Accessibility links

Натали Смыр: «Каждый глава администрации со мной боролся, держась за свое кресло»


Натали Смыр

О том, как прошла избирательная кампания по выборам депутатов парламента Абхазии, с чем пришлось столкнуться одному из кандидатов и каким будет вновь избранный парламент седьмого созыва, рассказала «Эху Кавказа» Натали Смыр, теперь уже экс-председатель комитета по бюджету Народного Собрания РА.

– Натали, избирательная кампания завершилась, вы были ее участницей, дайте оценку, какой была эта избирательная кампания?

Если сравнивать ее с кампанией 2017 года, могу сказать, что она не была похожа ни на одну: ни по честности, ни по правилам игры, ни по закону.

– Если сравнивать ее с кампанией 2017 года, могу сказать, что она не была похожа ни на одну: ни по честности, ни по правилам игры, ни по закону. Возвращаясь к 2017 году, когда я шла от власти в качестве кандидата, я, откровенно говоря, не использовала так свой административный ресурс, потому что считаю, что депутата должен выбирать народ, а не ситуация, при которой у тебя есть преференции либо у тебя их нет. В моем случае я была не от власти, а от оппозиции, и со мной боролись всеми возможными и невозможными методами, что скрывать, Александр Золотинскович (Анкваб) и компания. Проигрывать, конечно, не очень приятно, это некий соревновательный дух, и ты настроен боевито, но вот так… «На войне, как на войне», хочется победить. Но коль скоро моя битва проиграна (но не война), то так тому и быть. Я приняла этот результат. Честно говоря, я даже рада, что у меня есть возможность немножко отдохнуть, потому что работа в парламенте требует немало сил.

– Какие же способы борьбы с вами использовали?

Вы спросите, почему я не обратилась в суд? А зачем? Такое было всегда, но чтобы так уж совсем нечистоплотно, не помню

– Во-первых, был задействован весь административный ресурс. Александр Золотинскович, по имеющейся у меня информации, конкретно предупредил всех глав администраций: «Пройдет Наташа, вы все будете сняты с работы». Их просто напугали. Каждый глава администрации со мной боролся, держась за свое кресло, это было очень смешно. Даже люди, с которыми я прожила всю жизнь, ходили и говорили обо мне очень нелицеприятные вещи. Но все это я оставляю на совести тех людей, которые это делали, агитаторов. Более того, они воспользовались армянской частью населения, в села приезжали лидеры армянской общины и давали четкое ЦУ, за кого надо голосовать. Результат определила армянская часть населения, которая не голосовала за меня. Но не это важно, а важно, что им всем было дано жесткое ЦУ. Я хочу предостеречь на будущее наш народ: если мы будем переводить наши политические дрязги в межнациональные, это может очень плохо закончиться. А мы такую мину уже заложили. Это за гранью политической борьбы. Конечно, был и подкуп избирателей. Вы спросите, почему я не обратилась в суд? А зачем? Такое было всегда, но чтобы так уж совсем нечистоплотно, не помню. Мы с каждым разом совершенствуемся в негативном отношении. Черный пиар был просто на грани фантастики. Вот такие были методы борьбы со мной.

– Вы наверняка внимательно следили за тем, как проходила эта избирательная кампания. По итогам избирательной кампании, каким будет следующий парламент? Как вы это видите?

За исключением нескольких человек, парламент собран абсолютно непрофессиональный. И по какому признаку он собирался, я тоже понять не могу. Это называется «чем хуже, тем лучше»

– Я, например, могу сказать: за исключением нескольких человек, парламент собран абсолютно непрофессиональный. И по какому признаку он собирался, я тоже понять не могу. Это называется «чем хуже, тем лучше». Меня удивляет, что нет ни одного представителя репатриантов и нет ни одного человека русской национальности. У нас многонациональная страна, и я не могу понять, почему не нашлось ни одного округа, где можно было выставить представителя русской национальности и дать возможность репатрианту пройти в парламент, – меня это категорически возмущает.

По уровню образования людей, прошедших в парламент, я бы сказала, что он больше коммерческий – предпринимателей больше, нежели профессионалов, а парламент – это орган, в котором надо писать законы, а не предпринимательской деятельностью заниматься. Но энное количество профессионалов все-таки в этом парламенте присутствует. Ну, вот надежда остается на них.

– Натали, зная ваш характер – такой боевой, – трудно представить, что вы будете сидеть и молча наблюдать за тем, что происходит в стране. Какие у вас планы на дальнейшее?

– Мои девочки заканчивают (школу), они хотят продолжить учебу, – мы пока будем заниматься этим вопросом. И я дам возможность себе немного отдохнуть, позволю себе небольшой релакс. Ну а потом… Совсем оставить политическую деятельность, я думаю, у меня вряд ли получится. Я взяла для себя некий тайм-аут: думаю, решаю – как бы так. Высказываться я буду, давать оценку деятельности парламента тоже буду.

Я хотела бы, чтобы мы понимали, что мы творим со своей страной, когда выбираем таких депутатов в парламент

Когда будут давать оценку седьмому созыву парламента, пусть только граждане не начинают ныть, писать и говорить о том, «какой он плохой, какой он непрофессиональный». Людей, которые будут сидеть в седьмом созыве, избирали мы, и меру ответственности пусть каждый гражданин Абхазии несет за то, что мы сотворили. Я бы хотела, чтобы наш народ понимал, что он несет ответственность за то, какие решения будут приниматься парламентом седьмого созыва. Я хотела бы, чтобы мы понимали, что мы творим со своей страной, когда выбираем таких депутатов в парламент. Я не говорю, что я должна была туда пройти – пусть выбирают более профессиональных. Люди, которые сидят в парламенте, должны работать на благо страны, они должны законы писать. Сейчас мы стоим перед такими серьезными вызовами: посмотрите, идет война, мы должны быть как одно целое, а мы… я даже не знаю, как мы будем действовать дальше.

– Натали, вы совершенно правы: наверное, такого сложного периода давно не было.

– Не было, да.

– И вот как этот парламент справится, как бы вы ответили на этот вопрос?

По тому, как выступали депутаты, как дебаты проходили, боюсь даже предсказать, как оно будет. Представляете, в седьмом созыве нет ни одного финансиста

– Я не предсказатель, и не могу предвидеть, но пока еще не было ни одного заседания. По тому, как выступали депутаты, как дебаты проходили, боюсь даже предсказать, как оно будет. Представляете, в седьмом созыве нет ни одного финансиста. Я хочу понять, кто будет возглавлять бюджетный комитет? Не потому, что я была хорошим специалистом или хорошим депутатом, – нет, просто мне интересно, кто будет его возглавлять? Как будет работать этот парламент? Я себе сложно представляю. Парламент – это отражение наших чаяний, первое заседание сессии покажет.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG