Accessibility links

Изо Дарсавелидзе: «Возьму пенсию, накуплю лекарств и через 10 дней вернусь домой»


Изо Дарсавелидзе

Среди тех тридцати пенсионеров, которые сегодня выехали через контрольно-пропускной пункт «Раздахан» в Ахалгорском районе на подконтрольную грузинской стороне территорию, была и 79-летняя Изо Дарсавелидзе. С ней в селе Церовани, в доме ее родственников, встретился корреспондент Радио Свобода Торнике Мандария и спросил у нее, как ей жилось в родном селе Икоти Ахалгорского района пять последних месяцев, пока пункт был закрыт.

Изо Дарсавелидзе: Если у меня не было лекарства, мне давал его сосед. Не было у него – давала лекарство я. И с едой было так же, все делили между собой. А так, сказать, что они нас в чем-то ущемляли, нельзя, так не было, чтобы нас кто-нибудь обидел.

Торнике Мандария: А что говорят тамошние де-факто власти, почему они закрыли пункт и когда откроют?

Сейчас вот мы, кто выехал, – пенсионеры. А молодых ни туда не пускают, ни оттуда

Изо Дарсавелидзе: Вот сегодня, когда мы оттуда выезжали, на российской таможне нас спрашивали, что мы делали здесь это время. А когда откроется дорога вообще, об этом не говорят. Сейчас вот мы, кто выехал, – пенсионеры. А молодых ни туда не пускают, ни оттуда. Конечно, там молодые не трудоустроены, нет у них работы, и им трудно.

Гость недели – Изо Дарсавелидзе
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:58 0:00
Скачать

Торнике Мандария: А в вашем случае, на что больше всего повлияло закрытие пропускного пункта?

Изо Дарсавелидзе: Лекарства, опять же лекарства. Если сегодня их у меня не будет, завтра не будет меня. Очень высокое у меня давление.

Торнике Мандария: А про внуков что нам скажете?

Изо Дарсавелидзе: По внукам очень скучала. И они по мне скучали, конечно. Вот эта девочка приехала из Германии. Когда она туда уехала, меня здесь не было, и, конечно, я была очень расстроена. И оттуда она приехала, меня опять не было…

Торнике Мандария: А продукты тоже дорогие и за пять месяцев еще больше подорожали, да?

С деньгами было очень трудно – пять месяцев не могли взять пенсию. И работы нет там не только для пожилых

Изо Дарсавелидзе: Да, продукты дорогие и еще подорожали. Все подорожало, начиная с сигарет. Мой сын, если у него не будет сигарет, жить не сможет, и если у меня не будет денег, я должна занять, но их купить. А с деньгами было очень трудно – пять месяцев не могли взять пенсию. И работы нет там не только для пожилых, для молодых тоже нет. Пенсию здесь мы берем, и поэтому нас, пенсионеров, выпустили, а не молодых…

Торнике Мандария: А как они приняли это решение?

Изо Дарсавелидзе: Мы жаловались, что мы не можем получить пенсию, купить еду и лекарства не на что. А они никого не выпускают и не впускают, если нет в списке.

Торнике Мандария: А в этом, нынешнем списке, были только пенсионеры? Сколько человек, не знаете?

Там лечиться не очень получается, и операции не делают. А они больных не выпускают

Изо Дарсавелидзе: Двух человек развернули, не пропустили, они тоже были пенсионерами, но хотели выехать на лечение. Знаете, там ведь лечиться не очень получается, и операции не делают. А они больных не выпускают. Не знаю почему, но они сегодня больного не выпустили. Плакал тот мужчина, что не дали ему выехать.

Торнике Мандария: Говорят, что несколько человек даже скончались там из-за того, что не смогли получить соответствующую помощь?

Изо Дарсавелидзе: Да, соседка так умерла. Очень хорошая женщина была. Не знаю, вдруг давление у нее поднялось, там не смогли ей помочь и повезли ее какими-то окольными путями в Цхинвали, а в дороге она и скончалась. А детей не впустили, чтобы они смогли ее оплакать. И на сорок дней тоже не пустили. И сейчас не впускают.

Торнике Мандария: И как похоронили ее?

Изо Дарсавелидзе: Муж у нее был, односельчане тоже помогли. А вот из детей и внуков никто не смог приехать.

Торнике Мандария: Это вы про Марго Мартиашвили говорите, наверное. И вот еще хочу спросить: сколько вы здесь пробудете и как вы вернетесь назад?

За эти 10 дней и пенсию возьму, и лекарства накуплю, чтобы еще с соседями поделиться

Изо Дарсавелидзе: У нас есть право передвигаться 10 дней там, где хотим. Через десять дней должны вернуться. Это время побуду здесь и в Тбилиси, еще где-нибудь, а потом нас как привезли, так и увезут. За эти 10 дней и пенсию возьму, и лекарства накуплю, чтобы еще с соседями поделиться.

Торнике Мандария: А у вас были депутаты? Или после встречи с Бибиловым никаких контактов с ними не было?

Изо Дарсавелидзе: Я даже не видела Бибилова, но встреча была, да, в Ленингорском районе, а мы в селе Икоти живем… А так, они нам, конечно, не помогают, но и не обижает нас никто, такого не было.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG