Accessibility links

Югоосетинская неделя: недоверие министрам – оправдание активистам!


Анатолий Бибилов мог бы гордиться югоосетинскими депутатами, ведь именно он, будучи спикером парламента, продемонстрировал, на что способны народные избранники

Двадцать из тридцати четырех депутатов парламента – представителей разных партий, в том числе правящей «Единой Осетии», а также одномандатники, подписали обращение на имя спикера Алана Тадтаева, чтобы инициировать вынесение вотума недоверия двум министрам – юстиции Залине Лалиевой и внутренних дел Игорю Наниеву. По мнению народных избранников, они несут ответственность за избиение заключенных в Цхинвальской тюрьме 2 октября.

Напомню, 27 сентября узники цхинвальской тюрьмы объявили голодовку в знак протеста против ужесточения режима содержания, а 2 октября министр Лалиева лично завела в тюрьму бойцов ОМОНа, которые устроили в колонии средневековую экзекуцию. Это произошло уже после того, как парламент начал диалог с заключенными, даже удовлетворил часть их требований, поэтому произошедшее депутаты восприняли как демонстративное неуважение к институту.

По словам одного из них, история с избиением в ИК смогла объединить даже идеологических оппонентов. Парламентарии настроены решительно и намерены голосовать за отставку двух министров, даже если президент Бибилов откажется поддержать вотум недоверия.

Югоосетинская неделя: недоверие министрам – оправдание активистам!
please wait

No media source currently available

0:00 0:07:47 0:00
Скачать

Анатолий Ильич мог бы гордиться поступком депутатов, потому что именно он, будучи спикером парламента, продемонстрировал, на что способны народные избранники. Они могут не соглашаться с президентом по ключевым вопросам, отправлять в отставку министров против его воли, даже выстраивать самостоятельный диалог с кураторскими структурами. Он вернул им ощущение силы – они больше не чувствуют себя статистами. Конечно, их не сравнить с парламентами первых созывов, но и приложением к исполнительной власти времен Эдуарда Кокойты их тоже не назовешь.

И все-таки многих удивила такая заявка депутатов на свою позицию – требование отставки значимых игроков команды президента. Еще недавно парламент производил впечатление ручного, прикормленного коллектива.

Вспоминаются прогнозы югоосетинского политолога Вячеслава Гобозова после подведения итогов парламентских выборов. Тогда все возмущались ренегатством оппозиционных «Народной партии» и «Единства народа», которые собрали на выборах протестные голоса, прошли за их счет в парламент, а потом пошли на сделку с президентом и кураторскими структурами. Вячеслав Гобозов тогда назвал этот союз ситуативным, меркантильным, а значит, непрочным. С одной стороны, говорил тогда политолог, президенту придется все время подпитывать их лояльность, с другой стороны, и партийным депутатам, и многим мажоритариям, заявившим о своей лояльности, потом придется оправдываться перед избирателями, доказывать, что они по-прежнему их представители, а не сателлиты «Единой Осетии». Сейчас для этого подвернулся удобный случай, считает Вячеслав Гобозов:

«Исполнительная власть сама сыграла на руку этим партиям, депутатам, которым нужен был повод, чтобы реабилитироваться.

– Но при этом они не выступают против Бибилова, это не оппозиция?

– Они не против президента, наоборот, они послали довольно серьезный сигнал президенту, что он должен вносить изменения в свое окружение, иначе ситуация будет усугубляться. И если сейчас довольно серьезный повод, то дальше они будут цепляться за любой повод, чтобы продемонстрировать исполнительной власти свою независимость. И в этой ситуации, если президент не сделает выводов и не изменит свое окружение, это будет только на руку товарищам, нуждающимся в реабилитации».

К другим новостям.

В среду, 16 октября, Цхинвальский городской суд подтвердил невиновность гражданской активистки из Ленингора Тамары Меаракишвили по всем пунктам предъявленного ей Ленигорской районной прокуратурой обвинения – в подделке югоосетинского паспорта, в клевете на ленингорских партийных деятелей от партии «Единая Осетия»

Судья Инал Тибилов обязал прокуратуру вернуть активистке все документы и вещдоки, изъятые в качестве доказательств в ходе проведенного два года назад обыска. Оглашение приговора ее друзья и болельщики встретили овациями. Одна из них – политолог Дина Алборова заметила, что это уже третье судебное решение в пользу Меаракишвили, и, наверное, инициаторам исков самое время остановиться:

«Я очень рада, довольна, что весь этот абсурд закончится сегодняшним приговором. И дальнейших действий не последует, и этот приговор не будет в очередной раз обжалован. Я надеюсь, что на этом все закончится и все благополучно разойдутся по своим местам».

Трудно представить, что судья городского суда мог по своему усмотрению вынести решение по громкому политическому делу, не проконсультировавшись со своим начальством, а оно, в свою очередь, с самим гарантом или уполномоченным им лицом. По-другому здесь не бывает. Поэтому будем исходить из того, что решение политическое. При этом оно безупречно с юридической точки зрения, оно правомерное, но сам термин «политический» означает, что при его принятии руководствовались не только соображениями законности (или даже не столько ими), но еще какими-то представлениями о политической целесообразности.

Давайте разберемся, в чем целесообразность оправдательного приговора.

Дело Меаракишвили длилось более двух лет. За это время общественное внимание к нему то угасало, то возрастало. Причем возрастало исключительно усилиями районной прокуратуры. Сейчас, когда интерес к делу на спаде, самое время закрыть его и тем самым снизить до минимума репутационные издержки республики.

Более того, это возможность продемонстрировать, что Южная Осетия – правовое государство. Да, как и везде, здесь случается, что сотрудники правоохранительных органов ошибаются или даже злоупотребляют своим положением, но Фемида ставит все на свои места и законность торжествует. Чем не выход?

Конечно, прокуратура была заинтересована в обвинительном приговоре, пусть даже с минимальным наказанием, ну хотя бы в каком-то штрафе или нескольких часах общественных работ. В этом случае она была бы застрахована от претензий Меаракишвили за необоснованное преследование на протяжении двух лет. Обвинительное заключение поддержало бы авторитет ведомства в обществе.

Но, видимо, там, где принимали решение, посчитали, что в этот раз прокуратуре придется утираться собственным рукавом.

И без этого дела проблем хватает: цнелисский кризис, весьма непростая внутренняя ситуация. Парламентарии хотят разобраться, кто виновен в том, что своевременно не были установлены пограничные коммуникации у селения Цнеслис, требуют отставки сразу двух министров, ответственных за избиение арестантов, – министра юстиции и внутренних дел. Добавим к этому еще, мягко говоря, непростую ситуацию в Ленингорском районе, которая сложилась после закрытия границы. Там тоже назревает недовольство. Зачем сейчас добавлять к этому еще и историю с Меаракишвили, зачем делать из нее мученицу? Тем более что она уже понесла наказание – два года под домашним арестом.

Кроме политической целесообразности в оправдательном приговоре есть еще и практическая польза. Для президента это еще и способ указать на место, с позволения сказать, «ленингорским деятелям» во главе со Спартаком Дриаевым.

Дело в том, что со времен первого президента в Южной Осетии только глава республики может инициировать преследования по политическим мотивам. Ни прокуратура, ни тем более районные деятели таких прав никогда не имели.

Инициировав уголовное преследование против Меаракишвили, они слишком много на себя взяли. А потом добавили еще, когда решили, что и судебная власть – к их услугам. В этом смысле оправдательный приговор – это хороший способ избавить сподвижников от вредных иллюзий.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG