Accessibility links

«Все предыдущие годы у нас всегда проходили несанкционированные митинги»


Аресты рядовых сторонников абхазской оппозиции, участвовавших в акции протеста 21 декабря, вызвали бурные дискуссии в обществе. Разошлись мнения и у участников нашего традиционного сухумского опроса.

– Считаете ли вы, что абхазские власти преследуют политических оппонентов?

Рамиль Ажиба: Политическим преследованием можно называть, когда оно в отношении политических деятелей. А на самом деле задержали людей, по сути, исполнителей. Они не являются никакими политиками. Да, это политическое преследование, но это делается полумерами, специально как бы сигнализируют лидерам оппозиции, что мы можем в процессе проведения следственных мероприятий и вас задержать или вызвать. Никак не для наведения порядка, ни для того, чтобы наказать кого-то. На мой взгляд, дело это не будет доведено до конца. За аналогичные преступления освободили от ответственности, по сути, своих сторонников или сочувствующих. И взялись на фоне этого наказывать своих оппонентов. Это нарушает, в принципе, задачу уголовного закона. У нас получилось так, что не все равны перед законом, кто-то равнее. В такой обстановке говорить, конечно, можно о политическом преследовании.

Константин Тужба: Я считаю, что нет политических преследований в Абхазии. Во-первых, в нашем государстве нет таких сил, чтобы задействовать какие-то преследования, можно свободно выражать свои мысли в интернете, на митингах и на собраниях. Я не считаю, что у нас есть политическое преследование. Наоборот, я считаю, что у нас достаточно много демократии.

Джамиля: На самом деле, так выглядит. Ну, а как должна вообще власть себя вести? Она когда-то должна начинать наказывать людей, которые нарушают закон. Другое дело, если у них есть какие-то конкретные обвинения в адрес власти, и это доказано прокуратурой, если они им что-то предъявляют, помимо того, что они хотят, чтобы они ушли. Мы устали, на самом деле, от того, что происходит. Сожгли автобус – ничего, взорвали что-то – ничего, нахамили, оскорбили людей – неважно, это власть или не власть, люди должны отвечать за свои поступки. И власть тоже должна понимать, что именно в 2014 году они создали такой прецедент, что каждый может себе позволить прийти, попросить власть уйти. Ну, не знаю, это, наверное, форма демократии. Пусть отвечают все, кто с 2014 года ломал, крушил и т.д. Мы должны понимать, что мы живем в XXI веке, и мы должны соблюдать законы.

Ричард Чкадуа: У меня именно такое впечатление и складывается. Если им предъявляют официально, на бумаге, написано, что они, как участники госпереворота, привлекаются юридически к ответственности, тогда у меня возникают вопросы: степень ответственности этих людей, имена и фамилии мы первый раз услышали только в связи с задержанием. Есть руководители оппозиции, почему их не привлекают? Я вчера читал, что Адгур Ардзинба сказал: «Спрашивайте с меня, если есть вопросы». А с другой стороны, меня в событиях 21 декабря 2021 года возмутил один факт: подняли руку на оператора Абхазского телевидения. Если бы задержали человека, который позволил себе напасть на оператора, предъявили бы ему обвинение в хулиганстве, я был бы согласен с властью. Тот момент, который мы сегодня видим, да, власть преследует политических оппонентов. Для страны, которая не выстраивает конституционные отношения внутри себя, это нормально. А мы их с 2004 года не выстраиваем. Ящик Пандоры был открыт в 2004 году, давайте не будем это забывать. И сегодняшние оппоненты участвовали в этом процессе довольно-таки «плодотворно». Если по политическим мотивам, то пора с 2004 года начинать! Что мы там выключили память, а здесь включили.

Илона: Да, в данной ситуации именно так и считаю, потому что все предыдущие годы у нас всегда проходили несанкционированные митинги, перерастающие в перекрытие автострад, сжигание покрышек. И ломали двери и окна, и в МВД рвались, но, однако, никто никого не преследовал. Я вообще не считаю, что это правильно, раз люди нарушают закон, их нужно наказывать. Но наказывать нужно не выборочно. Наказывать нужно всех. То есть там мы глаза закрываем, а здесь мы преследуем, и преследуем почему-то простых людей, которые просто участвовали в акции, но не организаторов. Это однозначно политическое преследование.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG