Accessibility links

После нескольких дней пребывания в Тбилиси президент Венецианской комиссии Джанни Букиккио высказал глубокое сожаление и разочарование результатом, к которому пришла работа над новой версией Конституции Грузии. В конце июня парламент в первом и втором чтениях одобрил проект этой новой версии. Третье чтение планируется осенью, но к этому времени возможны лишь небольшие редакционные изменения. Оба раза представители большинства голосовали единогласно, но в гордом одиночестве: оппозиция бойкотировала сессию парламента, на которой было принято столь важное решение.

Чем именно разочарован г-н Букиккио? Его слова касались как содержания поправок, так и процесса их принятия. После всех согласований, казалось, все двигалось к тому, что самый главный вопрос обсуждаемой конституционной реформы должен был быть решен таким образом, чтобы следующие парламентские выборы прошли лишь по пропорциональной системе. И вдруг большинство решило отложить вступление в силу этого изменения до следующего избирательного цикла, т.е. до выборов 2024 года. Это объяснили тем, что не удалось достичь единого мнения внутри большинства – мажоритарные депутаты были против. Отсрочка вызвала крайне негативную реакцию всей оппозиции, президента, всегда подчеркивающих свою политическую нейтральность неправительственных организаций и обычно чрезвычайно сдержанного и дипломатичного президента Венецианской комиссии.

Слово «разочарование» подразумевает, что сначала был этап если не полной очарованности, то, по крайней мере, надежды на лучшее. Это «лучшее» означает не только отмену мажоритарной системы, которая, по крайней мере, в условиях Грузии и других не слишком развитых демократий обычно приводит к полному доминированию одной партии. Ожидалось также, что решения об изменении основного закона страны будут приняты в результате хотя бы частичного консенсуса. Систему действительно отменили, хотя ждать девять лет – очень много. Решение об отсрочке было принято на заседании большинства, т.е. в рамках одной партии. Были ли внутренние разногласия реальными или лишь имитированы для того, чтобы дать возможность лидерам партии оправдаться перед западными партнерами – вопрос в данном случае второстепенный.

При все этом я никак не могу присоединиться к рядам разочарованных, поскольку надежды на лучшее у меня не было. Скорее, наоборот: в конце марта я здесь говорил, что «шансы на изменения (избирательной системы) невелики». Так мне, скорее, полагается быть довольным: систему все же изменили, хотя многие из нас не доживут до момента, когда она станет реальностью.

«Грузинская мечта» имеет супербольшинство в парламенте и может вполне легально делать с Конституцией, что хочет. Внутри страны на этом этапе нет силы, которая могла бы ей в этом помешать, хотя бы организацией массовых протестов. К тому же большая часть общества, как правило, не слишком интересуется конституционными вопросами. Так что естественно, что «Мечта» не стала бы менять Конституцию вопреки своим партийным интересам. То, что изменение системы намечено хотя бы к следующему десятилетию, уже не так плохо. Могли вообще ничего не менять.

Чем же были вызваны завышенные надежды? Как обычно, они связаны с европейским измерением: правительство считает совершенно нормальным игнорировать мнения внутренних оппонентов, но к европейцам, в данном случае – к Венецианской комиссии, определенный пиетет все же сохраняет. В этой связи был интересен публичный комментарий на заявление Букиккио вице-премьера Александра Джеджелава, которому, видимо, на правах главного интеллектуала «Мечты» положено такие вещи разъяснять. Он списал относительную резкость слов итальянца на проблемы с переводом, но, что касается необходимости консенсуса, уточнил, что речь идет о консенсусе с Венецианской комиссией. Ну, а последняя говорит, что в целом направление изменений одобряет. Все формальные процедуры тоже полностью соблюдены. Чего же еще надо?

Надеяться на то, что когда-либо какая-либо власть будет реально считаться с оппонентами, которых она может безнаказанно игнорировать – недопустимая наивность. Стремление прилично выглядеть перед европейцами – сам по себе положительный фактор, но его значение нельзя преувеличивать. Когда Джанни Букиккио призывает грузинские власти к консенсусу с представителями собственного общества, последние либо не понимают, о чем речь, либо прикидываются, что не понимают. Пока в Грузии не будет баланса между политическими силами, Конституцию будут менять так, как меняли до сих пор.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG