Accessibility links

Новый год как враг у ворот


Дмитрий Мониава

Нам следует отмечать День дураков не 1 апреля, а 1 января. Пламенная страсть к дешевой пиротехнике привела к госпитализации 51 жителя Грузии, на фейерверки потрачены миллионы долларов, а звуковой фон в столице настойчиво напоминает о штурме Рейхстага. Но тем, кто призывает ввести аутодеструктивное ликование хоть в какие-то рамки, ворчливо предлагают не портить людям праздник. Так что через год мы снова услышим об оторванных петардами пальцах, сотнях случаев острой алкогольной интоксикации (844 вызова в период 31.12 – 02.01) и ужасных автоавариях. Саморазрушение превратилось в стиль жизни, что нужно учитывать и при составлении прогнозов.

О будущем говорят десятки комментаторов, пытаясь заполнить паузу между подведением итогов 2019 года и приближающимся приступом политической лихорадки. Большинство из них описывает год парламентских выборов, своего рода «год развязки», в безнадежно мрачных эсхатологических тонах, и было бы неплохо, если бы сборная Грузии по футболу выиграла в марте два стыковочных матча и впервые в истории вышла на чемпионат Европы, добавив щепотку положительных эмоций к недобрым предчувствиям и напряженному ожиданию. Без политики никуда, но из-за нее многие грузины зарыли в землю описанный Мерабом Мамардашвили «талант незаконной радости». Она безобразна и беспощадна, и в течение года желание отстраниться от нее проявится в Грузии неоднократно.

Новый год как враг у ворот
please wait

No media source currently available

0:00 0:11:34 0:00
Скачать

Бюджет 2020 года будет исправно подпитывать предвыборную социальную демагогию правящей партии; вместе с тем, согласно инсайдерской информации, в «стеклянном дворце» Бидзины Иванишвили обсуждается как минимум две инициативы, масштаб которых может напомнить о списании долгов перед вторым туром президентских выборов 2018 года. Олигарх, несомненно, раскошелится и приложит все усилия для того, чтобы угроза реставрации старого режима заставила противников Михаила Саакашвили прийти на избирательные участки. В ноябре 2018-го они предоставили «Грузинской мечте» бóльшую часть из полумиллиона «дополнительных» голосов. Но в октябре 2020-го второго тура не будет (разве что в мажоритарных округах, если они сохранятся), следовательно, «Грузинская мечта» попытается превратить смутное, фоновое ощущение опасности в ревущую сирену незадолго до дня голосования.

Если в первом квартале 2020 года акции протеста и переговоры с властями не позволят оппозиционным партиям добиться изменения избирательной системы, «Лело» и некоторые другие политические объединения направят основные усилия на предвыборное позиционирование, отстранившись от совместной борьбы, поскольку дальнейшее «движение в общем строю» будет работать на укрепление биполярной модели, а значит – позиций «Грузинской мечты» и «Нацдвижения», но не других партий. Не исключено, что вскоре мы столкнемся со своеобразным «кризисом идентичности» в рядах оппозиционного фронта, который является менее монолитным, чем кажется, что, к слову, делает всеобщий бойкот выборов крайне маловероятным.

Неадекватные, почти безумные действия «Грузинской мечты», аннулировавшей обещание о переходе к пропорциональным выборам, окончательно подорвали доверие к старой (смешанной) системе и сделали разговоры о революции более актуальными. Из-за этого многие представители «Нацдвижения» очередной раз начали гипнотизировать сами себя, воспринимая практически все события как бесспорные доказательства раскола в правящей элите и стремления западных держав сменить режим в Грузии. Если так будет продолжаться (скорее всего – будет) то, как и перед выборами 2016 года, оценки, а затем и позиции Саакашвили и лидеров «Европейской Грузии» разойдутся, вероятность конфликта между ними повысится и они вряд ли сумеют выработать единую стратегию, что, разумеется, не исключает ситуативного сотрудничества.

Оглянувшись назад, можно заметить, что два предыдущих кризиса, начавшихся из-за грубых ошибок «Грузинской мечты», не принесли этим партиям заметных бонусов. Крайне непредусмотрительное поведение властей в деле об убийстве подростков на улице Хорава и зверские действия полицейских в «ночь Гаврилова» вывели на улицы тысячи протестующих, и Иванишвили прошлось провести кадровые перестановки и пообещать улучшить положение. Но позже его противники в обоих случаях привели акции протеста к такому же бессмысленному финалу, как и выступления после выборов 2016 и 2018 годов. При этом, согласно данным NDI, несмотря на губительный для имиджа властей июньский кризис, рейтинг «Нацдвижения» по сравнению с предыдущим опросом пострадал больше, чем рейтинг «Грузинской мечты». Такое положение дел едва ли позволяет партии Саакашвили грезить о триумфе, подгоняя любые факты под утверждение «Олигарху приходит конец».

При смешанной избирательной системе в нынешнем виде и даже в случае возвращения к правилам, измененным «националами» в 2008 году (сейчас в мажоритарных округах избирается 73 депутата, а по партийным спискам – 77, прежнее соотношение – 50/100) с сохранением принципа абсолютного большинства, шансы «Грузинской мечты» все еще выглядят неплохо. Следует помнить, что на предыдущих парламентских выборах она победила в 71 мажоритарном округе, уступив два зависимым от нее кандидатам, выиграла промежуточные и внеочередные выборы в 2019-м, а «базовые» 20% сторонников, судя по опросам, все еще остаются при ней. Это своего рода «ядро», которое партия Иванишвили расширяет перед выборами благодаря административным рычагам, многообразным «социальным жестам» и ненависти значительной части населения к Саакашвили и его соратникам. Больших неожиданностей здесь ожидать не приходится. Впрочем, «Грузинская мечта» может опять выстрелить себе в ногу в ходе традиционного внутреннего конфликта вокруг партийного списка – в «черном квадрате», образованном премьер-министром Гахария (его позиции в последнее время немного ухудшились), мэром Тбилиси Каладзе, парламентскими «молодогвардейцами» (Талаквадзе, Кобахидзе и др.) и министром обороны Гарибашвили с «кахетинским кланом». Есть и «пятый элемент» – отдельные лица и малочисленные группы, имеющие прямой выход на правителя. Сложно уловить момент, когда инстинкт самосохранения перестает работать, как перегоревший предохранитель, но рано или поздно это происходит с каждой правящей партией. Можно вспомнить и самоубийственный конфликт внутри «Нацдвижения» в 2012 году, и «тихий саботаж» обиженных лидеров «Мечты» перед первым туром президентских выборов 2018-го.

Карл Маркс не бывал в Грузии, в противном случае он бы сказал, что история повторяется как трагедия, затем как фарс, затем еще раз как фарс, и еще, и еще, и еще…

Правящей партии в очередной раз понадобится поддержка Церкви, и часть епископов, несмотря на сложнейший конфликт в патриархии, вероятно, попробует повысить ставки, как это обычно случается перед выборами. В разбалансированной ситуации такой подход, скорее всего, приведет к худшим инцидентам, чем в конце прошлого года (обвинения бывшего митрополита Чкондидского Петре Цаава и т.д.), и они в какой-то момент могут вывести возмущенный разум консервативных избирателей из-под контроля штаба «Грузинской мечты». Главного «черного лебедя» 2020 года следует поискать прежде всего за церковной оградой.

Нас ждет очень грязная предвыборная борьба, компромат будут грузить даже не бочками, как в 2012-м, а цистернами, поскольку ведущие партии выстроят свои кампании не на позитивных идеях, а на отрицании «большего зла». В Тбилиси все чаще говорят: «Вот бы заснуть и проснуться через год». Из-за массированного применения компромата и запугивания избирателей ужасным будущим электорат ближе к осени начнет метаться (каким бы неприятным не показалось это сравнение), словно подопытное животное в клетке, к каждой стенке которого подведен ток. В такой ситуации доведенный до исступления обыватель может с одинаковым энтузиазмом поддержать и революционную смену власти, и ужесточение режима – история выборов в «полусвободных» странах показывает, что в подобных случаях выигрывает тот, кто в критический момент указывает на выход из «клетки».

В 2020-м Иванишвили продолжит «закручивать гайки», как и в прошлом году отбрасывая изящные и высокотехнологичные решения. Он, вероятно, попытается демонстративно наказать, засадить за решетку нескольких противников, снизив и без того невысокую степень решимости остальных, чтобы в «день икс» они не посмели разбить хотя бы пару витрин. Контроль над судебной системой позволяет ему сделать это; кульминационная (психологическая, а не формально-юридическая) точка безуспешной борьбы за ее независимость уже пройдена в день утверждения в парламенте кандидатур судей Верховного суда. Оппонентам Иванишвили вряд ли удастся вновь привлечь внимание сограждан к данной теме, поскольку они в большинстве своем, как бы ужасно это не прозвучало, смирились с произошедшим.

Ситуация хуже, чем кажется. Возможно, еще рано бегать по улицам и кричать «Наступает диктатура!» голосом Эдуарда Шеварднадзе, но оппозиционные партии, которые продолжают храбриться и пыжиться, оказывают обществу дурную услугу, поскольку ему противостоит не мыльный пузырь, а рациональная бездушная система, постепенно овладевшая государством, подобно инопланетному паразиту из фильма «Кукловоды» (1994).

Западным партнерам Иванишвили, по сути, будет говорить: «Аз есмь Стабильность», намекая, что попытка смены власти приведет к гражданскому противостоянию и неконтролируемым процессам с сопутствующим риском ослабления позиций США и стран ЕС в Грузии на фоне быстрого роста напряженности в регионе. Что касается отношений с Россией, в Тбилиси, безусловно, ждут враждебных акций в предвыборный период, впрочем, за ними вряд ли будет стоять какая-то цельная, продуманная стратегия. К такому выводу нас может подвести недавнее поражение Москвы в «газотранспортном конфликте» с Киевом, ее неудачи на белорусском направлении или общее ухудшение ее положения на международной арене. Оптимисты полагают, что Кремль вскоре отменит «туристическое эмбарго», хотя бы потому, что оно не дает ему никаких бонусов, ограничивая возможности влияния по сравнению с предыдущим периодом. Но ему потребуется некий, пусть символический повод, а грузинское руководство в связи с событиями июня 2019 года определенно не собирается брать пример с Эрдогана, который выразил сожаление по поводу гибели российского пилота, сбитого турками в 2015-м, позволив пропагандистской машине Кремля убедить россиян в том, что «Турция извинилась». Малейший намек на сожаление выведет на проспект Руставели тысячи молодых людей и перечеркнет усилия «Грузинской мечты», доказывающей избирателям, что оппозиционные молодежные организации работают на «Нацдвижение» (небезуспешные усилия – если принять во внимание такие индикаторы, как уменьшение масштабов акций протеста, снижение интереса к ним в соцсетях и т.д.). Стороны, используя внешнеполитические ведомства как хрипящие мегафоны, скорее всего, просто продолжат вяло переругиваться, внимательно наблюдая за действиями более могущественных держав и ожидая изменения баланса сил в регионе. Разумеется, будут и эмоциональные бури – к примеру, вчера один лишь намек на возможность визита Сергея Лаврова в Тбилиси в рамках министериала Совета Европы привел к нервному обмену мнениями в сети. Рассуждать о второй «Гаврилиаде» пока рано, но исключать ее нельзя.

За разгульным празднованием Нового года, этими иллюминациями, петардами и интоксикациями, чувствовалось желание отвлечься, отдохнуть от нервного перенапряжения, сопутствовавшего общественно-политической жизни во второй половине 2019 года. Можно изобразить некую синусоиду, отметив, когда повышался и снижался накал страстей: митинги в связи с убийством на улице Хорава – спад – президентские выборы – спад – июньский кризис им. Гаврилова – спад – провал избирательной реформы... С психологической точки зрения период спокойствия между ним и выборами естественен и даже необходим, общественность, грубо говоря, хочет выспаться, но с политической – кризис продолжается и отступление оппозиционных партий разочарует их электорат. Что они смогут сделать в такой ситуации, притом, что их ресурсы отнюдь не безграничны? Это первый, весьма интересный политический ребус нового 2020 года.

Не исключено, что, учитывая ошибки минувших десятилетий, нам следует отмечать День дураков не 1 апреля и не 1 января, а в последнюю субботу октября, когда, согласно 37-й статье (п.3) Конституции, в Грузии проводятся парламентские выборы. Уже сегодня некоторые социологи и политтехнологи говорят, что выбор значительной части граждан будет очень сложно предугадать из-за большого количества неопределившихся и быстрых перепадов настроения. Он почти наверняка покажется многим комментаторам эмоциональным, странным и даже безумным. Но его придется уважать, несмотря на то, что демократические процедуры в отсталых странах часто позволяют недостойным людям удерживать власть в течение (невыносимо) долгих лет.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG