмаршалом называют. Если это помогает главному – укреплять нашу оборону, то пусть, пожалуйста. Слава богу, не с моих налогов».

По мнению бывшего министра обороны республики Олега Тезиева, не стоило этого делать. В 2015 году этот парламент протащил новый интеграционный договор с Россией, одним из пунктов которого была ликвидация югоосетинской армии. От вооруженных сил оставили всего ничего – почетный караул, оркестр, несколько офицеров и приблизительно роту солдат-срочников.

Югоосетинское общество крайне болезненно пережило ликвидацию своей маленькой пятитысячной армии, которая на протяжении четверти века была гарантом его безопасности, и теперь не стоит подобными глупостями нервировать людей, говорит Олег Тезиев:

«Армия – это больной вопрос для Южной Осетии. То, что они вытворили, никуда не годится, – ликвидировали армию Южной Осетии, а теперь начали себе генерал-полковников присваивать».

По мнению Алана Парастаева, тем более не стоило этого делать перед выборами и давать лишние поводы для упреков во время избирательной кампании.

Но самое главное на этом заседании парламента осталось за кадром. С утра в повестке дня значился пункт, предполагающий рассмотрение законопроекта «О парламенте Республики Южная Осетия» – того самого, который наделял законодательный орган функциями Конституционного суда и который депутаты отклонили 29 марта. В нарушение регламента спикер Петр Гассиев вынес его на повторное рассмотрение. Но после обеда этот пункт исчез из повестки без объяснения причин. Не иначе старшие товарищи по партии одернули своего коллегу.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG