Accessibility links

Одноклассники Сергея Багапш


Сергей Багапш, рассказывала его первая учительница, был из семьи, которая материально жила трудно
СУХУМИ--На днях на радио «Эхо Кавказа» председатель движения «Матери Абхазии за мир и социальную справедливость» Гули Кичба и еще кое-кто из одноклассников Сергея Багапша вспоминали о том, каким был в детстве и юности будущий президент Республики Абхазия. Все сказанное в том репортаже естественным образом вписывалось в поток материалов из Сухума, в которых в последние дни безраздельно доминировала тема его безвременного и скоропостижного ухода из жизни.

Интересно, что у меня и до этого репортажа Рустама Зантария мелькнула мысль рассказать о классе, в котором учился Сергей Багапш, но рассказать в несколько ином ключе, так, чтобы он был лишь одним из действующих лиц…

Но вначале небольшое отступление. В школьные годы на меня большое впечатление произвело посещение спектакля по пьесе Виктора Розова «Традиционный сбор» (позднее по ее мотивам был снят художественный фильм «За все в ответе»). Сюжетная канва очень благодатная: на вечере встречи выпускников в школе постепенно выясняется «не только кто ты, но и какой ты». Наверное, воспоминания о той пьесе сыграли определенную роль в том, что, когда я начал работать в газете, в голову пришла задумка: посвятить выпуск тематической молодежной страницы рассказам о судьбах выпускников одного из классов.

Сам я заканчивал сухумскую 7-ю среднюю школу, но, чтобы быть свободным от «всего личного», обратился в 10-ю школу столицы Абхазии. Там мне порекомендовали взять один из выпусков 1970 года: очень, мол, интересные ребята там учились. Ко времени подготовки той страницы большинство их закончило вузы и работало. В одной из публикаций рассказывалось, помню, о молодом враче Людмиле Аслановне Отырба (она и сейчас работает там же, где и начинала, – в кардиологическом отделении Сухумской горбольницы, много лет возглавляет это отделение). Другая – о молодом ученом Адгуре Инал-ипа, который впоследствии погиб, защищая Абхазию, в конце войны 1992-1993 годов, – сыне известного абхазского историка Шалвы Инал-ипа и брате сегодняшнего содиректора Центра Гуманитарных Программ политолога Арды Инал-ипа…

Одноклассники Сергея Багапш


Но если бы я тогда мог заглянуть в будущее, то выбрал бы, наверное, другой класс той же школы, который «выпускался» на четыре года раньше. Впрочем, 9.03.2005-го в редактируемой мной газете «Эхо Абхазии» вышла большая публикация «Когда деревья были большими», в которой корреспондент Ирина Кожатова рассказала о том классе. Замысел публикации просто не мог не прийти мне в голову, учитывая, что за пару месяцев до этого,12 января 2005 года, Сергей Багапш был избран президентом Абхазии, председателем его избирательного штаба являлся его одноклассник и друг детства Артур Миквабия, а единственным соперником на выборах – другой одноклассник, председатель Народной партии Абхазии Якуб Лакоба. Вот какие интересные сюжеты подбрасывает жизнь! А если еще учесть, что в свое время, в середине семидесятых, я часто общался с еще одним их одноклассником Давидом Пилия!..

Ирина Кожатова повстречалась с их учительницей в начальных классах Нелли Владимировной Маргания, вдовой известного абхазского поэта Алексея Джонуа (ныне ее уже нет в живых), с классным руководителем с пятого класса Виктором Евгеньевичем Александровым, который и ныне живет и здравствует, с группой выпускниц – Гули Кичба, Рузанной Квициния, Мзианой Кация, Нанули Генаба… Было много воспоминаний о дружбе, которая связывала их в школьные годы, о забавных случаях, происходивших в классе. В их первом «а» начали когда-то учиться двадцать девочек и восемь мальчиков. Причем мальчишки учились лучше девочек, хотя обычно бывает наоборот.

Я не верю в литературные сказки, в чудесные преображения характеров; на самом деле, как утверждают психологи, личности людей формируются, в основном, уже годам к шести-семи. Другое дело, что, попав в разные жизненные обстоятельства, они по-разному могут развить свои способности и наклонности и очень по-разному проявить себя.

Одноклассники с болью рассказывали о двоих ребятах, которые были, может быть, самыми способными учениками, которым прочили большое будущее. Но один из них вскоре после смерти матери, по причине, о которой можно только гадать, покончил с собой. У другого, которого все называли умницей, жизнь пошла вкривь и вкось из-за непреодолимого увлечения спиртным, и он рано умер.

И в то же время все, что проявлялось потом во взрослой жизни, так или иначе присутствовало в зародыше в этих людях и в детские годы. Якуб Лакоба перевелся к ним из другой школы только в девятом классе. Очень любил спорить с учителями, отстаивая свою точку зрения, вспоминают одноклассники. «Стоп, – подумал я. – Ну а разве это не соответствует тому, что он уже много лет присутствует в политическом спектре Абхазии в качестве вечного оппозиционера?»

Давид (или Датка) Пилия учился, пожалуй, лучше всех в классе, закончил школу с серебряной медалью. У него были и ярко выраженные лидерские качества, наверное, перешедшие по наследству от отца, Григория Пилия, который в свое время был первым секретарем Гудаутского райкома партии. Я познакомился с ним спустя десяток лет после окончания им школы, когда он был первым секретарем Абхазского обкома комсомола. Такого же баскетбольного роста, как и Сергей Багапш, Давид Григорьевич чувствовал себя уверенно перед любой аудиторией. Старт его комсомольско-партийной карьеры, что нетрудно проследить и по биографическим данным, был более ранним и успешным, чем у Сергея Васильевича. Что же случилось дальше? По общему впечатлению, он слишком рьяно исполнял партийные директивы из Тбилиси и в какой-то момент «противопоставил себя национально-освободительному движению абхазского народа». С политической арены в конце 80-х он просто пропал. Во время войны находился в Сухуме, после войны жил в России. В списке коллаборационистов не числился, но когда не так давно после тяжелой болезни умер, я узнал об этом только через год-полтора: нигде у нас не было даже маленького некролога.

Сергей Багапш, рассказывала его первая учительница, был из семьи, которая материально жила трудно. Был очень аккуратным, бережно относился к одежде. Учился тоже хорошо и в то же время был шустрым, подвижным, мог постоять за себя. Он увлекался баскетболом, а Артур Миквабия – футболом. Уже после школы Артур играл за сухумское «Динамо». Спустя много лет их свела политика, и в марте 2004-го они с группой единомышленников основали ОПД «Единая Абхазия», председателем которого стал Артур. После победы Багапша на президентских выборах в 2005-м Миквабия стал его советником по экономическим вопросам, затем возглавил специально созданный «под него» комитет по реформам, но что-то в их отношениях не заладилось, и Артур Артемович подал заявление об отставке.

Когда Якубу Лакоба исполнилось 60, Сергей Багапш вручил ему орден «Ахьдз-апша», но уже в этом году грянул скандал с антистепашинской статьей Якуба. Кстати, во время нашей последней встречи с Сергеем Васильевичем в апреле у нас зашел разговор об этом эпизоде в отношениях двух однокашников…

Иногда я думаю о том, что, если бы в этом классе выросли не только политики, но и литератор, какой бы благодатный материал был у него для написания романа о судьбах и переплетениях отношений многих известных в Абхазии людей, начиная с их детства!

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG