Accessibility links

Цвет настроения – желтый, или Путешествие абхазской мимозы на север


Экспортеры обычно закупают мимозу у крестьян по 20-40 рублей за килограмм. Если мимозу не оформить по правилам, ее могут отправить обратно в Абхазию

На большей части постсоветского пространства существует немало пар устойчивых логических связей: «поэт – Пушкин», «мандарины – Новый год», «мимоза – Международный женский день 8 Марта» и других... Две последние смысловые пары непосредственно связаны с Абхазией. Почему – известно. Мандарины, которыми уже почти век славится Абхазия, поспевают аккурат к новогоднему празднику, и на протяжении многих советских десятилетий, ввиду очень ограниченного импорта цитрусовых в СССР, они поступали в основном из нее, да еще из Аджарии и азербайджанской Ленкорани. А вот акация серебристая, в народе именуемая мимозой и широко распространившаяся в Абхазии со второй половины позапрошлого века, в российские города завозится уже исключительно из Абхазии, если не считать итальянской, несколько отличающейся от нее по виду.

Так или иначе, но и в постсоветской независимой Абхазии мандариновый и мимозовый (в меньшей мере) предпраздничные сезоны остались главным или одним из главных средств заработка тысяч семей.

Цвет настроения – желтый, или Путешествие абхазской мимозы на север
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:21 0:00
Скачать

Нынче в публикации одного из российских интернет-изданий про абхазскую мимозу встретил такую фразу, что в самой Абхазии женщинам на 8 Марта дарить ее не принято. И это действительно так. Мимозовые деревья, которые цветут в первые месяцы года, в частности, по обочинам дорог, дикорастущие, и преподнести здесь в женский праздник букет мимозы – это примерно то же, что в России в шутку преподнести букет одуванчиков. Уже много лет не продается мимоза в предпраздничные дни и в цветочном отделе Сухумского центрального рынка. Чтобы удостовериться в этом, я побывал там сегодня около полудня. И вот что прежде всего бросилось в глаза: никогда прежде цветочные ряды так не разрастались. Помимо традиционных рядов, занимающих примерно четверть второго этажа крытого рынка и территорию, примыкающую к остановке общественного транспорта внизу, у входа на крытый рынок, они сейчас заполнили и всю просторную веранду у входа на второй этаж. Подошел к продавщицам цветов именно там:

«Скажите, а тут мимоза у кого-нибудь продается?

– Да ее вы сами по дороге можете наломать.

– До войны продавалось, я помню. А какие цветы сейчас самые ходовые?

– Тюльпаны красные.

– Тюльпаны, да? А на втором месте – розы?

– Ну, розы всегда, круглый год спрос имеют.

– А тюльпаны почем?

– Пятьдесят рублей».

Пройдясь по всем цветочным рядам, я убедился, что цены на тюльпаны колеблются от пятидесяти до шестидесяти рублей, а на розы – от ста двадцати до двухсот за штуку.

Что касается мимозы, то действительно помню, как ее охапками продавали с грузовичка, стоявшего здесь внизу в канун 8 Марта где-то во второй половине восьмидесятых годов. Дело в том, думаю, что тогда работал Сухумский аэропорт, и любой вылетающий из него пассажир мог купить почти даром здесь такую охапку, положить ее в объемистую сумку и повезти, куда его душе угодно, не беспокоясь, что она успеет испортиться в дороге. Именно так я однажды и сделал, когда мне понадобилось на день слетать в Москву. Первый и, по сути, последний мой коммерческий опыт закончился тогда тем, что в течение часа распродал веточки мимозы около какой-то станции московского метро и, как говорится, «оправдал» экономически ту поездку.

Ныне же те, кто «профессионально» занимается вывозом мимозы через КПП «Псоу», конечно, не будут покупать ее на рынках, а воспользуются услугами заготовителей веток или сами примут участие в их заготовке. Кстати, заготовители уверяют, что чем больше обломано мимозовое дерево, тем пышнее оно расцветет на следующий год.

Слышал также нынче от многих, что желающие экспортировать мимозу в эти предпраздничные дни большей частью попросту не довозят ее до Псоу: уже начиная с пицундского поворота, их «тормозят» на трассе покупатели на автотранспорте с российскими номерами, покупают ее, перегружают к себе и уже сами пересекают границу и везут в самые дальние российские дали. Прием известный; эту ситуацию можно, к примеру, уподобить тому, как наиболее ушлые таксисты и «бомбилы» с обеих сторон границы встречают пересекающих пешеходный переход на «Псоу» чуть ли не прямо у кабинок паспортного контроля…

Экспортеры обычно закупают мимозу у крестьян по 20-40 рублей за килограмм. Если мимозу не оформить по правилам, ее могут отправить обратно в Абхазию. Без документов можно провезти только три ветви. В России ее цена резко увеличивается. Буквально в нескольких сотнях метров от пункта пропуска за 1 кг цветов просят уже около 500 рублей. Далее, в местах реализации ветки мимозы будут продавать поштучно, небольшими букетами. Это значит, что стоимость снова возрастет в разы.

Если же говорить об особенностях нынешнего мимозового сезона в Абхазии, то тут в первую очередь, конечно, заходит речь об аномально теплой зиме. Впрочем, такой же ее называют и в европейской части России, но в Абхазии в ноябре и декабре в основном стояла почти летняя погода, из-за чего то и дело в предгорьях горел подлесок, и МЧС потратило много сил на тушение этих пожаров. Январь тоже выдался очень теплым, и когда на месяц раньше обычного срока зацвела мимоза, многие запричитали, что мимозовый сезон пропал. Но я всегда вспоминаю в таких случаях объяснения знающих людей, что в Абхазии растут разные сорта акации серебристой: одни расцветают раньше, другие позже. Затем в феврале примерно на декаду пришли холода, однажды утром в Сухуме даже выпал снег, но тут же растаял. А потом снова наступила теплынь; днем столбик термометра в последние дни поднимается до 20-21 градуса по Цельсию.

И, кстати, снова начались «горячие деньки» у сотрудников Министерства по чрезвычайным ситуациям Абхазии, которые за сутки потушили девять пожаров в Очамчырском районе. Главная причина пожаров – неконтролируемый пал травы. Сельчане поджигают сухостой ради очистки своих приусадебных участков, однако огонь мгновенно распространяется по территории, угрожая домам и постройкам, перекидывается на соседние участки, вырывается к лесам. На местах возгораний работали пять пожарных расчетов, которые отстояли от огня несколько домов и приусадебных построек в селах Маркула, Араду, Члоу, Кындыг.

Что касается мимозы, то нынче поначалу во многих российских городах ощущался ее дефицит, и оттого подскочили на нее цены. Всего, по сообщению пресс-службы Сочинской таможни, с первых чисел февраля из Абхазии в Россию импортировано более 100 тонн мимозы. В середине прошлого месяца вышел приказ председателя ГТК Абхазии, который устанавливает таможенную стоимость при экспорте серебристой акации в 100 рублей за килограмм. Размеры перевозимых партий мимозы увеличились в преддверии 8 Марта, только в минувшее воскресенье по одной таможенной декларации в Россию было ввезено более 12 тонн. В 2020 году планируется оформить до 130 тонн акации серебристой. В прошлом году импорт был больше и составил 150 тонн.

В этом году Сочинская таможня возбудила восемь дел об административных правонарушениях, был пресечен незаконный ввоз более одной тонны этой цветочной продукции, которую можно назвать «50-ю оттенками желтого».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG