Accessibility links

Телепоединок Хаджимба и Квициниа


Вчера, в пятницу 6 сентября, как и две недели назад, на Абхазском телевидении проходили теледебаты кандидатов в президенты республики. И снова все абхазское общество собралось в девять вечера у телеэкранов.

Сперва, как водится, о плюсах. Огромный плюс – уже то, что впервые в Абхазии состоялись теледебаты с участием действующего президента. Многие наблюдатели восприняли это как значительный шаг вперед в короткой еще истории развития абхазской демократии. Напомню, что общество не раз ставило вопрос о проведении у нас в канун президентских выборов теледебатов. Впервые их удалось организовать лишь пять лет назад, в августе 2014-го; в них участвовали все четверо кандидатов, но среди них не было действующего президента (тогда был и.о.). 23 августа с. г. на теледебаты перед первым туром нынешних выборов пришло шестеро кандидатов из девяти, и пришедшие не упустили возможности попенять действующему главе государства за его отсутствие. Среди предположений наблюдателей о том, почему Рауль Хаджимба отказался от участия, преобладали такие: не хотел становиться мишенью для нападок других кандидатов, среди которых преобладали настроенные остро оппозиционно (именно таким нападкам остальных объединившихся против него кандидатов подвергся пять лет назад Аслан Бжания); решил следовать примеру Владимира Путина, который всегда отказывался от участия в дебатах (исходя из принципа «не царское это дело»?)… Так или иначе, но на сей раз Рауль Джумкович дал согласие на участие еще несколько дней назад, посчитав, видимо, что уклонение от этой теледуэли сейчас уже будет для него явно контпродуктивным.

Телепоединок Хаджимба и Квициниа
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:40 0:00
Скачать

Второй плюс – то, что вчерашние теледебаты приблизились к тому классическому образцу, когда их участники свободно дискутируют между собой, задают друг другу вопросы… Нет, началось все, как обычно, с вопросов ведущей – Рады Аргун (все два часа эфира участники говорили то на абхазском языке, то на русском), но потом сам собой завязался длинный диалог оппонентов. Причем кандидаты не раз перебивали друг друга, но без грубостей. В какой-то момент ведущая удовлетворенно заметила, что ей нравится такое течение дебатов. Позже, правда, один из интернет-критиков написал, что она слишком часто выпускала из рук бразды правления разговором, но, мне кажется, для большинства телезрителей это вовсе не было огорчительным.

Вот отрывок из начальной части дебатов. Кандидат в президенты Алхас Квициниа заговорил о партии «Амцахара»:

«Она участвовала во всех политических событиях. И я горжусь, что я являюсь ее членом, а тем более сейчас и председателем. Там очень хорошие, простые абхазцы, патриоты, идейно собранные люди, и наш костяк уже много-много лет не менялся. Но я помню и другое, Рауль Джумкович. Я помню, когда ветеранская организация «Аруаа» в противовес нам создавалась. Ветеранов решили растащить, противопоставить друг другу. Да и не только ветеранов. Я помню, как Союз писателей «раздваивали»… Эти процедуры я все помню, все знаю…

Рада Аргун: Союз писателей не трогайте, это творческая организация, там другие…

Рауль Хаджимба: Я хотел бы вас перебить. Все организации, о которых вы сейчас говорите… это было, как говорится, давно, и не с моей бытностью (президентом) связано.

– Не в вашу бытность, но в поддержку вас. Я другого кандидата от оппозиции с 2004 года, Рауль Джумкович, не знаю… Сейчас я – оппозиционер. Вот видите, как хорошо.

– Ну, что делать, завтра, как говорится, и другая может быть оппозиция.

– Вполне возможно. Ну, я хочу сказать то, что в самом начале хотел сказать. Вот если бы мы, власть и оппозиция, все это время вот так встречались бы и разговаривали, такой ситуации в стране у нас, возможно, и не было бы. Понимаете? Все вопросы нужно решать в диалоге.

– Я тебе напомню… вернее, вам напомню…

– Да, пожалуйста.

– Вы говорили во время, как говорится, одного из своих выступлений, по поводу того, что вы ко мне приходили, и мы с вами говорили по поводу нашего будущего. Мы с вами действительно говорили, и не раз говорили…

– Нет, мы с вами говорили три раза всего в жизни.

– Ну, три раза – это уже не раз.

Рада Аргун: Это четвертый раз, получается.

– Я уточнил просто.

– И мы говорили о возможности работы политического консультативного совета. К сожалению, так получилось, что ряд людей, которые были приглашены для участия в этом консультативном совете, отказались…

– А я вам скажу, почему.

– Я предполагаю, почему.

– Нет, вы предполагаете, а я знаю. Там нам было сказано, в вашем аппарате, в администрации: «Вот Ира Агрба – она нежелательна в этом совете».

Рауль Хаджимба ответил, что дело было не в личностях, а в том, что изначально было задумано: в совете будут участвовать представители политических партий, а общественных организаций, одну из которых возглавляла Ирина Агрба, слишком много. И если собрать несколько десятков человек, того «камерного» разговора, который мыслился, не получится. Об этом так и не родившемся совете подробно говорилось в СМИ в свое время, в начале президентского срока Хаджимба. И как власть, так и оппозиция трактовали ситуацию по-своему. А на мой взгляд, выход был прост: определить какое-то небольшое количество представителей оппозиции для участия в совете, но чтобы она сама выдвинула их персонально.

Далее в ходе дебатов коснулись почти всех тем, которые в обществе на слуху. Особое внимание уделили экономике. Рауль Хаджимба сказал:

«При том, что нас очень часто и жестко критикуют, но мы как раз таки с учетом того, что, если вы заметили, начиная с периода 15-го года, когда практически изменился, как говорится, курс доллара к рублю, когда доллар подскочил почти под девяносто рублей и инфляционные процессы стали совершенно другими, мы практически корректировок бюджета не производили. И та же финансовая помощь России, за которую меня часто критикуют, стала другой. Да, она стала меньше, но она стала эффективней использоваться».

Алхас Квициниа отвечал на это тем, чем обычно отвечает в Абхазии оппозиция, и не только нынешняя: бюджет надо увеличивать не за счет фискальных методов, а за счет роста производства и рабочих мест. Все это декларируют, но воплотить в жизнь пока никто не смог.

Главным минусом дебатов был, конечно, уровень, на котором велась полемика, начиная с культуры речи. Действующий президент без конца повторял совершенно лишнее «как говорится» и часто переходил на «ты», обращаясь к собеседнику. Да, он старше его на 11 лет, но все равно это не понравилось многим интернет-комментаторам. Алхас Квициниа, конечно, уступал оппоненту во владении экономической статистикой, другой информацией, но брал напористостью, умением вести разговор в наступательном ключе. Хотя представителю оппозиции всегда проще «наступать»… Все при этом склоняются к мысли, что Аслан Бжания, который очень вырос за пять лет как политик, выглядел бы в качестве участника дебатов, конечно, убедительнее. Но Алхас Квициниа и сам это никогда не отрицал.

Многие телезрители ждали, что в заключение участникам дебатов предложат пожать друг другу руки, но это не было сделано. А жаль: такой жест в преддверии завтрашней схватки за голоса был бы вполне уместен.

Еще до дебатов я подумал о том, что в расстановке политических сил в обществе в канун второго тура выборов они мало что изменят, ибо подавляющее большинство избирателей уже определилось в своих предпочтениях. И точно: мимолетные разговоры сегодня с некоторыми сторонниками обоих кандидатов, представителями их штабов подтвердили, что те уверены в победе на дебатах «своего».

Но в любом случае увидеть воочию встречу двух претендентов на президентское кресло, их способности к общению и воздействию на аудиторию было для всех граждан Абхазии очень важно.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG