Accessibility links

Ограбление репатриантов. Враги или преступники?


Какие еще эмоции, кроме возмущения и негодования, могли вызвать действия криминальных элементов? Разумеется, такой и была реакция в обществе после того, как распространилась информация об этом преступлении

В абхазском обществе продолжают бурно комментировать состоявшееся во вторник 31 июля в здании кабмина республики большое собрание, осудившее разбойное нападение на сухумский магазин «Через», в котором работают абхазы-репатрианты из Турции. Обмен мнениями о собрании неизменно заходил все эти дни у меня во время встреч со знакомыми, в соцсетях тоже не раз появлялись разноречивые суждения.

А ведь накануне этого собрания было трудно представить себе, что пойдут такие «круги на воде». Все казалось слишком однозначным и элементарным: ну, какие еще эмоции, кроме возмущения и негодования, могли вызвать действия криминальных элементов! Разумеется, такой и была реакция в обществе после того, как распространилась информация об этом преступлении.

Напомню кратко официальную информацию о нем, поступавшую от правоохранительных органов. Примерно в 14.40 8 июля группа лиц напала на магазин розничной торговли восточных сладостей «Через», расположенный на сухумской набережной Махаджиров, и «под угрозой применения насилия в отношении продавцов стала требовать выдачи денежных средств». Один из подонков сумел извлечь из кассы две тысячи рублей, но мизерность этой суммы разъярила нападавших, и они нанесли «множественные телесные повреждения хозяевам торговой точки», которые пытались оказать сопротивление. В результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий сотрудниками внутренних дел на следующий день был задержан житель г. Сухума Лагвилава Александр Викторович, 1983 г.р., а через день – Джения Дмитрий Леонидович, 1982 г. р. Установлены еще трое подозреваемых в совершении данного преступления. Пилия Очана Владимирович, Зантария Иасу Игоревич и Кецба Вадим Юрьевич. Они объявлены в розыск.

Ограбление репатриантов. Враги или преступники?
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:05 0:00
Скачать

В те дни, недели три назад, я не раз слышал в разговорах гневные слова по отношению к нападавшим. Да, любое подобное преступление не может вызвать у нормальных людей ничего, кроме негодования. Но тут эти естественные эмоции усиливались еще и тем, что, по словам министра внутренних дел, сотрудники милиции в момент преступления проявили непонятную заторможенность, а главное – оно было направлено против репатриантов, да еще и на набережной с символическим названием – Махаджиров. Как известно, вековая мечта абхазов – о воссоединении на исторической родине. Вскоре после окончания четверть века назад войны выяснилось, что в полном объеме это вряд ли осуществимо – по многим причинам. Но любое преступление, жертвами которого становились те из потомков махаджиров, кто все же решил связать жизнь с исторической родиной, всегда воспринималось в нашем обществе очень болезненно – как покушение на эту заветную мечту любого абхазского патриота.

Нечто подобное – «дополнительную ненависть» – испытывали, думается, в абхазском обществе и год назад, когда двое «братьев-разбойников» пытались ограбить в безлюдном месте на берегу моря российских туристов с маленькими детьми, в результате чего погиб один из отдыхающих. Ибо тогда преступники оказались не просто преступниками, но и врагами имиджа Абхазии и тех десятков тысяч своих соотечественников, для которых туристическая сфера стала основой их материального существования. Впрочем, не сомневаюсь, что в обоих случаях преступники просто не осознавали всего того, что я тут наговорил, их миросозерцание устроено намного проще: схватить, убежать…

Как и почему родилась идея провести собрание 31 июля с участием президента и других представителей руководства страны, политических партий и общественных организаций? Возможно, сыграло роль и то, что трое участников нападения до сих пор числятся в розыске, а это значит, как говорилось на собрании, что наверняка кто-то их прячет, кормит… Ну, и наверное, было решено как-то формализовать реально существующее в народе возмущение, поддержать этим «осуждамсом» всех репатриантов…

Стоп, но вот тут уже начинаются, как говорится, разночтения. Репатриант из Турции (впрочем, он прожил в Абхазии уже двадцать лет и потому это определение к нему не подходит), предприниматель, член Общественной палаты республики Низам Хапат заявил на днях в СМИ, что не надо политизировать банальное ограбление магазина и что он не считает, будто целью нападавших, как прозвучало в одном из выступлений на собрании, «была дестабилизация ситуации в республике».

А у многих моих собеседников возникли сомнения в справедливости упреков, прозвучавших в другом выступлении с трибуны собрания – в адрес общественных организаций и партий, которые после случившегося 8 июля «безмолвствовали». «Нужен был поток заявлений в СМИ? – недоумевал один знакомый. – А зачем подменять работу правоохранительных органов общественной шумихой? Да, могли бы выступить с гневными заявлениями, посоревноваться в красноречии. Но, может, кто-то воздержался от такого заявления как раз исходя из соображения, что не стоит банальное ограбление магазина возводить в ранг некоего противостояния между частями абхазского общества».

В общем, не все пошло так, как задумывалось в идеале. Возможно, в данном случае применима пословица «Слово – серебро, а молчание – золото»? Но апофеозом всего, ставшим в итоге поводом для бурной критики собрания в целом, стало выступление некой немолодой женщины, о личности которой мне потом довелось услышать самые разные версии. Когда она заявила с трибуны, что репатрианты приезжают не для того, чтобы обрести здесь родину предков, а для распространения ислама, многие сидевшие на собрании репатрианты стали вставать и выходить из зала, и их потом с трудом удалось вернуть. Женщину же организаторам пришлось насильно брать под руки, уводить с трибуны и усаживать на место.

Тут, конечно, уместнее будет вспомнить другую пословицу: слово – не воробей…

Архимандрит Дорофей (Дбар) опубликовал на следующий день в «Фейсбуке» пост такого содержания:

«К сожалению, я не был приглашен на встречу, хотя в ней принимали участие другие священнослужители. Тем не менее рассказы некоторых участников этого мероприятия побудили меня высказать следующее. Руководство нашей страны в очередной раз продемонстрировало, что оно не способно организовывать что-либо в нашей стране! Мне очень стыдно за поведение абхазов-христиан на этой встрече! Неужели вы не понимаете простой истины нашей веры – всякий человек является творением Божьим, и это значит, что ко всякому человеку (вне зависимости от его происхождения, религиозной принадлежности и т.д.) нужно относиться с уважением, не говоря уже о высоком понятии христианской любви! Как гражданин Абхазии, как абхаз и как христианский священнослужитель, я приношу свои публичные искренние извинения всем нашим братьям и сестрам, вернувшимся на свою историческую родину, за беспомощность наших властей в защите вас от преступного произвола; за то, что наши власти не смогли должным образом организовать вчерашнюю встречу, итоги которой должны были дать надежду на лучшее будущее, а не разочаровывать в очередной раз; за выступление пожилой женщины, чье искаженное представление о христианстве довело ее до оскорбления ваших человеческих и религиозных чувств! Не теряйте надежды, думаю, у нас вместе еще есть шанс изменить многое в нашей стране во благо всех нас!»

Позиция о. Дорофея вызвала, конечно, большое одобрение у здравомыслящих людей, независимо от их конфессиональной принадлежности. Я бы только не был столь категоричен, говоря о неспособности власти организовать что-либо. В данном случае приходит в голову мысль, что предусмотреть все невозможно. Многие, кстати, после собрания стали возмущаться: как могли допустить выступление этой женщины!? Да, в советские времена на трибуны больших публичных мероприятий поднимались только те, чьи письменные выступления были заранее прочитаны и даже отредактированы организаторами. Но сейчас-то другое время, да и не в традициях абхазских народных сходов было цензурирование выступлений. Но урок, тем не менее, общество в случае с этим инцидентом получило.

Ну, и было бы, конечно, очень странно, если бы ситуацию не использовали представители политической оппозиции. Депутат абхазского парламента Рауль Лолуа написал в своем посте в той же социальной сети «Фейсбук»:

«Проспав почти месяц с момента резонансного преступления, совершенного группой лиц в отношении наших братьев-репатриантов, президент и его ближайшее окружение вдруг пробудились и не просто подали голос, а обрушились на общественность с обвинениями в отсутствии должной реакции на криминальный беспредел. Вот, оказывается, в чем основная проблема разгула уголовной преступности в стране. В молчании народа. В том, что люди не выходят на улицы и не выражают массовый протест».

Многие в обществе говорят: не слишком ли рано началась предвыборная борьба за президентское кресло? Но она у нас, похоже, и не прекращается никогда.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG