Accessibility links

Югоосетинская неделя: Луганск поддержали, транзит запретили, бизнесмена избили


Местные милицейские хроники впечатляют, однако общественники отмечают, что в республике нет организованной преступности

Неделя началась с обсуждения заявления югоосетинского МИДа по поводу перспектив российско-грузинского «Соглашения об основных принципах механизма таможенного администрирования и мониторинга товарооборота». В заявлении МИД Южной Осетии, в частности, говорится:

«Возможность практической реализации положений этого соглашения, затрагивающего интересы Южной Осетии в сфере экономики, безопасности, экологии, напрямую зависит от результатов прямых переговоров заинтересованных в открытии транспортного коридора региональных акторов с официальными властями Республики Южная Осетия и формирования соответствующей правовой базы для дальнейшего равноправного сотрудничества в этом проекте... Какие-либо другие пути, включая попытки оказания политического или экономического давления, в решении этого вопроса не имеют перспективы».

Скачать

Это заявление как бы перечеркивает шестилетние усилия Москвы и Тбилиси по реализации соглашения. В 2011 году, когда Россия вступала во Всемирную торговую организацию, Грузия, к тому времени уже член ВТО, поставила условия, на которых была готова дать свое согласие на российское вступление. Тбилиси потребовал, чтобы Москва пошла на мониторинг грузов, которые приходят в Абхазию и Южную Осетию через российскую границу. В итоге при посредничестве Швейцарии стороны подписали соглашение, по которому мониторинг грузов должна осуществлять швейцарская частная компания SGS. Ни Абхазия, ни Южная Осетия в этом соглашении не упоминались, что, вполне понятно, вызвало раздражение в Сухуме и Цхинвале, но это не единственная причина, почему соглашение до сих пор не ратифицировано, говорит российский политолог Николай Силаев:

«Соглашение предусматривает, что все товары, которые уходят из Грузии в Абхазию или Южную Осетию, или из Абхазии и Южной Осетии в Грузию, проходят таможенную обработку на грузинской стороне. Это значит, что грузинская таможня стоит не на российско-грузинской границе, а на грузино-абхазской или грузино-югоосетинской. Вот такой документ подписали. Американцы очень хотели видеть Россию в ВТО и заставили Грузию подписать вот такое соглашение... Если его реализовывать в том виде, в котором оно подписано, то из него следует, что Абхазия и Южная Осетия обладают собственными таможенными территориями».

В этой истории есть один нюанс – подписывали его в бытность президентом Михаила Саакашвили, а реализовывать соглашение должны нынешние власти. Эксперты говорят, что ратификация соглашения равнозначна политическому самоубийству – эти действия непременно будут истолкованы политическими конкурентами как едва ли не признание независимости отколовшихся территорий. В этом смысле какую-то несговорчивость российской стороны можно назвать услугой официальному Тбилиси, а позицию Цхинвала просто трудно переоценить. Говорит руководитель Центра политической информации Алексей Мухин:

«У нас неплохие сейчас контакты с Тбилиси, и мы учитываем, что многие наши партнеры и в Грузии, и той же Украине находятся под жестким давлением – внешним и внутренним. Поэтому мы помогаем им, давая возможность маневрировать».

В понедельник поздно вечером в Цхинвале было совершено нападение на Руслана Файтыхова, генерального директора татарской строительной компании «Эверест», которая на протяжении четырех лет является генеральным подрядчиком Южной Осетии.

Как сообщила Генпрокуратура Южной Осетии, в понедельник поздно вечером трое злоумышленников пытались похитить генерального директора татарской строительной фирмы «Эверест» Руслана Файтыхова. Преступники избили бизнесмена и попытались насильно усадить его в свой автомобиль, но Файтыхову удалось вырваться и убежать. Злоумышленники не стали его преследовать и скрылись с места происшествия. В тот же день в ходе оперативно-розыскных мероприятий сотрудникам правоохранительных органов удалось задержать двух граждан республики, которые подозреваются в совершении этого преступления. В автомобиле задержанных обнаружены три автомата, патроны и аксессуары средств радиосвязи. В ведомстве отметили, что по факту нападения возбуждено уголовное дело по статье «похищение человека группой лиц».

Это не первый случай нападения на бизнесменов или чиновников в республике, но до этого похищали и грабили только своих.

В мае прошлого года объектом разбойного нападения стал дом главы комитета связи и массовых коммуникаций Хасана Гиголаева. В июле прошлого года был похищен с целью получения выкупа Александр Цховребов, злоумышленники потребовали за него у родственников два миллиона рублей. Грабили и строителей. Например, в октябре 2012 года было совершено разбойное нападение на директора строительной фирмы ООО «Аланспецстрой» Сослана Качмазова, в результате которого у потерпевшего отобрали деньги в размере 275 тысяч рублей. В декабре этого же года было совершено еще одно нападение на сотрудников этой же фирмы, когда они перевозили заработную плату. Тогда преступники отобрали у строителей 828 тысяч рублей. В ноябре 2012 года напали на гендиректора фирмы ООО «Ва-ни» Олега Бестаева и его прораба Василия Бестаева, у которых злоумышленники под угрозой оружия отобрали 85 тысяч рублей и два мобильных телефона.

Местные милицейские хроники впечатляют, тем не менее не стоит сгущать краски, говорит югоосетинский общественник Тимур Цхурбати – в республике нет организованной преступности:

«Республика слишком маленькая, профессиональной преступности здесь нет. Все проблемы от экономики. Люди видят, как одни пилят бюджет, незаслуженно богатеют, а остальные остаются бедными. И вот эта бедная часть, имеющая опыт войны, тоже желает каким-то образом добиться успеха. Ситуацию можно оздоровить, если предоставить и им возможность реализовать себя. У нас для этого есть большие возможности – Россия дает нам деньги на развитие бизнеса и т.п., но у нас получается парадоксальная ситуация: кредит в один миллион рублей югоосетинскому предпринимателю получить практически невозможно, в то время как варяги легко получают кредит в сто – сто пятьдесят миллионов рублей».

В среду 7 февраля Луганская народная республика и Южная Осетия договорились об экономическом сотрудничестве. Соответствующее соглашение подписали министры экономического развития - от Луганска Елена Костенко, от Цхинвала – Геннадий Кокоев. Напомним, в 2014 году Южная Осетия признала государственность ЛНР и ДНР, а 11 мая 2017 года Южная Осетия и ДНР подписали договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Примечательно, что взаимный интерес у Южной Осетии и территорий Восточной Украины возник после начала конфликта и провозглашения республик Донбасса. До этого – ничего общего. Чем может помочь маленькая и бедная республика с населением в пятьдесят тысяч человек воюющей территории с общим населением в шесть миллионов человек, мне объяснил российский политолог Владимир Новиков:

«Это соглашение выводит из-под возможных санкций российские юридические лица, которые будут через Цхинвал сотрудничать с предприятиями Луганска. С другой стороны, выводит предприятия ЛНР из своего рода экономической блокады. Таким образом, главная функция этого договора – это фактически посредничество Южной Осетии между предприятиями Луганска и российскими юрлицами».

Иными словами, Южная Осетия недосягаема для международных санкций из-за своего ограниченного статуса и может безнаказанно сотрудничать с Луганском и Донецком. А российским предприятиям, в свою очередь, ничего не мешает работать с югоосетинскими партнерами. Все это создает впечатление долгосрочного проекта, который трудно увязать с минскими соглашениями, предполагающими постепенный возврат Донбасса под юрисдикцию Киева. Говорит российский политолог, руководитель научных исследований института «Диалог цивилизаций» Алесей Малашенко:

«Надолго придумали вот такой канал, они его долго будут использовать, но согласитесь, что для нормальной ситуации это выглядит абсурдно. Получается так, что Россия готова подвергаться даже не критике, а хохоту на мировой арене. И это будет долго.

– Ради чего? Чтобы выстоять в военном конфликте, или там есть какой-то план на будущее?

– Даже не план, а некие соображения и даже некая квазилегализация взаимоотношений между сепаратистами Восточной Украины и Россией. Мы их легализуем через независимое государство, которое никто не признал, но мы-то его признали. Сейчас Россия действует по своей логике. Эта логика за пределами нормы, но с точки зрения российского законодательства она приемлема. Потом это может как-то сыграть. Будет там Новороссия, а вот, все каналы уже существуют».

С одной стороны, в Москве всегда могут махнуть рукой на Цхинвал, дескать, они независимые и вольны поступать, как им вздумается. С другой стороны, трудно себе представить подобную вольность хотя бы потому, что самостоятельному Цхинвалу нечего предложить Донбассу – не купить уголь, не предоставить банковский сервис.

Еще один занимательный момент в этой истории: почему Южная Осетия признала республики Донбасса и стала транзитером российской помощи, а Абхазия не стала этого делать? По мнению Алексея Малашенко, все дело в том, что политический класс Южной Осетии видит свое будущее в составе России, а Абхазия видит себя независимым государством, отсюда и разное отношение к возможным репутационным рискам:

«Они совершенно разные. Абхазию когда-нибудь признают, хоть через пятьдесят лет, но признают.

– Поэтому она переживает за свою репутацию?

– Конечно, они думают о турках, думают о Европе... У Абхазии перспектива есть, пусть полфунта, но есть. А Южная Осетия станет субъектом России».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетии

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG