Accessibility links

Лес рубят, долги растут


Российский лес дорожает, его поставки в Абхазию сокращаются, и это, как предупреждают эксперты, может привести к неконтролируемым рубкам леса. Что при этом происходит с лесом, который заготавливается абхазскими лесхозами, судя по всему, не понимают даже в Министерстве экономики республики.

«Лес вырубается, а эффекта для бюджета – нет», под таким заголовком на сайте Министерства экономики опубликовано сообщение о том, что министр Кристина Озган провела совещание с представителями Государственного управления лесного хозяйства, Государственного комитета по экологии и директорами лесхозов.

На совещании говорилось о том, что объем лесосечного фонда, утверждаемый ежегодно кабмином, не осваивается лесхозами, объем экспорта ежегодно снижается и за последние годы сократился вдвое. Лесхозы задолжали бюджету почти 90 млн рублей, а потребности местного рынка не удовлетворены даже на 10%.

Лес рубят, долги растут
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:13 0:00
Скачать

Пресс-служба Минэка информирует о том, что Кристина Озган заявила на встрече представителям лесного хозяйства: «Вы – монополисты. Вы были наделены этим правом для того, чтобы, рационально используя лесной фонд, государство зарабатывало. На деле же практика показала, что государство, предоставив вам такие исключительные права, получило убытки, недополученные налоги и снижение объемов заготовки».

Предприниматель Лили Дбар, которая занимается более 15 лет поставками пиломатериалов в Абхазию, говорит, что закупки леса в России служили небольшим заслоном для рубок абхазских лесов, против которых давно выступают местные экологи и ученые, требующие их вообще запретить. Однако последние месяцы поставки леса в Абхазию стали срываться, с трудом удается выбить вагон пиломатериалов. По мнению Лили Дбар, это связано с тем, что на огромной территории России горят леса и в то же время вырос экспорт древесины в другие страны. Старые поставщики разводят руками и говорят, что леса не хватает даже на внутренние нужды России. По словам Лили Дбар, стоимость леса выросла кратно, и это может привести к неконтролируемой вырубке леса в Абхазии:

«Мы в прошлом году продавали лес по 14 тысяч рублей за куб, в этом году уже будет 32 тысячи рублей за куб. Его привозить смысла нет, потому что у наших граждан нет такой покупательной способности. В таком случае будет всплеск бесконтрольной рубки лесов, которая и так продолжается все эти годы. У нас государство, мне так кажется, очень плохо контролирует лесную отрасль. Кто-то их проверяет? Нет, поэтому говорить о том, что они не осваивают выделенные им квоты на рубку леса, я бы не стала, потому что мы прекрасно видим, что они работают. Более того, я думаю, что они находятся на хозрасчете, и, помимо того, что они убыточные, они еще, видимо, и датируются государством, а в ответ ничего не дают. И зачем тогда нужны все эти хозяйства? Мы говорим об экологии, не надо все списывать на глобальное потепление, а наши местные оползни, а наши сумасшедшие дожди? Посмотрите на наши горы, они лысеют, значит, вырубка леса идет, а куда все это девается, а где эти деньги, которые должны поступать в бюджет? Просто плохо налаженный учет и все».

Лили Дбар уверена, что местный рынок, непрозрачный с одной стороны и очень скромный – с другой, ограничен отдельными мастерскими, а информации о том, куда и сколько древесины вывозится, у нее нет:

«Я знаю, что открываются какие-то цеха, у нас вот тоже лес привозной берут ребята, есть столярные мастерские, там делают мебель, двери, какую-то продукцию, она на внутреннем рынке используется, а так, чтобы кто-то на экспорт отправлял, я не знаю. Наверное, кто-то есть. К нам тоже приходили с предложениями, чтобы мы лес отсюда отправляли в другие страны, но, когда нет стабильных поставок и ты не можешь ничего предсказать, брать на себя обязательства, а потом их не выполнить, не получается, поэтому мы тоже стараемся себя не связывать. Очень нестабильным стал рынок».

Кристина Озган напомнила участникам встречи, что, утверждая объемы лесосечного фонда, правительство каждый год регламентирует и объем лесовосстановительных работ. И потребовала представить в Минэк отчеты о лесовосстановительных работах.

Нам удалось связаться с Геннадием Сичинава, заслуженным лесоводом Абхазии и главным лесничим РУП «Гудаутский лесхоз». Он рассказал о том, какие работы по возобновлению леса проводил лесхоз:

«В 2019 году нас частично профинансировали для закладки лесного питомника и посадки лесных культур. Мы имеем лесной питомник и подготовленный участок к посадке лесных культур. В 2019 году осенью мы совершили сбор 250 кг семян ценных пород – каштана и дуба, подготовили почву в 500 кв. м и высеяли каштан и 20% дуба, пробковый дуб в том числе. В 2020 году весной появились всходы из этого питомника».

В нынешнем году средства, по словам Геннадия Сичинава, выделены, и лесхоз планирует высадить примерно 1500 саженцев ценных лесных пород:

«Всходы были на тот момент удовлетворительные, но из-за того, что финансирование на тот момент частично прекратилось, мы сделали работу более 70%. И целый год в связи с этим ковидом страна была неподготовлена к этим делам и бюджетные дела были немножко ослаблены, какая-то пауза в посадке произошла. Мы посадку из собственного питомника не могли произвести, потому что денег не было. А сейчас в этом году решение принято, наше управление нам помогает, выделяет определенную сумму для завершения этих наших текущих работ, и мы с удовольствием это освоим, и до конца годы мы высадим более 1500 саженцев ценных пород из собственного питомника».

В ближайшее время, как сообщает пресс-служба Минэка, Кристина Озган собирается лично наведаться в лесхозы и проверить ход лесозаготовительных и лесовосстановительных работ.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG