Accessibility links

Когда вода – беда. Кто в ответе за сорванный сезон в Гудаури и Бакуриани?


ПРАГА---В течение последней недели зимние курорты Грузии – Бакуриани и Гудаури – были практически обезвожены, и это больно ударило по конкретным туристическим объектам и туристической отрасли в целом. Между тем Министерство инфраструктуры и регионального развития не узрело в этом ни собственной вины, ни вины представителей компании «Объединенное водоснабжение», которая обслуживает оба эти курорта. Там указывают на то, что причины отсутствия воды – исключительно природные. Но с этим не согласны экологи. И поскольку мы не сумели достучаться до Национальной администрации туризма, которая работает под эгидой Министерства инфраструктуры, то мы решили поговорить на эту тему непосредственно с теми, кто пострадал от этой ситуации. Сегодня с нами на связи генеральный директор комплекса апартаментов «Нью Гудаури» Иване Суджашвили и представляющий экологов руководитель «Движения зеленых Грузии», экс-министр экологии Грузии Нино Чхобадзе.

Кети Бочоришвили: Первый вопрос, батоно Иванэ, у меня к вам: скажите, пожалуйста, подача воды действительно возобновилась в полном объеме и повсеместно, как об этом говорят в госструктурах, ответственных за ее подачу, или только частично? Какая ситуация сейчас и как это было всю прошлую неделю?

Иване Суджашвили: К сожалению, водоснабжение не восстановлено полностью, сейчас нам воду подают техническую, и то резервуары корпусов в «Новом Гудаури» заполняют цистернами, искусственно привозя воду, чтобы люди пользовались. А что касается питьевой воды и полной реабилитации этой проблемы, то это еще не сделано.

Некруглый стол
please wait

No media source currently available

0:00 0:16:06 0:00
Скачать

Кети Бочоришвили: Сколько у вас вообще корпусов и на какое количество отдыхающих они рассчитаны?

Каждый человек, который хочет приехать, теперь в первую очередь спрашивает про воду, больше их ничего не интересует
Иване Суджашвили

Иване Суджашвили: У нас сейчас семь действующих больших корпусов, которые рассчитаны примерно на пять тысяч туристов. В данный момент практически половина апартаментов пустуют, потому что люди отменили бронирование, нам пришлось вернуть заранее оплаченные суммы. Каждый человек, который хочет приехать, теперь в первую очередь спрашивает про воду, больше их ничего не интересует, но, к сожалению, мы с уверенностью не можем им сказать, что все восстановлено, и из-за этого, конечно, мы потеряли очень много туристов. Это началось с 1-го января, и до 7-го реально был этот пик отсутствия воды. За эту неделю два раза всего подавалась вода вечером, но утром ее опять отключали. Пришлось своими силами как-то спасать туристов, чтобы реально не ударить в грязь лицом.

Кети Бочоришвили: Откуда у вас в основном туристы?

Иване Суджашвили: Новогодний поток у нас в основном бывает российский – на 80 процентов, а остальные – это уже Западная Европа.

Кети Бочоришвили: Батоно Иване, я еще вернусь к вам с вопросами. А теперь я хотела бы спросить у калбатони Нино: в министерстве не видят, как я уже сказала, ни собственной вины, ни вины представителей компании «Объединенное водоснабжение», они кивают на природные условия, на сухую осень и на то, что объекты стоят слишком высоко. Несколько странная аргументация, вы не находите?

Нино Чхобадзе: Я нахожу, потому что в любой ситуации надо было такое предполагать. Мы неоднократно говорили о том, что вода, особенно в Восточной Грузии, в дефиците. То, что не было осадков, конечно, сказалось в первую очередь на водостоке, но вопрос состоит в том, что, по всей видимости, до конца не были правильно проделаны расчеты. Надо было учесть, что в первую очередь должны существовать планы водоснабжения и водопользования, и эти планы должны быть не просто на бумаге написаны. Непосредственно для подобной ситуации должны были быть обеспечены и насосные станции соответствующие, которые должны были бы воду качать, а не цистернами ее возить. Так что это серьезная проблема, это необходимо было с самого начала все рассчитывать.

То, что не было осадков, конечно, сказалось в первую очередь на водостоке, но вопрос состоит в том, что, по всей видимости, до конца не были правильно проделаны расчеты
Нино Чхобадзе

У нас этот водный ресурс, в особенности в Восточной Грузии, всегда был в дефиците, поэтому всегда надо учитывать, что природные условия могут меняться. Тем более что наши экологи говорят, что такие засушливые годы были, и, в принципе, надо было рассчитывать на такие засушливые годы, и надо было систему так устроить технически, чтобы с водой проблемы не было, на курортах особенно. Должна существовать еще альтернативная подача воды – она может быть в большом количестве или малом, в любой ситуации должна существовать альтернатива. Даже у больших городов во времена Советского Союза всегда существовало альтернативное водоснабжение, т.е. возможность быстрого переключения, если окажется нехватка воды.

Кети Бочоришвили: Спасибо. Батоно Иване, а есть доля вины застройщика в этой ситуации? В конце концов, он же не самоубийца, чтобы не просчитать все возможные варианты?

Иване Суджашвили: Конечно же, это было полной неожиданностью для нас. Если бы мы об этом знали, наверное, что-нибудь бы предприняли. Как я понял, для застройщика это тоже было неожиданностью. По крайней мере, строя такое количество корпусов, он должен был учесть необходимость в воде и проконтролировать вообще, на что способна эта система. Но, к сожалению, этого не произошло, и нас никто не уведомил об этом.

Кети Бочоришвили: Калбатоно Нино, вы что-то хотели сказать?

Нино Чхобадзе: Да, у меня вопрос просто к батони Иване, потому что, насколько я знаю, при строительстве любого корпуса всегда проводится расчет – сколько воды необходимо для гостиничного комплекса. Всегда застройщик спрашивает у компании «Объединенное водоснабжение», и компания на это дает разрешение, или говорит, откуда она будет снабжать этой водой. Насколько я понимаю, у них были такие данные с самого начала, когда они строили эти корпуса.

Иване Суджашвили: Ну, я думаю, эти данные были у них, но они не были готовы к такой экстремальной ситуации.

Нино Чхобадзе: Т.е. расчеты с самого начала у компании были, они знали, сколько воды потребляет любой гостиничный комплекс. Они должны были быть готовы к этому, нет?

Иване Суджашвили: Я думаю, что они обязаны были быть готовы к этому.

Нино Чхобадзе: Естественно. Когда они обещают, письменно дают согласие на строительство того или иного здания, они дают заключение – смогут они подать воду или не смогут подать воду. Это же заранее оговаривается при строительстве любого комплекса?

Иване Суджашвили: Конечно.

Кети Бочоришвили: Калбатоно Нино, следует ли из этого, что вы не видите вины застройщика в том, что произошло?

Институционально наши структуры оказались не готовы к тому, чтобы взять на себя те обязательства, которые они с самого начала письменно дали застройщику, что вода будет
Нино Чхобадзе

Нино Чхобадзе: Я склоняюсь к тому, что это определенная халатность, которая характерна для наших структур. Институционально наши структуры оказались не готовы к тому, чтобы взять на себя те обязательства, которые они с самого начала письменно дали застройщику, что вода будет. Они должны были дать это согласие. Я уверена, что любая гостиница имеет такое согласие от «Водоканала». То, что засуха идет, мы знали уже в ноябре. Готовясь к сезону, уже должны были быть предприняты чрезвычайные меры, т.е. должна была существовать определенная водокачка, новые насосные станции, должны были запастись новыми емкостями, чтобы снабдить все эти гостиничные комплексы водой. Я еще раз говорю: план водопользования – это не простая бумага, поэтому этот план водопользования должен был быть пересмотрен. Когда добавляется какой-то новый гостиничный комплекс, надо делать и новый план водоснабжения. Это является одной из основных условий водопользования.

Кети Бочоришвили: Мне кажется, что подтверждением ваших слов должно служить и решение уволить директора этой компании водоснабжения Эку Галдава и заменить ее другим человеком, который руководил перед этим Национальной комиссией по регулированию энергетики и водоснабжения Грузии, и наверняка там все-таки есть ощущение собственной вины, иначе, наверное, такой ротации бы не произошло. Батоно Иване, я понимаю, что вы сейчас пребываете в шоковом состоянии и подсчитываете, наверное, ущерб – вы уже знаете, сколько вы потеряли за этот сезон?

Самое обидное то, что в такой пик проблемы нас здесь бросили одних. А так, бегали только охранники в недоумении, что делать, как делать, никто ничего не мог сказать
Иване Суджашвили

Иване Суджашвили: Ущерб составляет несколько десятков тысяч долларов за этот короткий промежуток. То, что было с самого начала, – это отсутствие снега, с этого и началось. Но во время пика сезона отсутствие воды, к сожалению, очень серьезно повлияло на нашу экономику, что очень жаль. И на репутацию, конечно же, курортов, потому что до сих пор неясно… Вот меня спрашивают люди, и я не могу конкретно ответить, почему нет воды, потому что никто нам не сказал, в чем причина. То говорили: воду потратили на искусственный снег, то прорвало трубопровод, то разрушился частично бассейн, где была вода, потом говорили, что замерзли трубы… Мы реально не можем вам дать ответ. И самое обидное то, что в такой пик проблемы нас здесь бросили одних, понимаете? Еще благодаря управляющей компании, которая старалась чем-то помочь, – они завозили воду, и в этом только была их помощь. А так, бегали только охранники в недоумении, что делать, как делать, никто ничего не мог сказать.

Кети Бочоришвили: Как раз я хочу у вас спросить: у вас идут сейчас с ними (с министерством и компанией) какие-то переговоры, вы видите их желание что-то быстро сделать и как-то разрулить эту ситуацию, или полный штиль и ничего с той стороны не предпринимается? Потому что в Министерстве инфраструктуры говорили, что сейчас в усиленном темпе строятся какие-то резервуары, что там что-то в техническом отношении закупается и очень быстро все будет в норме. Чувствуется такое шевеление?

Иване Суджашвили: Шевеление видно только со стороны управляющей компании (водоснабжения), а от властей не видно ничего. Буквально два часа назад я ездил в сторону этих резервуаров, на Крестовый перевал, – да, видно, там стоят около десятка легковых машин, видно, крутятся люди, видно, что подвезли два больших насоса, то ли генератора, но это спустя неделю, когда эти праздники уже закончились и людям испортили Новый год. Только сейчас это видят, спустя неделю.

Кети Бочоришвили: А между тем ролики, которые призывают туристов посетить Грузию, на всех ведущих телеканалах мира все еще крутят… И я бы хотела услышать от вас, калбатоно Нино: настолько ли непредсказуемы природные условия в Грузии, что государственная инфраструктура не в состоянии ей противостоять и фактически наносит удары частным компаниям, которые стараются поддержать туристический имидж Грузии?

Нино Чхобадзе: Я бы сказала, что, конечно, глобальное изменение климата действует на Грузию, и мы сейчас готовим отдельное заявление от имени «Движения зеленых Грузии» о том, что глобальные процессы идут, и о том, что потенциала водных ресурсов у нас все меньше и меньше становится. Мы об этом уже не раз говорили – говорили в открытую, говорили, что надо это пересмотреть. Т.е. хорошо прислушавшись к общественному сектору и ученым, прогнозировать эту проблему можно было – это раз. Во-вторых, когда инфраструктура не готова (в срок), значит, она не готова вообще: я еще раз повторю, уже в ноябре мы знали, что у нас была засуха и что водных ресурсов у нас не хватает, в Восточной Грузии особенно, и не только в Гудаури, такая же проблема возникла и в Бакуриани. Т.е. оказалось, что наша инфраструктура этих горных курортов абсолютно не готова.

Это халатное отношение к вопросу подготовки курортов. И это в первую очередь, конечно, вина самой компании, которая обеспечивает водой курорты
Нино Чхобадзе

Я, в принципе, где-то склоняюсь даже к тому, что в свое время, когда делали подготовку к искусственному снегу и делалось заключение по этому проекту, еще тогда было сказано, что надо было делать дополнительный резервуар воды, и этот резервуар, по всей видимости, не был сделан, и они брали питьевую воду, когда необходимо было. Т.е все вместе – это халатное отношение к вопросу подготовки курортов. И это в первую очередь, конечно, вина самой компании, которая обеспечивает водой курорты – это частная, но (работающая на государство) компания, и она, естественно, сейчас должна пересматривать свою политику. Поэтому совершенно неудивительно, что там назначен новый руководитель, и неудивительно, что там задаются вопросом, почему система не была готова к зимнему сезону.

Кети Бочоришвили: И последний вопрос к батони Иване: скажите, если ситуация не улучшится, вы можете свернуть ваш бизнес?

Иване Суджашвили: Свернуть – не свернем мы бизнес, потому что хотим здесь развиваться, расширяться, но если это продолжится, то нам на этот сезон, конечно же, придется закрыться и извиниться перед нашими гостями, которые еще собираются приехать.

Нино Чхобадзе: Я очень извиняюсь, но хочу подключиться: мы сделали заявку на проведение у нас зимней Олимпиады в 2023 году. Мы должны быть готовы к этому, мы должны быть готовы к любым природным условиям, и эта подготовка должна была уже начата.

Кети Бочоришвили: Да, потому что должен быть искусственный снег, если мы имеем претензии на какие-то соревнования…

Нино Чхобадзе: Да, и должны быть дополнительные резервуары. Они уже должны были быть построены, и их тестирование уже должно было быть начато.

Иване Суджашвили: Что касается резервуаров, то резервуар построен наверху, на склоне…

Нино Чхобадзе: Да, но он не работает…

Иване Суджашвили: К сожалению, да, склон пустой, и искусственного снега у нас нет.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG