Accessibility links

Полицейский беспредел с точки зрения Хабзэ


Адвокаты у здания Нальчикского городского суда

1600 адвокатов подписали обращение Фонда защиты адвокатов в поддержку коллег из Кабардино-Балкарии Дианы Ципиновой и Ратмира Жилокова, которых обвиняют в избиении полицейского. Они считают дело сфабрикованным и расценивают его как давление на все адвокатское сообщество России. Прекратить незаконное уголовное преследование требуют и представители гражданского общества Кабардино-Балкарии.

20 мая адвоката из Нальчика Ратмира Жилокова позвала к себе доверительница. Сотрудники полиции хотели провести осмотр принадлежавшего ей нежилого помещения, но санкций на это у них не было. Жилоков указал им, что они не имеют права проводить следственные мероприятия без ордера.

Полицейским вмешательство адвоката не понравилось – они надели на него наручники и насильно доставили в межмуниципальный отдел полиции «Урванский». Там на него составили два протокола: по ст. 20.6.1 (невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации и угрозе ее возникновения) и ст. 19.3 КоАП (неповиновение законным требованиям сотрудника полиции). Кроме того, полицейские зарегистрировали рапорт о применении физического насилия в отношении сотрудника полиции.

please wait

No media source currently available

0:00 0:07:36 0:00
Скачать

Жилоков успел сообщить коллегам о задержании, и вечером того же дня в здание РОВД уже стучались трое адвокатов: Людмила Кочесокова, Наталья Магова и Диана Ципинова.

Последняя снимала общение с полицией на телефон. Не редкость, когда силовики в ответ на обвинения адвокатов, что их не допустили к подзащитному, отрицают сам факт их визита. Поэтому в этой съемке не было ничего необычного ни для адвокатов, ни для полицейских. Только не в этот раз. Полицейские отказались их впускать и запретили съемку, а когда девушки проявили настойчивость, их избили и вышвырнули из здания РОВД.

У Дианы Ципиновой отобрали телефон, а ее саму затащили в здание. Руководил этой «спецоперацией» начальник РОВД Родион Шогенов. По свидетельствам Ципиновой, он выглядел крайне раздраженным, начал с угроз: «У тебя только началась веселая ночка. Я посмотрю, как ты будешь орать, когда я тебя пущу по кругу». В отделе адвокат провела несколько часов. Все это время, по словам Дианы Ципиновой, ее руки были скованы двумя парами наручников, она подвергалась психологическому давлению и грубому обращению.

Она рассказала изданию «Адвокатская улица», что на нее «надели наручники, после чего несколько человек стали угрожать применением группового насилия сексуального характера». «Меня окружают семь сотрудников, которые не дают мне пошевелиться, мне скручивали руки так, что я орала, что мне их поломают», – вспоминала адвокат.

Коллеги Дианы Ципиновой всю ночь провели на улице у здания РОВД. Они звонили в дежурную часть МВД, дежурному прокурору КБР. Как рассказывала позже Кочесокова, она просила либо Следственный комитет, либо Управление собственной безопасности приехать и быстро изъять видеозаписи с камер наблюдения, которые сотрудники могли уничтожить.

Из УСБ приехали только утром 21 мая. В РОВД не успели стереть записи с камер наблюдения, но полицейские удалили съемки из телефона Ципиновой. Сотрудники УСБ восстановили их из облака. Теперь все записи выложены в интернете. Среди тех, кто их посмотрел, коллега Дианы Ципиновой – адвокат из Нальчика Бэла Даутокова:

«Каждый миллиметр этого видео говорит о демонстрации нарушения прав человека – как задержанного (Жилокова), так и адвоката. Это не просто нарушения, которые раньше полицейские совершали по-тихому, так, чтобы можно было избежать ответственности. Например, адвокат не мог доказать, что он приходил к подзащитному, или не мог доказать, что задержанный доставлен в это отделение. То есть нарушения были, быть может, более серьезными, но полицейские как будто боялись, что этот факт станет достоянием несчастной жалобы, что сотрудник не допустил адвоката. А здесь такое впечатление, что или они собирались похоронить там этих адвокатов, или у них появилось какое-то грандиозное чувство безопасности.

– А чего им бояться?

– Но есть же какой-то инстинкт самосохранения, страх опорочить свою репутацию, потерять работу, если не свободу. Это все сдерживающие факторы. Их здесь нет, и я пытаюсь понять, почему их нет».

В понедельник, 25 мая, адвокаты обратились в Следственный комитет и прокуратуру с требованием возбудить уголовное дело по факту превышения полицейскими должностных полномочий (ст. 286 УК).

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко направил обращение к министру внутренних дел РФ Владимиру Колокольцеву и назвал данный инцидент грубейшим нарушением профессиональных прав адвокатов и требований закона, а действия сотрудников полиции – не только недопустимыми, но и требующими принципиальной оценки руководства МВД. Но уголовное дело возбудили против адвокатов по ч. 1 ст. 318 УК - о применении насилия, не опасного для жизни и здоровья в отношении представителя власти. Статьей предусмотрено наказание до пяти лет лишения свободы.

В ночь с 28 на 29 мая силовики на 48 часов задержали адвоката Диану Ципинову и Ратмира Жилокова и поместили их в ИВС города Баксан. В знак протеста Диана Ципинова объявила голодовку.

29 мая вице-президент ФПА РФ, председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Генри Резник назвал этот случай вопиющим и сообщил, что Федеральная палата адвокатов РФ берет дело на особый контроль.

31 мая в Нальчикском горсуде состоялось первое слушание по делу. Поддержать Ципинову и Жилокова пришло около пятидесяти адвокатов. Многие приехали издалека – из Краснодара и Москвы. По их словам, сочувствующих было бы больше, если бы о судебном заседании объявили заблаговременно.

31 мая отмечается День российской адвокатуры. В 12 часов адвокаты и общественные активисты пикетировали здание Следственного комитета, на их плакатах были и слова протеста против уголовного преследования коллег из Кабардино-Балкарии.

По сообщению издания «Адвокатская улица», анонс «протеста адвокатов» заинтересовал СМИ – в результате журналистов было даже больше, чем участников. Как и ожидалось, пикетчиков задерживали одного за другим – практически сразу после того, как они раскрывали плакаты.

Нальчикский горсуд отклонил ходатайство следствия о заключении адвокатов под стражу. Жилокова и Ципинов отпущены под подписку о невыезде. Им запрещено отправлять и получать любую корреспонденцию, пользоваться средствами связи и Интернетом. По телефону можно вызвать скорую помощь, аварийную службу, а также общаться со следователем.

Накануне ареста Диана Ципинова дала интервью «Эху Кавказа». По ее словам, в этой истории она больше всего была разочарована реакцией общественности, которая осудила не полицию за произвол, а ее – якобы за поведение, не подобающее горянке:

«По их мнению, я должна была покорно подойти к зданию РОВД. Поклониться. Попросить. А когда не впустили, надо было обидеться, попросить прощения и уйти. Но при этом они забывают один момент: мы все-таки призваны защищать. Пришла защищать клиента, а пришлось защищаться самой, причем не от какого-то там словесного оскорбления, а от угрозы физического насилия сексуального характера. Почему-то никого это не волнует.

– Но гражданское общество Кабардино-Балкарии поддержало вас.

– Идет разлад, раскол, потому что у нас в республике сотрудников огромное количество, а за ними еще большее количество людей, которые доводятся им родственниками, друзьями. Особенно мне нравится, как они трактуют произошедшее с точки зрения Хабзэ (черкесское традиционное право, этический кодекс). По их логике, то, как я себя повела, выходит за рамки Хабзэ, а то, что мужчины могу применить силу в отношении женщины, – не выходит. Никогда в моем народе не приветствовалось насилие над женщиной. Посмотрела бы я на этих «мужчин» эдак в веке девятнадцатом».

Руководитель Кабардино-Балкарского общественного правозащитного центра Валерий Хатажуков говорит, что такие факты, как недопущение адвокатов к подзащитному, избиения подследственных – явление в республике заурядное. Новизна этой истории в другом – в демонстративном насилии в отношении адвокатов как институте защиты прав граждан. По сути, это наступление на закрепленное Конституцией равноправие как субъектов адвокатуры и государственных институтов – тех же силовых структур. Их равенство на предварительном следствии или в судебном состязании.

По мнению Валерия Хатажукова, это новая ступень в эволюции полицейского произвола. А еще – демонстрация регресса государственности, говорит Валерий Хатажуков:

«Это произошло на нашей территории – в Кабардино-Балкарии. Это республика, государство, форма самоопределения кабардинцев и балкарцев. И главным защитником наших прав, гарантом исполнения Конституции, как российской, так и кабардино-балкарской, является политическое руководство республики во главе с Казбеком Коковым. Абсолютно никакой реакции от него не последовало. Мы требуем, чтобы руководство обратило внимание на эту историю. Его безразличие компрометирует саму идею нашей государственности. Для меня – это демонстрация того, что наша государственность на самом деле фикция».

Журналист из Нальчика, создатель и администратор группы «Другой Нальчик» в «Фейсбуке» Алим Пшибиев не захотел говорить на микрофон, но разрешил «Эху Кавказа» озвучить его позицию. Он отмечает закономерность произошедшего. Силовики – это давно уже не профессия. Это сословие. А их расширенные сверх всякой меры полномочия иначе как сословными привилегиями уже не назовешь.

В этом смысле мы были свидетелями своеобразной вспышки «благородного гнева» – новоявленное дворянство возмутилось претензиями черни, возомнившей себя ровней.

Вот такая классовая борьба.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG