Accessibility links

Грузия 2021 – год, когда стало опасно быть журналистом


В давлении на журналистов, включая оскорбления и прямые нападения на них, в 2021-м были замечены не только группы радикально настроенных граждан, но и представители власти. Об этом говорят многие правозащитники. Одним из тяжелейших дней для представителей СМИ стал «черный понедельник» 5 июля, когда жертвами ультраправых стали десятки журналистов.

2021-й – год, когда в Грузии стало опасно быть журналистом, такого мнения придерживаются десятки правозащитных организаций. Проблема вмешательства в профессиональную деятельность и давления на представителей СМИ существует в Грузии годами, однако она особо проявилась именно в 2021-м, говорится, например, в отчете Народного защитника. За год третий сектор зафиксировал десятки случаев физического нападения на представителей СМИ, и самые масштабные из них произошли 5 июля. В этот день в Тбилиси должен был состояться «Марш достоинства» против гомофобии. Организаторы из Tbilisi Pride заявили об отмене шествия в связи с неспособностью МВД Грузии обеспечить их безопасность, ведь на улицы вышли тысячи радикально настроенных граждан.

please wait

No media source currently available

0:00 0:11:55 0:00

Свою агрессию толпа перенесла на представителей СМИ, пострадали десятки журналистов. Среди них и сотрудники грузинской службы Радио Свобода – Торнике Мандария и Дато Коридзе. Они подверглись нападению, когда выходили из офиса представительства ООН, где находились с укрывавшимися от радикалов активистами Tbilisi Pride. Как рассказывает Дато, он уже закрывал дверь автомобиля, когда увидел, что мужчина в черной майке с крестом ударил по лицу Торнике, который направлялся к машине. Дато успел включить камеру: он выскочил из машины и начал кричать на нападавших, звал полицию, которая находилась в 20 метрах от них, но никакой реакции от правоохранителей не последовало:

«Я упал. Прикрыл лицо руками, в то время как меня били человек десять. Потом прохожие, женщины начали кричать, звать полицию, и уже тогда подбежали какие-то люди в гражданском, я уже потом понял, что это была полиция, и, видимо, увели этих людей оттуда (…) Когда ты идешь на такую съемку, тем более такой тип, как я, – с татуировками, с серьгой в ухе, в майке с логотипом Радио Свобода, – ты знаешь, что, к примеру, можешь нарваться на словесную агрессию. Но я не ожидал, что полиция не защитит меня. Именно это страшнее всего, ладно – бьют, но то, что полиция стоит рядом и не двигается, – это самое ужасное».

Спустя буквально несколько часов после начала беспорядков в столице об абсолютном безразличии к происходящему и бездействии со стороны полиции заговорили большинство СМИ и правозащитных организаций. В МВД же ограничились заявлением:

«Силы полиции по-прежнему мобилизованы на улицах столицы и продолжают поддерживать общественный порядок. Мы еще раз призываем всех соблюдать закон. В противном случае полиция будет действовать в рамках своего мандата, и каждое нарушение будет предотвращено и будут приняты решительные юридические меры».

Эскалация началась после заявления премьер-министра Грузии. Ираклий Гарибашвили отметил нецелесообразность проведения «Марша достоинства», но, по мнению наблюдателей, случайно или намеренно выбрал формулировки, которые агрессивно настроенные граждане восприняли как поощрение к насилию:

«За организаторами сегодняшней акции вновь стоят реваншистские, радикальные группы, в частности, радикальная оппозиция во главе с Саакашвили. Они вовлечены в это, заявляю с полной ответственностью, они устраивают для этой организации марш и эти акции. Разумеется, их цель – посеять гражданские волнения и хаос, чего, естественно, не будет, мы этого не допустим. В нашей стране все будет так, как того хочет наше население», – сказал 5 июля Гарибашвили.

Этим, считают некоторые наблюдатели, и было обусловлено бездействие правоохранителей, в других случаях не стесняющихся применять спецназ и спецсредства для разгона акций.

В этот день жертвами радикалов и бездействия полиции стали десятки журналистов, некоторым удалось отделаться парой синяков, другие получили переломы, а через пять дней после этих событий скончался 37-летний оператор ТВ «Пирвели» Лексо Лашкарава.

После нападения радикалов ему потребовалась трехдневная госпитализация, пришлось даже делать операцию, поскольку у него наблюдались множественные травмы, была сломана лицевая кость. Родные и близкие утверждают, что после избиения Лексо страдал от сильных болей. Его коллега, находившаяся с ним в день нападения возле офиса движения «Позор» – Миранда Багатурия, на второй день после гибели Лашкарава рассказала:

«Доказать что-либо на данном этапе нам, естественно, не удастся. Однако факты таковы: пять дней назад его ужасно избили и вот спустя время обнаружили мертвым в собственной кровати. Мы думаем, что именно это стало причиной его смерти. Я видела его вчера, да, он передвигался на своих ногах, но жаловался на сильные боли, сказал, что уже начинает привыкать. В тот день расправились со всеми представителями СМИ, которые там находились. Мы были в закрытом помещении, не могли убежать. Он все повторял: «Вот мы с тобой выжили (тогда я тоже радовалась, что мы выжили), говорил, если бы что-то с тобой случилось, я бы не знал, что мне делать». То есть только и думал, чтобы на меня не напали».

Спустя несколько дней после этого в Национальном бюро судебно-медицинской экспертизы имени Левана Самхараули сообщили, что в ходе вскрытия обнаружили в организме Лашкарава следы различных наркотических веществ.

Почти полгода пришлось ждать родным и близким погибшего окончательных результатов экспертизы. В заключении подтверждается, что смерть Лашкарава наступила из-за интоксикации, вызванной употреблением наркотиков. МВД Грузии подготовило соответствующий документ еще 30 декабря 2021 года, но опубликовало его лишь 7-го января 2022-го года после того, как ЮНЕСКО включил Лашкарава в свою базу журналистов и сотрудников СМИ, убитых в 2021 году. Глава Ассоциации молодых юристов Ника Симонишвили утверждает, что ни члены семьи Лашкарава, ни адвокаты не были ознакомлены с результатами экспертизы:

«Нам стало известно об этом заключении из СМИ, и это неприемлемо. Мы (адвокаты) и семья Лексо, которой нанесен серьезный моральный ущерб, не должны получать подобную информацию в такой форме. Это еще раз подтверждает наши опасения, что власти используют эту информацию для достижения своих политических целей. И тем более, когда у нас множество вопросов в отношении этой экспертизы».

Родные и близкие Лашкарава выражают недоверие следствию и отказываются верить в версию смерти от передозировки. Они обвиняют власти в попытке дискредитации покойного. Подозрения вызывает и тот факт, что в МВД поспешили рассказать общественности о зависимости Лашкарава от наркотиков еще до обнародования результатов экспертизы. Спустя лишь день после гибели молодого человека в ведомстве сообщили, что после выписки из больницы Лашкарава приобретал наркотики, и в подтверждение этой версии распространили кадры с камер видеонаблюдения, на которых оператор посещает аптеку. Представители неправительственного сектора считают, что таким образом правоохранители заранее попытались укоренить в обществе мнение о том, что Лашкарава скончался от передозировки. Глава Ассоциации молодых юристов Ника Симонишвили назвал действия МВД попыткой снять ответственность с себя:

«Конечно, это вызывает подозрения. А потом МВД выступает с заявлением, что он (Лексо Лашкарава) был, предположительно, в нетрезвом состоянии. Когда нет результатов экспертизы, говорить такое неправильно. Кроме того, (в социальных сетях) были распространены (персональные) данные Лексо особой категории. Такие данные, по идее, могли быть только у МВД, и, скорее всего, они оттуда и просочились. Это порождает очень много вопросов. Когда нет результатов экспертизы, когда – а это открытая информация – известно, что после тяжелой операции в больнице Лексо давали морфин, МВД делает заявления, которыми в определенном смысле создают такие настроения, что якобы смерть Лексо Лашкарава не имеет никакого отношения к событиям 5 июля. Таким образом власть хочет снять с себя ответственность».

Спустя три с половиной месяца действия представителей МВД прокомментировали в Службе государственной инспекции:

«Поскольку ни одна видеозапись, распространенная министерством 11 июля, не отвечала на главный вопрос, интересующий общество и касающийся конкретной причины смерти (Лексо Лашкарава), а на брифинге не объяснили связь смерти Лашкарава с этими записями, их распространение оценивается как нарушение четвертой статьи «Закона о защите персональных данных». (Принципы обработки данных: данные могут обрабатываться только для конкретных, четко определенных законных целей)», – сказано в письменном заявлении инспекции, опубликованном на официальном сайте ведомства.

Более того, одна из видеозаписей была получена министерством незаконно. Ее передало МВД одно медицинское учреждение на основании лишь письменного запроса, никаких документов, необходимых для производства следственного действия, предоставлено не было, что также нарушает вышеупомянутый закон (Статья 5. Основания для обработки данных), говорится в заявлении. В связи с этим МВД оштрафовано на 2 000 лари, а на медицинское учреждение, передавшее ведомству видеоматериал, наложен административный штраф в размере 500 лари. Бывший Народный защитник, ныне возглавляющий НПО «Институт исследования демократии» Уча Нануашвили называет штраф, наложенный на МВД, прискорбным фактом, но красноречивым прецедентом:

«Очень жаль, что вместо того, чтобы защищать закон, МВД целенаправленно нарушает его, и сегодня это подтвердилось. С самого начала было понятно, что ведомство пыталось дискредитировать погибшего оператора и тем самым подавить недовольство части общества, (возникшее в связи с событиями 5 июля). Очень жаль, что министерство ни во что не ставит человеческие достоинство и права. Таких случаев, когда МВД подобным образом нарушало законы, множество. Неправительственный сектор неоднократно жаловался на это, но ни один случай не завершался раньше штрафом».

Спустя некоторое время неправительственный сектор, оценивая события, развивавшиеся 5 июля и в последующие дни, пришел практически к общему заключению: полиция могла, но не защитила журналистов, а власти и после этих нападений продолжили делать неуважительные заявления в адрес СМИ, которые радикальными группами могут быть расценены как поощрение к насилию. На одной из пресс-конференций Народный защитник Нино Ломджария заявила:

«Кроме того, к сожалению, правоохранительные органы не реагируют на подобные дела своевременно, строго и эффективно. Организаторы насилия, совершенного против журналистов 5-6 июля, не выявлены, и не приняты соответствующие меры по привлечению их к ответственности, что создает синдром безнаказанности. В результате журналистская деятельность оказывается под угрозой, а из-за рисков для безопасности это может оказать сдерживающее воздействие на СМИ и может привести к самоцензуре, что в конечном итоге подорвет свободу СМИ».

На протяжении всего года власти парировали последние обвинения, так, например, мэр Тбилиси Каха Каладзе в одном из своих интервью назвал насильниками самих журналистов:

«Насилие не только физическое, друзья, насилие бывает и психологическим, и оно исходит со стороны конкретных телекомпаний. И на это нужно обратить очень серьезное внимание».

Еще в июле Каладзе пообещал, что все погромщики обязательно будут наказаны, что насилие вообще не приемлемо. Однако ближе к концу года, выступая с отчетами, большинство правозащитников скажут: «Нападения (на представителей СМИ), совершенные в последние годы, по большей части не расследуются». Аппарат Народного защитника сообщает о десятках жалоб журналистов, подвергшихся в этом году словесному и физическому нападению, по большинству из этих дел расследование практически приостановлено. Что касается фактов нападения на представителей СМИ конкретно 5 июля, – до конца года статус пострадавших получили 45 человек.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG