Accessibility links

Танец в стиле диско или культурный распил


Новый глава Ленингора продемонстрировал, что собирается навести порядок в районе

Новый глава Ленингорского района Виталий Мамитов провел первое совещание с момента своего назначения четыре месяца назад. На нем он объявил войну совместителям и мертвым душам.

Виталий Мамитов, назначенный главой Ленингорского района в марте этого года, сегодня впервые провел расширенное совещание по месту новой службы. О предстоящем мероприятии ленингорцам стало известно еще в пятницу. По времени оно совпало с датой прекращения авиационного сообщения между Грузией и Россией, поэтому жители района не на шутку встревожились: а вдруг местное начальство решит продемонстрировать солидарность и перекроет «Раздахан»? Но, кажется, пронесло.

Новый глава ни словом не обмолвился про дорогу. Зато он продемонстрировал, что собирается навести порядок в районе. На совещании Мамитов заявил, что отныне каждое подразделение должно представлять ему еженедельный план работы, чем, по свидетельству очевидцев, привел собравшихся в замешательство. А еще чиновник заявил о намерении навести порядок с кадрами: потребовал от собравшихся на совещании руководителей выявить мертвые души и совместителей. Говорит гражданская активистка Тамара Меаракишвили:

Танец в стиле диско или культурный распил
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:09 0:00
Скачать

«Те, кто присутствовал на совещании – начальники отделов, руководители организаций, – они и сами по три должности занимают. Я сомневаюсь, что эти начальники, прикомандированные из Цхинвала, начнут борьбу с совместителями с самих себя. Причем это все люди влиятельные, прикомандированные, поэтому увольнять совместителей будут только из местных. Им так и скажут: «Они бросили свои дома в Цхинвале и здесь работают ради вас, поэтому вы как-нибудь должны терпеть все это». Такие люди, не редкость, получают по 60-70 тысяч рублей.

– Много мертвых душ в районе?

– У нас сотни мертвых душ числятся в бюджетных организациях. Большинство из них на работе никогда не видели. Говорят, многие из тех, кто числится здесь, проживают в Цхинвале».

Совместитель – это, например, когда начальник местного музея назначает себя еще и собственным заместителем и получает два оклада за одну работу. Мертвые души – это люди, которые числятся в организации, но никогда там не появляются и, как правило, никакого отношения к профессии не имеют. Причем это необязательно кто-то из местных, десятки мертвых душ – это сотрудники дома правительства в Цхинвале. Но есть еще и мертвые должности – это такие, о существовании которых никто даже не подозревает, например, на балансе Ленингорского района есть учитель танцев в стиле диско.

По словам Тамары, ее в этой истории волнует не столько убыток, причиняемый бюджету, сколько вред, причиняемый людям. Мало того, что все сферы жизни в районе за последние годы взяли под контроль люди некомпетентные, так для них еще держат массу нужных местному населению вакансий, чтобы обеспечить им безбедную жизнь.

Несколько месяцев назад, продолжает Меаракишвили, она пожаловалась через социальные сети министру образования республики на злоупотребления в Доме детского творчества. Там несколько ставок педагогов и технического персонала отвели под мертвые души, из-за чего страдают дети. По словам Тамары, министр Натали Гассиева откликнулась на ее обращение:

«Министр трижды проверила Дом детского творчества. Она обнаружила там мертвые души, но директор организации наградила их за хорошую работу и тем самым защитила. Дескать, они не мертвые души, а передовые работники».

По мнению бывшего депутата югоосетинского парламента Роланда Келехсаева, Ленингорский район после перехода под юрисдикцию Цхинвала в 2008 году пережил две истории. Первая – это послевоенная, когда югоосетинские власти демонстрировали там свою цивилизованность: как они, несмотря на вооруженный конфликт, умеют выстраивать добрые отношения с местным грузинским населением, принимать его как своих граждан. Но с годами район стал ассоциироваться с произволом силовиков и чиновников, с открытой коррупцией и рэкетом в духе 90-х. Первая – это история политической витрины Южной Осетии, вторая – это история ее заднего двора, говорит Роланд Келехсаев:

«В каждой усадьбе есть такая скрытая зона или задний двор, куда хозяин может выйти в нижнем белье, не опасаясь, что его заметят соседи или прохожие. Ленингорский район – это такой задний двор или закрытая зона, где чиновники могут себе позволить быть такими, какие они есть, делать так, как они хотят. В Цхинвале это невозможно, здесь сразу последуют упреки, обвинения, скандал. А там упрекать почти некому. В этом смысле Ленингорский район – это то, какой бы могла быть вся республика, если бы не было общественного мнения».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG