Accessibility links

«Осетия становится ареной террористической активности»


По мнению экспертов, причина внимания террористов к Северной Осетии кроется в ее геополитическом расположении

В Северной Осетии ликвидированы четверо боевиков, присягнувших ИГИЛ, которые, по информации Национального антитеррористического комитета, готовили нападение на сотрудников правоохранительных органов. Накануне в республике был введен режим контртеррористической операции.

О том, что в приграничном с Грузией селении Чми были ликвидированы трое террористов, североосетинским журналистам сообщил источник в силовых структурах. Спустя пару часов бой разгорелся уже в центре Владикавказа, когда на оживленной улице был блокирован еще один подозреваемый в связях с ИГИЛ. Скрываясь от преследования, он открыл огонь по силовикам и в ходе перестрелки был ликвидирован.

Позже НАК России выступил с официальным заявлением, в котором говорится, что контртеррористическая операция в Суаргомском ущелье и инцидент в столице Северной Осетии взаимосвязаны.

По данным спецслужб, «уничтоженные в Северной Осетии боевики готовились совершить ряд преступлений террористической направленности, в том числе нападения на сотрудников правоохранительных органов. При них были обнаружены автоматы, гранаты и самодельные взрывные устройства (СВУ). В ходе осуществления комплекса оперативно-розыскных мероприятий органами ФСБ России была получена информация о нахождении на территории Северной Осетии членов законспирированной ячейки – приверженцев радикальной идеологии, которые присягнули на верность МТО ИГИЛ».

Сообщается, что боевики отказались сложить оружие и сдаться властям, «они открыли огонь из автоматического оружия. В ходе скоротечного боя преступники были нейтрализованы». Личные данные ликвидированных террористов НАК не разглашает.

Востоковед, старший научный сотрудник СОИГСИ Эльбрус Сатцаев указывает на стратегически важное расположение селения Чми, в котором были обнаружены террористы. Этот населенный пункт в Суаргомском ущелье лежит вдоль Военно-Грузинской дороги, граничит с Дарьяльским ущельем Северной Осетии и Джейрахским ущельем Ингушетии. В шаговой доступности от Чми находится российско-грузинская граница. Население поселка смешанное – там проживают осетины, грузины и ингуши. Чми к тому же входит в состав городского округа Владикавказа. По мнению Эльбруса Сатцаева, боевики выбрали селение неслучайно:

«Недалеко от Чми леса, там можно скрыться. Селение находится на границе с Ингушетией, южнее – Грузия. Если кто-то обозначит этот пункт для разворачивания каких-то террористических действий, это подходящая зона – на юге Грузия, на востоке Ингушетия, на западе Осетия, можно скрываться и в лесистой зоне».

Эльбрус Сатцаев полагает, что на территории Северной Осетии террористического подполья нет:

«Нет, я не думаю, потому что у нас подполья мусульманского направления отслеживаются. И если бы такие ячейки были стационарные, информация бы просочилась».

Российский политолог Артур Атаев также не согласен с мнением, «что в Северной Осетии есть ячейки ИГ, которое создает какие-то очаги сопротивления»:

«Такого нет. Более того, спящие ячейки на Северном Кавказе как раз к Северной Осетии отношения не имеют. Точнее, следует говорить о мобильных спящих ячейках, которые курсируют из одного региона в другой. Собственно, в самой Северной Осетии игилизации и джихадизации в своем негативном понимании этого термина нет. «Имарат Кавказ», учредив в свое время вилайят «Иристон», ничего не добился. Сопротивления террористического на территории Северной Осетии организовать не удалось. И поэтому вилайят «Иристон» был впоследствии составной частью вилайята «Галгайче». А вот когда уже появилось соперничество «Имарата Кавказа» и ИГИЛ, в частности в КБР, в Дагестане после уничтожения Алисхаба Кебекова, одного из последних лидеров «Имарата Кавказ», то после этого Осетия становится своеобразной ареной террористической активности».

По словам Артура Атаева, причина такого внимания террористов к Северной Осетии кроется в ее геополитическом расположении: Военно-Грузинская и Военно-Осетинская дороги – «это та транспортная артерия, которая дает возможность налаживать поток т.н. добровольцев на Ближний Восток»:

«Неоднократно на КПП «Верхний Ларс» задерживали т.н. добровольцев, которые пытались уйти на Ближний Восток, территорию, подконтрольную ИГ, но это не есть система. Это одиночные случаи, когда были попытки организации террористического бандподполья, но они не дали всходов, потому что одно очевидно – на территории Северной Осетии социальная база для терроризма и экстремизма минимальна. Те решительные меры, которые ведутся в религиозной сфере, не дают разрастись джихадистскому бандподполью в Северной Осетии. Это факт, который вызывает недовольство тех рекрутеров и тех идеологов, которые пытаются вовлечь Северную Осетию в зону своей террористической активности. Почему? Потому что Северная Осетия – это геополитическое звено, очень важное для террористов. Это буферная зона, соединяющая Западный Кавказ и Северный Кавказ, и для террористов важен выход в Панкиси, и выход в Квемо-Картли, и выход в Турцию, и Ближний Восток».

Вместе с тем, по мнению Атаева, ИГИЛ и другие террористические организации «находятся на издыхании после падения Мосула и Дейр-эз-Зора, они не в состоянии противостоять, поэтому они стремятся распространить свои мобильные спящие ячейки на прилегающей к Ближнему Востоку территории, включая Южный Кавказ и Северный Кавказ. Эта агония может дать кратковременные успехи, но эффективной террористической пропаганды и насаждения идеологии терроризма уже не будет».

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG