Accessibility links

За кадрами революции


В соответствии с Конституцией, парламент распущен, новые выборы пройдут 9 декабря

ПРАГА---На этой неделе армянский парламент подвел черту под историей своего существования в этом составе, дважды проголосовав против назначения Никола Пашиняна премьер-министром. В соответствии с Конституцией, парламент распущен, новые выборы пройдут 9 декабря. Мы побеседовали с журналистом и политологом Григором Атанесяном о завершившейся таким образом горячей фазе революции о том, как и с кем дальше ее лидер будет ее продолжать. Собственно, главный вопрос революции – что дальше?

Григор Атанесян: Дальше – борьба за места в парламенте.

Вадим Дубнов: Ну, выиграли борьбу за места в парламенте… В общем, выборы в Ереване показали, что не такая уж это, видимо, большая проблема. Или есть подводные камни?

Григор Атанесян: В последнее время фокус общественной критики и недовольства смещается с представителей бывшего режима. В первые месяцы после революции все были сосредоточены на том, как, оставаясь в конституционных рамках, добиться передачи всей полноты власти реальным народным избранникам, а сейчас уже, когда т.н. контрреволюция, как это называет (Никол) Пашинян, повержена и мы движемся к честным выборам, фокус общественной критики смещается на правительство Пашиняна. Т.е. уже есть осознание, что это люди, которым принадлежит власть, и, соответственно, каждое их действие общество начинает рассматривать под микроскопом. Тем более что ожидания огромные от этого правительства.

За кадрами революции
please wait

No media source currently available

0:00 0:11:54 0:00
Скачать

Вадим Дубнов: Т.е. время немного успело сработать уже против Пашиняна?

Григор Атанесян: Да, очень многие предрекали то, что время будет работать против него и, скажем, ожидали, что если выборы бы прошли в августе, через пару месяцев после революции, то он и его партия набрали бы больше голосов, чем сейчас, потому что сейчас уже начинают возникать вопросы. К тому же одним из факторов недовольства является все-таки социально-экономическое положение. Недавно Международный республиканский институт США провел довольно подробный соцопрос в Армении по поводу ожиданий от нового правительства, и на первом месте – рабочие места и увеличение уровня жизни. Естественно, такие вещи не решаются за 5-6 месяцев, но ожидания есть, и недовольство социальным положением остается.

Вадим Дубнов: Насколько это недовольство правительством может перейти на самого Пашиняна?

Григор Атанесян: Тут надо разделять, процесс происходит в разных социальных классах. Если мы говорим про широкие народные массы, то есть ощущение, что рейтинг Пашиняна остается рекордно высоким. Более того, кое-где мы наблюдаем даже такое появление культа личности, абсолютно на народном уровне, т.е. он не исходит сверху, власть по-своему, как может, с ним борется, и никак его не поощряет, но это происходит, – это одна сторона этой монеты. С другой стороны, если мы смотрим на Ереван и на людей, которые состоялись профессионально и имеют более широкий кругозор, то есть ощущение активного недовольства, скорее даже не политической составляющей… В Армении просто интересная ситуация, потому что здесь не происходит идеологической борьбы, и претензии к правительству не идеологические. В Армении традиционно происходит борьба команд, личностей, и избирателю на предстоящих парламентских выборах будет предложено выбирать не между, скажем, правыми и левыми подходами в экономике и социальной политике, а, скорее, между нашей командой и вражеской, между личностями, заслуживающими или не заслуживающими доверия.

Вадим Дубнов: Вот это самое интересное, потому что как раз здесь наблюдается некоторое недоразумение и противоречие. Некоторые кадровые назначения Пашиняна с самого начала, начиная с назначения начальника полиции и заканчивая недавним назначением губернатора Сюникской области, вызывали вопросы: некоторые высказывали какие-то конспирологические подозрения о том, что надо как-то договариваться с властью, а некоторые исходили из того, что все гораздо проще и налицо обычный кадровый голод, абсолютно беспощадный для революционной команды. А какая позиция вам ближе?

Григор Атанесян: Я бы не хотел комментировать конспирологические теории. Что же касается кадрового голода, то кадровый голод происходит, но он есть не в Армении и не в армянском обществе, он происходит в команде Пашиняна. Потому что уже сейчас можно зафиксировать главные тренды, и сейчас принцип кадровой политики нового правительства – это доверие, лояльность лично Пашиняну, т.е. премьер доверяет людям из своего ближнего круга, членам своей партии «Гражданский договор», активистам, с которыми они вместе боролись с прежним режимом, шагали из Гюмри в Ереван, добились отставки (Сержа) Саргсяна. Это его узкий круг, люди, которым доверяет. Было уже много случаев, которые показали, что крайне мало доверия людям вне этого круга, и за бортом остается довольно большой круг высококлассных специалистов, которые как бы разделяют ценности революции, но при этом не входили в ближний круг нового премьера, и почему-то к ним доверия меньше, чем к представителям старого режима, которые, видимо, просто не представляют политической угрозы.

Назначение главой полиции (Валерия) Осипяна было понятным и объяснено достаточно адекватно, сразу после революции, и, соответственно, широкого общественного резонанса это назначение не вызвало. Что же касается губернатора Сюникской области, то это абсолютно не объяснимое назначение, и все объяснения, которые давались после начала общественной критики по поводу этого назначения, не выглядят убедительными. Во-первых, это человек, который был обвинен в применении силы против заключенных, причем Пашинян лично повторял эти обвинения; этот человек обладает капиталом, который абсолютно не объясним его зарплатой, и это подпадает под действие закона, который недавно был принят в Армении «о незаконном обогащении», – т.е. это очень странное назначение, с какой стороны ни смотри.

Вадим Дубнов: Давайте немного поговорим про круги. Я хочу понять, чем отличается ближний круг от не очень ближнего. Революцию рядом с Пашиняном делали его самые близкие друзья, прежде всего, если я правильно понимаю, представители достаточно либеральных НПО, но они, как выяснилось, не очень профессиональны. Что делать дальше, где проходит граница между допущенными и не вполне лояльными, не вполне пригодными?

Григор Атанесян: Есть довольно широкий круг специалистов – юристов, экономистов, дипломатов, академиков – в Ереване и в диаспоре. Многие в диаспоре – просто уехавшие и работающие сейчас в каких-то международных организациях, люди, которые сохраняли связь с Арменией. Они отказывались сотрудничать с правительством Саргсяна, считая его нелегитимным, недемократическим. Их политические ценности и неготовность к конформизму как бы исключили их из кадрового резерва, но у этих людей всегда было желание либо вернуться на свою родину или историческую родину, либо как-то ей помочь. И вот произошла революция, эти люди ее поддержали, и было ожидание, что «мы сейчас вместе будем строить новую Армению».

Вадим Дубнов: Ну, примерно так формировалась команда (Михаила) Саакашвили в 2003 году. Почему это не получается в Армении?

Григор Атанесян: Не дается какого-то объяснения. Сначала, когда революция произошла, люди начали как-то звонить, писать, отправлять письма – на многие письма просто не отвечали или отвечали вежливо: «спасибо, не нужно», и было ощущение, что ребята просто очень заняты сейчас. Премьер назначил свой ближний круг, потому что надо кого-то прямо сейчас назначить, кто готов завтра выйти на работу, потому что многие из этих специалистов не готовы прямо сейчас побросать свои работы, и они хотели просто в каком-то качестве принимать участие. Многие из них не претендуют ни на какие должности по многим причинам, в том числе и потому, что просто это мизерная зарплата и жесткие бюрократические рамки. Было ощущение, что сейчас просто такой хаос, еще идет борьба с остатками прежнего режима, поэтому не до них, но потом, после выборов или окончательного решения вопроса с выборами, начнется включение этих кадров.

Сейчас, насколько я понимаю, насколько я слышал от источников, будет сохраняться монополия на власть партии «Гражданский договор» и ближнего окружения премьера, и нет планов по привлечению в каком-то активном качестве этих профессиональных экспертных кругов. Эти люди, которые готовы помогать и, по сути, консультировать в любом качестве, очень разочарованы, и мои разговоры с людьми в Нью-Йорке, Вашингтоне, Ереване, Москве и т.д. просто неизбежно выходят на кадровый вопрос. Очень многие говорят, что «мы поддерживаем, мы надеемся, что все получится, но с такой кадровой политикой боязно».

Вадим Дубнов: Это проблема личностная, скажем так, это вопрос недоверия, или это проблема концептуальная, проблема устройства самой революции?

Григор Атанесян: Ну, это мы увидим после выборов. Мы увидим, как будут распределены портфели, кто из нынешнего кабинета останется или нет, т.е. я хочу все-таки надеяться на то, что будет выбран более инклюзивный подход. Но есть ощущение, что это стиль менеджмента в каком-то смысле, что это просто то, что называется микроменеджмент, когда глава иерархии, системы ищет исполнителей, готовых работать под его постоянным контролем и обо всем ему рапортовать, каждую минуту. Насколько я понимаю, сейчас это внутриполитический стиль команды Пашиняна, у него рука на кнопке буквально во всем, что касается внутренней политики. Во внешней политике министр обороны, министр иностранных дел, насколько я понимаю, не имеют больше свободы.

Вадим Дубнов: Рука, вы сказали, на кнопке, но на кнопке чего? Есть ли реальная концепция, под которую можно искать специалистов, молодых или не очень молодых управленцев, буржуазных спецов, говоря революционным языком 1917-го?

Григор Атанесян: Я не вижу этой концепции, нет идеологического подхода, и нет каких-то больших идей. Они есть в обществе. Вчера буквально я видел, в кругах урбанистов обсуждалась идея того, как решать жуткую транспортную проблему загруженности Еревана и в целом перегруженности города, который строился на 350 тысяч человек, а живет в нем как минимум вдвое, а то и втрое больше. Вот нет таких больших идей, которые нужны, потому что при нынешних темпах роста все равно из Армении люди будут уезжать – они и сейчас уезжают массово. Они будут уезжать даже при всей вере в революцию команды Пашиняна, потому что есть Россия, куда любой гражданин Армении может приехать и начать работать, без всякой бюрократии, в рамках Евразийского союза. И этот процесс продолжится, если не будет какого-то жесткого разворота в плане идей, программ и курса страны, и вот этих идей не предлагается, они не обсуждаются. Есть ощущение подхода «все хорошее против всего плохого», но как конкретно это будет реализовываться, мы пока еще не знаем.

Вадим Дубнов: Мы можем себе позволить малую толику оптимизма и предположить, что все это закончится с выборами?

Григор Атанесян: На самом деле, сейчас многие вещи делаются, просто есть ожидания, что будет сделано все и сразу. Очень интересно, как пройдут выборы, какие силы попадут в парламент и как будут распределены портфели. Но опять же в широких кругах экспертов, специалистов, аналитиков и профессионалов есть требования, есть ожидания, есть надежды на более широкое привлечение кадрового ресурса нации в целом, а не только группы единомышленников, которая так успешно противостояла бывшему режиму и попытке Саргсяна остаться у власти, но чуть менее успешно пока что демонстрирует управленческие навыки.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG