Accessibility links

Министерство Кавказа. Пять лет в воздухе


В последнее время в экспертных кругах и российском правительстве все чаще задаются вопросом о целесообразности существования Минкавказа

В этом году исполнилось пять лет Министерству по делам Северного Кавказа. Некогда презентованное как Министерство экономического прорыва депрессивного региона оно явно не оправдало надежд. Теперь эксперты в основном обсуждают целесообразность его дальнейшего существования.

Министерство Российской Федерации по делам Северного Кавказа (Минкавказ России) – федеральное министерство, созданное 12 мая 2014 года указом президента Российской Федерации «О Министерстве Российской Федерации по делам Северного Кавказа».

Тем же указом руководителем нового ведомства был назначен Лев Кузнецов. Министерство курировал заместитель председателя правительства Александр Хлопонин. Целью министерства была разработка проектов государственных программ по развитию Северного Кавказа, говорит политолог Николай Силаев:

«Я не уверен, что могу воспроизвести логику властей, которые это министерство создавали, но предположил бы так: в 2010-м, когда Александра Хлопонина назначили полпредом президента в СКФО, возникла эта идея ускоренного развития Северного Кавказа. Для координации ведомств, прежде всего экономических, которые были в это дело вовлечены, Хлопонина сделали вице-премьером правительства одновременно с полпредством. Потом эта связка двух постов была разорвана, Хлопонин перестал быть полпредом, и возник вопрос, как дальше обеспечивать эту координацию. Как, грубо говоря, приблизить федеральные ведомства к региону, который предполагалось ускоренно развивать. Чтобы этим занимались не Минфин и не Минэкономики – это сложно организовать с аппаратной точки зрения, но создать федеральный орган, в котором будут сосредоточены все программы, связанные с регионом. Мне кажется, в этом логика была».

Министерство Кавказа. Пять лет в воздухе
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:32 0:00
Скачать

Ускоренного развития не получилось, на выходе этих инициатив убытки для казны и коррупционные скандалы. Иначе и быть не могло, считает директор региональных программ Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич:

«Логика простая: на Северном Кавказе не будет развития до тех пор, пока не поменяются правила игры в целом по России. Прежде всего, отношение к бизнесу, давление на него, роль силовиков. А до тех пор и на Северном Кавказе ничего происходить не будет, а структуры – это дело двадцать пятое».

Позже к компетенции Минкавказа добавилось и курирование социально-экономического блока Абхазии и Южной Осетии. Он участвует в межправительственных комиссиях, принимает Инвестпрограммы и контролирует их выполнение.

В целом, считает российский политолог Модест Колеров, Министерство по делам Северного Кавказа фактически выступает ведомственным близнецом полпредства президента в Северо-Кавказском федеральном округе, с той лишь разницей, что полпредство выполняет надзорную функцию, а министерство – исполнительную, но суть этих функций такая же – межведомственная. И, конечно, им тесно на узкой северокавказской площадке.

При этом министерство маленькое, распределяет крайне незначительные по министерским меркам деньги. Оно с самого начала не показало себя сильным и за пять лет существования не обрело политического веса на Кавказе. Зато в последнее время министерству поручили или оно само взялось за решение самой застарелой и нерешаемой проблемы платежей за электроэнергию. Очевидно, что министерству не под силу их решить. Говорит Модест Колеров:

«Министерство не стало политически влиятельным. Оно берется за трудные, нерешаемые проблемы. Я думаю, что с самого начала, когда создавалось это министерство, это было лукавством, потому что стоящие перед министерством проблемы столь сложны, что их должно решать правительство в целом.

А потом там возникла одна криминальная ситуация – курорты, вторая криминальная ситуация – олигархи... Это показывает, что министерство не нашло своего места и, я думаю, не найдет, потому что оно не может решить проблемы, которые сложились на Северном Кавказе в силу исторических причин, 150 лет назад.

– Что дальше? Какая перспектива у Минкавказа?

– Если министерство останется таким бесконфликтным надзорным помощником, его судьба будет решена быстро. Появятся люди, которые скажут: «Ну, посмотри, как министерство хорошо справляется. Давай дадим ему статус федерального агентства в каком-то федеральном министерстве». И все. Это будет выглядеть как жуткая административная экономия. Если же министерство покажет себя активным игроком (конечно, этого хотелось бы, но надежды мало), то это вызовет ревность у полпредства».

В последнее время в экспертных кругах и российском правительстве все чаще задаются вопросом о целесообразности существования Минкавказа. «Зачем нам воздушное Минкавказа?» – заметил недавно заместитель председателя правительства по вопросам строительства и регионального развития Виталий Мутко.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG