Accessibility links

Югоосетинская неделя: громкое дело закрыто, сезон охоты на шпионов открыт


Тамара Меаракишвили почти два года была лишена свободы передвижения и фактически находилась под домашним арестом

Неделя началась со шпионского скандала. В понедельник, 8 июля, Генеральная прокуратура Южной Осетии и Комитет госбезопасности сообщили сенсационную новость – в Цхинвале задержан грузинский шпион. В распространенном Генпрокуратурой заявлении говорится:

«Проводятся неотложные оперативные мероприятия и следственные действия по уголовному делу, возбужденному по статье 275 УК РФ (государственная измена) в отношении гражданина республики Липина Сергея Георгиевича».

Сергей Липин – человек в городе известный. Всю жизнь прожил в Цхинвале, не первый десяток лет занимает самые разные государственные посты. Долгое время он состоял в Компартии, был депутатом до 2014 года. С 2012 года, при Леониде Тибилове, Липин возглавлял Общественную приемную президента, входил в состав так называемого Наблюдательного совета, который занимался распределением гуманитарной финансовой помощи из Российской Федерации. Последние несколько лет Липин был главой общественной организации «Россы», которая работает в тесном контакте с посольством России в Южной Осетии и представляет интересы российских соотечественников за рубежом. Уже при президенте Анатолии Бибилове работал начальником Управления администрации президента по работе с обращениями граждан. 3 июля был уволен по собственному желанию. По сообщению КГБ и Генпрокуратуры, бывшего чиновника обвиняют в сборе разведданных в пользу грузинских спецслужб в августе 2008 года, по которым они корректировали огонь:

Скачать

«Собранными по заданию грузинских спецслужб разведывательными данными и переданными грузинской стороне в августе 2008 года, во время «пятидневной войны», грузинские агрессоры корректировали огонь артиллерийских систем залпового огня и авиационные удары по объектам жизнеобеспечения, густонаселенным районам, по военным объектам и военным колоннам, которые перебрасывались из Дзауского района республики по Зарской дороге в зону боевых действий, в результате чего Южная Осетия понесла неоправданно большие потери среди мирного населения, военнослужащих и боевой техники».

По словам участника обороны Цхинвала в 2008 году общественника Тимура Цхурбати, это сообщение не вызывает доверия, в нем нет ни логики, ни здравого смысла:

«Даже если предположить, что Липин сотрудничал с Грузией, то эти обвинения беспочвенны. Какой корректировщик огня?! На восток от Цхинвала Згудерская высота, с которой город, как на ладони, и занять которую грузинам не составляло труда. Туда даже на автомобиле заехать можно. Я не говорю уже о дронах и беспилотниках. То есть вот это заявление о «корректировке огня» звучит просто бессмысленно».

В самом деле, если он передал данные до начала войны, значит, заранее знал о переброске войск, и войну начала Россия, а не Грузия? А если он корректировал во время войны, как он одновременно мог находиться и в Цхинвале, и на Зарской дороге? Не менее странно выглядит заявление о наводке на системы жизнеобеспечения и густонаселенные районы города, будто бы город со всеми его коммуникациями был отстроен не в советское время. Тимур Цхурбати выдвигает другую версию ареста:

«По моему мнению, он – жертва карьерных амбиций, кто-то делает себе карьеру, и ни за что обижают хорошего человека. Я так думаю.

– Это не может быть политическим заказом, чтобы скомпрометировать, быть может, какую-то группу влияния, к которой принадлежит Липин?

– Его арест никак нельзя использовать в политических целях, потому что он не принадлежит ни к какой группировке. Он сохранял хорошие, ровные отношения со всеми. Он не участник каких-то межклановых или межпартийных разборок».

Надо отметить, что громкие разоблачения происходят на фоне тотального недоверия югоосетинского общества к силовикам. Достаточно вспомнить историю с Арчилом Татунашвили, когда забитого до смерти торговца овощами объявили главарем диверсионной группы. В доказательство этой версии даже какую-то взрывчатку вытащили из-под моста в Ленингоре. Ну и где эта диверсионная группа? Может быть, Липин и входил в группу Татунашвили?

А может, действительно, все дело в том, что место председателя КГБ Южной Осетии вакантно с 13 сентября прошлого года. Уже почти год обязанности председателя исполняет первый заместитель Владимир Хубаев, назначенный Анатолием Бибиловым в декабре 2017 года. За это время он из полковника стал генерал-майором. Может быть, для того, чтобы стать полноправным шефом КГБ, ему как раз не хватает одного громкого разоблачения? Только для того, чтобы убедить в этом общественность, нужны более веские доказательства, чем ржавый автомат и два пульта от телевизора, опубликованные в прессе как улики против Сергея Липина.

В среду 10 июля Ленингорский районный суд под председательством судьи Фатимы Парастаевой прекратил уголовное дело в отношении гражданской активистки Тамары Меаракишвили за отсутствием в ее действиях состава преступления. В судебном решении подчеркивается, что с нее снимаются все ограничения, связанные с уголовным преследованием. Напомним, Меаракишвили почти два года была лишена свободы передвижения и фактически находилась под домашним арестом.

В апреле 2017 года в интервью «Эху Кавказа» Тамара Меаракишвили сказала, что после победы Анатолия Бибилова на президентских выборах партийцы из регионального отделения «Единой Осетии» присматриваются к хлебным местам. Из-за этой публикации руководители местной партийной ячейки подали жалобу в районную прокуратуру, а та возбудила дело по ст. 128 УК (клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица в средствах массовой информации).

По мнению адвоката Икрамжана Раматова, обвинение изначально было незаконным – уголовное дело возбуждается только за клевету против конкретного гражданина, но не партии или иного юридического лица:

«Мы привели постановление Верховного суда РФ, где конкретно указывается: истцы должны доказать, что в этом интервью именно о них идет разговор, упомянуты их имя-отчество, про них Тамара дает неправильные сведения и так далее. Но таких фактов там нет, о чем мы изначально говорили».

Судья Фатима Парастаева сняла с Тамары еще два обвинения: по ст. 324 – «незаконное приобретение официального документа», и ч. 3 ст. 327 – «использование заведомо подложного документа». По версии следствия, Меаракишвили приобрела югоосетинский паспорт незаконно, сохранив при этом грузинское гражданство. То есть она солгала в своем заявлении и должна понести за это наказание. Адвокат Икрамжан Раматов заявил судье, что Тамара просила государство оказать ей услугу. Ради этого она писала заявление по установленной форме и приложила к нему бумаги в установленном государством порядке. Но при этом ее заявление на получение гражданства не является официальным документом, потому что официальный документ составляет и выдает государственный (муниципальный) орган или иное учреждение, отвечающее определенным требованиям государства.

Тамара Меаракишвили таковым органом не является, а значит, ее заявление не имеет юридической силы, то есть не может быть подлинным доказательством тех фактов, событий и действий, которые отражены в нем. Соответственно, заявление Тамары на получение гражданства не влечет за собой ответственности, говорит Икрамжан Раматов:

«Разве ее заявление имеет какую-нибудь обязательственную силу в отношении прокурора, меня или кого-то еще? Разве это заявление может являться официальным документом? Полагаю, что нет. Что касается ст. 324 – «использование заведомо подложного документа». Поясните, пожалуйста, у кого она незаконно приобрела документ, за какие деньги? Кто выдал ей паспорт? Почему вы не привлекаете должностных лиц за незаконную выдачу? Ведь это они не проверили ее заявление надлежащим образом, имеется ли у нее другое гражданство? А простого гражданина вы преследуете за ее активную гражданскую позицию и не более. Поэтому мы говорим: докажите! У вас на сегодняшний день есть только умозаключения – и все. А доказательств нет никаких».

Т.е. доказательств грузинского гражданства Тамары тоже нет, есть только «пирадоба», изъятая при обыске, действительность или недействительность которой может подтвердить только МВД Грузии. Тамара говорит, что удостоверение недействительное, она оставила его на память. Если нет других доказательств, значит, так оно и есть с точки зрения закона. Это важное решение суда для многих жителей республики, у которых есть по два, а то и по три паспорта.

К другим новостям.

Семья осужденного на восемь лет экс-министра связи Георгия Кабисова заявила о своем намерении обратиться в российские и международные правозащитные организации, а также официальные органы Российской Федерации для защиты от судебного произвола в Южной Осетии. 5 июля Цхинвальский городской суд приговорил Георгия Кабисова к восьми годам лишения свободы. Защита экс-министра называет вердикт не имеющим ничего общего с законностью и справедливостью.

В среду после получения на руки приговора Цхинвальского городского суда защита начала готовить кассационное заявление в Верховный суд. По словам матери Георгия Кабисова Марины, не имея возможности добиться правосудия в республики, семья решила обратиться к высшим должностным лицам России и правозащитным организациям:

«Чтобы не было вопиющего произвола и беззакония, демонстративного попрания прав граждан, многие из которых, как я и Георгий, – граждане России. И, как гражданин России, я сожалею, что местные власти своим давлением на суды, дискредитацией самой судебной системы, незаконным преследованием, фабрикацией дел не оставляют людям иного правового выбора, кроме как подавать иски в международный суд по правам человека. Считаю, что создание местными властями таких ситуаций на руку только врагам Осетии и России. Ведь Южную Осетию называют витриной российского присутствия».

Это не первое подобное заявление, были и другие, причем и в бытность других президентов и других председателей Верховного суда. В рамках существующего порядка просто невозможно обеспечить правосудие. Республика маленькая, и при этом централизованная сверх всякой меры. Маленький коллектив судей назначается президентом, все на виду, все под присмотром. Апелляционная линейка слишком короткая – всего две инстанции. При этом в Южной Осетии нет суда присяжных, нет возможности обжаловать приговор в международных инстанциях из-за ограниченного статуса республики.

А судиться против России как страны, обеспечивающей эффективный контроль, до сих пор было стыдно. Но, похоже, после парламентских выборов ситуация изменилась, за это короткое время уже двое граждан заявили о готовности подать иск в Страсбург на Россию. В самом деле, на парламентских выборах Россия доказала, что может в Южной Осетии все. И если она может не допускать на выборы неугодных кандидатов, корректировать итоги голосования и даже переделывать оппозицию в союзников власти, то, значит, может решать проблемы и в области прав человека.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG