Accessibility links

Реставрация сталинизма – «всерьез и надолго»?


Сегодня в Абхазии выходной – День Труда. Больше десятка лет назад Федерация независимых профсоюзов и коммунисты республики добились того, что он был включен в календарь праздничных и памятных дат в первый день мая, когда в советские времена отмечался Международный день солидарности трудящихся. Правда, с тех пор профсоюзы только один раз, года три назад, организовали массовое мероприятие, посвященное Первомаю. Нынче, конечно, о таком и речи не могло идти, поскольку в условиях коронавирусной пандемии проведение массовых мероприятий в Абхазии находится под запретом. Да и во всем мире празднование Первомая, как известно, проходит нынче на «удаленке», без шествий под «кумачовыми стягами»…

Об истории этого праздника, о том, как отмечается ныне, я не раз рассказывал в предыдущие годы, повторяться не хочется. Зато хочется обратиться к теме, которую вынашивал уже недели две-три. А тут на днях катализатором стала распространенная в СМИ информация о следующем. Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов подписал указ, согласно которому во время мероприятий, приуроченных к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне, с 9 мая по 22 июня, столица республики город Цхинвал будет носить название «Сталинир», полученное в 1934 году. Аналогичное решение приняло руководство Донецкой народной республики: на время мероприятий по случаю Дня Победы вернуть Донецку название сталинского периода – «Сталино». А руководство Луганской народной республики распорядилось при проведении памятных мероприятий именовать город «Ворошиловградом». Это название было дано городу в советское время в честь известного советского военного и государственного деятеля Ворошилова.

Реставрация сталинизма – «всерьез и надолго»?
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:15 0:00
Скачать

В абхазском сегменте соцсети «Фейсбук» было выложено сообщение только об указе президента Южной Осетии, и он вызвал комментарии, общим тоном которых стало сожаление и недоумение. Хотя кое-кого случившееся и не удивило, так как хорошо известно, что многие осетины убеждены в осетинских корнях Иосифа Джугашвили и воспринимают его как «своего». Один из комментаторов просветил других, что вначале появилась информация о таком же «временном переименовании» в ДНР. Другой задался вопросом: неужели и таджики, подхватив эту инициативу, свою столицу Душанбе захотят временно называть Сталинабадом? А третий заметил: вообще-то почти все время до 1956 года Цхинвал назывался «Сталинири», то есть в грузинском варианте (так же, как Сухум тбилисские власти в 1935 году с одобрения Сталина переименовали в Сухуми); это не смущает южноосетинских братьев?

В Цхинвале, насколько знаю из СМИ, данную инициативу восприняли неоднозначно: сталинисты, естественно, – с одобрением, антисталинисты – наоборот. Но большинство там, как я понял, считают ее исключительно местной, не зная, что это повторение донецкого сценария. Что касается абхазов, то тут если и есть остающиеся в душе поклонниками Сталина, то публично об этом, как один умерший лет десять назад ветеран КГБ СССР, никто не заявляет: слишком вразрез общественному мнению такое бы прозвучало. Безусловно, на враждебное отношение в Абхазии к нему накладывается национальный аспект. Что уж тогда говорить о депортированных в свое время Сталиным чеченцах, ингушах, карачаевцах, балкарцах, понтийских греках и т.д.

Решения же властей Южной Осетии и донбасских республик, несомненно, вписываются в общую картину, которую можно назвать реставрацией в российском информационном пространстве сталинизма.

Слово «реставрация» (от латинского «восстановление»), как известно, употребляется применительно к восстановлению не только чего-то вещественного испорченного или обветшалого, например, произведения искусства, но и прежнего, свергнутого политического строя. Эпохой Реставрации называют период с 1814 по 1830 г. во Франции, когда после поражения Наполеона Бонапарта власть вновь перешла к Бурбонам, династия которых была свергнута во время буржуазной революции конца XVIII века. А в ранний период СССР власти долго рассуждали об опасности «реставрации капитализма»… В общем, это весьма распространенное в истории явление, когда после того, как ее маятник резко качнулся в одну сторону, происходит в той или иной степени его движение в сторону обратную. В данном случае ни о какой реставрации строя, то есть приходе к власти коммунистов на постсоветском пространстве, речь, конечно, не идет по многим причинам, но духовная реставрация сталинизма в России, обращение десятков миллионов людей к эпохе социализма и особенно к эпохе Сталина как к некоему «золотому веку» налицо. Это явление шокирует многих, включая и меня.

Результаты проведенного три года назад редакцией журнала Forbes в странах СНГ и Восточной Европы социологического опроса показали, что 58% граждан России и 57% граждан Грузии считают: «Сталин сыграл очень позитивную или в основном позитивную роль в истории». И это наивысший показатель во всех странах, где проводился опрос.

Кстати, в прошлом декабре в публикации «Сталин живее всех живых?», приуроченной к 120-летию «вождя советских народов», я сделал особый упор на парадоксальном явлении: во второй половине восьмидесятых годов в Грузии наблюдался всплеск поклонения Сталину – в противовес набиравшим силу в Союзе, прежде всего в Москве, перестроечным процессам, в которые как составная часть входила жесткая критика сталинщины, а вот сейчас, тридцать лет спустя, российское и грузинское общества как бы поменялись здесь местами. В России – небывалый взлет поклонения Сталину (в прошлом году, показал опрос Левада-центра, положительно роль Сталина в истории оценивало уже 70 процентов россиян, почти половина респондентов готова оправдать репрессии сталинской эпохи), а вот в Грузии все стало по-другому, так как для большинства грузин, ориентированных на западные ценности, это имя теперь прочно ассоциируется с «российским империализмом». Так вот, результаты опроса журнала Forbes заставляют внести тут некоторые коррективы. Пожалуй, дело обстоит так: элиты Грузии действительно ненавидят Сталина, считая национал-предателем, и это с очевидностью отражается в СМИ, но вот «глубинный народ», как сейчас стало модно говорить, не шибко образованный, но составляющий большинство, по-прежнему не может расстаться с гордостью за представителя небольшого этноса, своего земляка, оказавшегося одним из вершителей судеб мира в двадцатом столетии.

Цифры количества сталинистов в России хоть и озадачивают, тем не менее это только цифры, и они не производят такого эмоционального воздействия – будто бесконечное число людей разом сошло с ума, какое возникает, когда знакомишься одно за другим с десятками их высказываний, например, в Яндекс.Дзене, о котором я тоже писал в прошлом году на «Эхе».

В апреле на телеканале «Россия» прошел сериал «Зулейха открывает глаза» по роману Гузель Яхиной, написанному на основе воспоминаний бабушки писательницы, татарской женщины, в тридцатые годы раскулаченной и оказавшейся в далеком таежном поселке под неусыпным надзором НКВД. Как нетрудно догадаться, я менее всего собираюсь заниматься здесь анализом художественных достоинств и недостатков фильма, это тема совершенно другого разговора. Но поразило вот что: показ сериала еще даже не начался, но как только сталинисты увидели на телеэкране трейлер по нему, тут же на Дзене посыпались их возмущенные отклики – что это поклеп на наше славное советское прошлое и так далее. Разгоревшаяся полемика вокруг сериала, который его обличители даже призывали прервать и запретить к показу, продолжается, если не нарастает, и после того, как показ был завершен. Причем обличителей, похоже, много больше, они берут числом и начинают дружно «поливать» тех, кто осмелился высказать альтернативное мнение; в их число, например, попал российский политик Сергей Миронов.

«Аргументами» у них, как правило, являются ругательства и оскорбления. Достучаться до разума обличителей невозможно. Но разве не было, спросишь их, всего этого, уже описанного в сотнях документальных исследований и художественных произведений? Ответ: если и было, то так было нужно, а если и невинные попадали в жернова репрессий, то не надо об этом вспоминать, чтобы не очернять свою страну.

Причем среди возмущенных оказались не только безвестные представители «глубинного народа», часто пишущие с грамматическими ошибками, но и весьма известные люди. Вот высказывание писателя Захара Прилепина: «Авторы этого фильма получают сейчас по заслугам. Огромное количество людей в России устали от банального прямолинейного антисоветизма, который совершенно справедливо воспринимается как русофобия». «Любой пасквиль на советское прошлое - это плевок в лицо всему нашему российскому народу», – высказался глава «Коммунистов России» Максим Сурайкин. Ну, тут-то все было предсказуемо. А член комитета Государственной думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Виталий Милонов пошел еще дальше и выразил уверенность, что проект был создан как «продукт целой операции, которая была разработана далеко за пределами России».

То есть 37-й год отнюдь не канул в Лету, он продолжает жить в сознании потомков авторов тысяч доносов того времени.

Все обвинения выглядят весьма странно, особенно если учесть, что и в романе, и в фильме нет примитивного разделения персонажей на «хороших» ссыльных и «плохих» сотрудников НКВД, среди тех и других встречаются разные люди. Но главное – в другом. Сколько за минувшие десятилетия в СССР и РФ выходило уже книг и фильмов, повествующих про сталинские репрессии! Назову навскидку несколько фильмов разных лет: «Покаяние» Тенгиза Абуладзе, «Московская сага», «Завещание Ленина (по «Колымским рассказам» Варламова), «Завтра была война», «Умирать не страшно», «Утомленные солнцем»… Но никогда не возникало такой бешеной травли всех причастных к созданию этого ничем особо не выделяющегося сериала (особенно досталось исполнительнице главной роли Чулпан Хаматовой). Кстати, отсчет здесь можно вести со знаменитого советского фильма Григория Чухрая «Чистое небо» 1961 года. Только даже трудно представить себе, чтобы кто-нибудь тогда осмелился его раскритиковать за «искажение» недавнего советского прошлого!

Ларчик, по-моему, открывается просто. В последние годы, повторюсь, поклонение Сталину взмыло на небывалую высоту. Сталинисты за последние лет 65 никогда не были в такой силе, как сейчас, а почувствовав силу и взаимоподдержку, они «оторвались» на самом обычном, рядовом телесериале. Основная масса обличителей мало помнит, если вообще знает, про перечисленные мной фильмы, и вот «Зулейха» стала для них некоей костью, на которую все в ожесточении и упоении набросились.

Моя однокурсница, живущая в Минске, написала в «Фейсбуке»: «У меня нет слов. Такое впечатление, будто огромная часть россиян пробыла в летаргическом сне весь период после смерти Сталина до наших дней и при этом во сне рожала таких же идеологических запрограммированных детей. Они умудрились оскорбиться и на то, что сериал вышел накануне празднования 75-летней годовщины победы в войне. А раз «мы победили», нельзя «очернять советский строй», рассказывая, например, о раскулачивании».

У меня есть свои объяснения, точнее, попытки объяснить этот феномен движения маятника до возрождения культа личности Сталина. Но тут не уложишься в один-два абзаца, потому – как-нибудь в другой раз.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG