Accessibility links

«Есть влиятельная группа людей, которая не хочет, чтобы дорога открывалась»


Рокский тоннель

Три месяца Южная Осетия находится в режиме самоизоляции. Границы республики закрыты, въезд граждан по-прежнему осуществляется по спискам консульского отдела МИД в Северной Осетии с непременным условием прохождения двухнедельного карантина. На этом фоне в обществе растет недовольство действиями властей.

Седьмой день подряд в республике не выявлено новых случаев заражения коронавирусной инфекцией. Об этом сообщает Югосетпотребнадзор. «С мая месяца проведено всего 3324 теста, под медицинским наблюдением находится 186 человек, четыре пациента с лабораторно подтвержденным диагнозом COVID-19 находятся в стационаре – трое граждан и медсестра из "красной зоны"», – рассказала журналистам представитель ведомства Анна Гаглоева.

За два месяца удалось вылечить 85 человек, которые приехали в Южную Осетию из Российской Федерации. В минувший вторник президент Анатолий Бибилов на заседании оперативного штаба уже второй раз дал поручение проработать идею въезда в республику без прохождения двухнедельного карантина для тех, у кого есть справки об отсутствии вирусного заболевания. Первый раз глава государства поставил такую задачу перед штабом 10 июля, сразу после того, как сам вышел из двухнедельного карантина после поездки в Москву. Продолжает Анатолий Бибилов:

«Пока руководство не будет уверено в том, что безопасность граждан РЮО, жителей РЮО обеспечена, мы шаги, которые позволили бы в какой-то мере проникновению коронавируса, делать не будем… Для нас первоочередной задачей является сохранение здоровья наших граждан. И, исходя из этого, будем предпринимать дальнейшие шаги, которые, может быть, в какой-то степени будут способствовать уменьшению каких-то требований. Но опять-таки все шаги будут связаны с тем, чтобы обеспечить безопасность граждан республики Южная Осетия… Я считаю, что главное – это все-таки результат, а результат у нас очевиден: на сегодняшний день на территории Южной Осетии нет коронавируса, кроме как в карантине, в медицинских заведениях и в тех местах, где определены и проведены карантинные мероприятия».

По данным Министерства иностранных дел, в консульстве республики в Северной Осетии возвращения на родину ждут порядка 400 человек. По информации «Эха Кавказа», граждане Южной Осетии ждут своей очереди от двух и более недель. Все зависит от того, сколько «карантинных» мест высвободилось под новый заезд. Дальше приехавшие сталкиваются с особенностями местного карантина – полная изоляция в течение двух недель в не лучших условиях, когда, к примеру, в жару людям запрещают выходить на балкон даже не первого этажа гостиницы «Алан».

Открытие дороги стало темой номер один и в социальных сетях. Недовольство действиями властей на фоне ситуации в Северной Осетии, где с 21 июля уже начали полноценную работу и детские сады, усиливается. Жители прямо обращаются к Анатолию Бибилову как активному пользователю Facebook. Например, пользователь Анжелика Гучмазова написала президенту, что, «беспокоясь о здоровье граждан, вы уже обеспечили кучу проблем для них же: подъем цен на продовольствие, невозможность оформить детские пособия, получить пенсии и соцпособия, многие ИП, владельцы магазинов и частники, потеряли работу и, соответственно, доход (чем они кормят свои семьи, кому-то интересно?!) Напряжение в обществе практически достигло своего апогея».

По мнению югоосетинского общественника Тимура Цхурбати, в республике есть влиятельная группа людей, которая заинтересована в закрытии дороги:

«То есть перевозчики имеют в условиях рыночной экономики недостижимый результат. А в условиях такого административного регулирования, это такой результат, что он их вполне устраивает. Кроме этого, есть еще и другие люди, которые заинтересованы в этом. Я сам вез груз, и поэтому я три дня был на этой дороге. Меня задерживали. Я вот хочу пояснить уровень подготовленности наших гаишников и объяснить, кому выгодно, чтобы дорога была закрыта. Подъехав к посту в Багиата, меня остановили гаишники. У меня были все документы на товар, и я спросил: «Что вы хотите, у меня все есть». Нам, говорит, сказали грузовые машины не пропускать. Я говорю: у меня же все есть, какие у вас ко мне претензии? Ответ был такой: «Пусть нам кто-нибудь позвонит». Я ответил: хорошо, но я не знаю вашего номера. Он (гаишник) дал мне свой телефон. Я поднялся в кабину и позвонил ему: «Это пост ГАИ Багиата? – Да. – Там у вас такой Тимур Цхурбати есть? – Да. – Вот и пропустите его!» И тут он увидел, что разговаривает со мной. Я ему говорю: «Ты хоть понимаешь, что вот сейчас говоришь, что для тебя закон не существует? Ты мне говоришь, что ты работаешь по телефонному праву». Нас пропустили, но, во-первых, эти два парня говорили с нами агрессивно. Но эти люди остались в убеждении, что они правы. Более того, так как я довольно долго там проторчал, я видел номера тех машин, которые проехали туда, где стояли колонны с транспортом. Выхватывали оттуда «свои» машины, и гаишник открывал им шлагбаум, отдавал им честь, и они проезжали. То есть этим машинам там было нечего делать, а мы видели действующую коррупционную схему, то есть людям дают зарабатывать, левым образом проводя машины. И цены на товары, естественно, растут. Потому я и считаю, что есть определенная влиятельная группа людей, которая не хочет, чтобы дорога открывалась. Им наплевать на народ».

Постановлением правительства Южной Осетии от 26 июня особый режим пересечения границы с Россией будет действовать до 23 часов 59 минут 31 июля 2020 года. Семь оставшихся до этой даты дней граждане республики будут напряженно ждать дальнейших шагов президента и оперативного штаба по противодействию распространению коронавирусной инфекции.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG