Accessibility links

В Абхазии вспоминали «ушедших за море»


В минувшую субботу в Абхазии, как и на Северном Кавказе, отмечали День памяти жертв Русско-Кавказской войны и насильственного выселения горских народов Кавказа. В Сухуме мероприятия начались с десяти утра возложением цветов к памятнику махаджирам и продолжались до позднего вечера.

В субботу, 21 мая, в республике проходили мероприятия, посвященные Дню памяти жертв Русско-Кавказской войны и насильственного выселения горских народов Кавказа. Это памятный рабочий день, который в независимой Абхазии отмечался сперва 31 мая, а с 2011 года был перенесен на 21 мая, когда его отмечают на Северном Кавказе и в зарубежной адыго-абхазской диаспоре. Именно в этот день 158 лет назад, в 1864-м, парадом царских войск в урочище Кбаада (ныне поселок Красная Поляна) завершилась Русско-Кавказская война, повлекшая за собой массовое выселение горцев за Черное море, в пределы Османской империи.

В Сухуме мероприятия начались с десяти утра возложением цветов к памятнику махаджирам – вынужденным переселенцам XIX века, установленному на берегу моря у впадения в него реки Басла. 31 мая 1990 года здесь был установлен памятный камень, который спустя двадцать лет, в сентябре 2010 года, сменил памятник работы известного абхазского художника и скульптора Геннадия Лакоба. Бронзовые фигуры всадника и коня весом 3,7 тонны были отлиты в Минске. Они как бы падают в пучину моря. Но поднятая вверх и сжатая в кулак рука наездника символизирует стремление к возрождению.

Почтить память махаджиров к памятнику пришли вице-президент Абхазии Бадра Гунба, спикер парламента Лаша Ашуба, руководитель администрации президента Алхас Квициниа, репатрианты, школьники и студенты. Руководители республики приняли участие в высадке полукругом у памятника шести саженцев сосны пиния.

Также полукругом на высоких подставках развернули выставку фотографий памяти изгнанников. Кстати, после того, как эта выставка была анонсирована в СМИ, некоторые задавались вопросом: да, есть снимки с изображением жертв геноцида армян 1915 года, но все волны махаджирства абхазов были раньше, на протяжении предыдущего века, когда фотография была в зачаточном состоянии, и разве есть снимки, отображающие махаджирство? Но организаторы выставки нашли выход: на ней были представлены групповые и одиночные фото абхазов на родине и такие же – уже живущих в Турции. Их дополняли рисунки.

После двенадцати дня неподалеку, у набережной Махаджиров, на площадке перед Абхазским драмтеатром им. С. Чанба была развернута выставка работ художников-репатриантов. На ней представлено 25 картин, в основном выполненных маслом и акрилом. Жители и гости Сухума в течение дня знакомились с работами Даны Лейба и Кадира Тванба, Хажи Бек Саера и Сатаней Кабартай, Зеуара, Сандро и Джан Сет Арютаа. Организатор и куратор выставки – репатриантка из Сирии Джан Сет Арютаа – приехала с семьей в Абхазию в 2011 году. Тем временем на культурно-деловой площадке «Гума» проходила экспозиция 15 работ абхазского художника и скульптора Амирана Адлейба, посвященных теме махаджирства.

Дню памяти махаджиров был посвящен и легкоатлетический кросс на набережной – «Большие забеги нартов».

А после шести вечера, когда на столицу Абхазии стали опускаться сумерки, сотни людей вновь собрались перед памятником махаджирам на акцию «Вечер памяти». Звучала проникновенная песня на слова Баграта Шинкуба «Шищь нани». Объявили минуту молчания. По традиции была зажжена свеча «Ашьамаҟа» высотой 2,5 метра, сплетенная из множества тонких и длинных вощин. На берегу моря долго горел и высокий памятный костер. В восемь вечера в море спустили венки с горящими свечами.

Сегодня «Эхо Кавказа» связалось с директором Центра гуманитарных программ в Абхазии, психологом Ардой Инал-ипа, и она рассказала о том, что многими уже подзабыто, а многим и вовсе было неизвестно, – как и у кого 32 года назад возникла идея отмечать в Абхазии день памяти махаджиров:

«Сама идея объединения нашего разделенного народа, возвращения представителей диаспоры активно тогда обсуждалась. Поэт Денис Чачхалиа очень часто поднимал этот вопрос. Мы понимали, что нужно какой-то шаг сделать, какую-то акцию провести, чтобы со стороны общества был такой посыл. На заседаниях нашего Союза творческой молодежи Абхазии или молодежного творческого объединения, как его еще называли, мы ставили очень много вопросов важных. И вот я предложила тогда обсудить этот вопрос. В принципе, все мы были там единомышленники. Все поддержали, но понимали, что это сложно. Думали, каким образом действовать, и вот решили обратиться с письмом в обком партии. Это был центр принятия решений тогда в Абхазии. Меня потом вызвал директор института, в котором я работала, – курортологии, стал спрашивать, что там произошло. В тот день в институте на каком-то их заседании партийном кто-то стал выступать: она что, в своей работе по психологии все вопросы решила и принялась за политические, зачем это вопрос подняла, и так далее. Вот так конкретно тогда меня чехвостили. Но идея уже распространилась, очень многие ее поддержали, так что уже не смогли закрыть этот вопрос. И подготовка к этому дню превратилась в очень важное такое действо. Мы думали о том, как это сделать красиво, обратились в Ботанический сад, чтобы нам там помогли найти красивые ветви растений для гирлянд, которые несли молодые люди, для венков. Свечи приготовили. Это все было в первый раз и прошло очень торжественно».

Вспомнилось, как, по рассказам, отреагировал тогда на заметку об этом мероприятии редактор газеты «Советская Абхазия» Юрий Гавва. Снять ее с номера он не мог, поскольку мероприятие было одобрено «на самом верху», но пробурчал что-то вроде: «Вот в Армении начали поминать жертв геноцида армян – и дело быстро дошло до межнациональных столкновений». Тогда, кстати, у носителей имперско-консервативного мышления была популярна по-своему трактуемая ими строка поэта Василия Федорова: «Не ворошите старые могилы, они чреваты новою бедой». Наверняка потом они говорили: «Мы же предупреждали!» Но как быть всем тем, кому запрещают говорить о своей исторической памяти, о своей национальной боли, превращая в неких манкуртов?

В этом году, как сообщают СМИ, власти Кабардино-Балкарии не разрешили 21 мая траурное шествие в Нальчике со ссылкой на то, что его организаторы просрочили подачу уведомления. Но при этом, по словам активистов, руководитель администрации главы республики предупреждал их на встрече, что акцию не согласуют в любом случае. Мол, пока идет война на Украине, Кабардино-Балкария должна «демонстрировать полную солидарность и не напоминать Москве про неудобные для нее страницы истории». Вот таково чиновничье мышление.

Арда Инал-ипа, конечно, с недоумением восприняла это сообщение. Так же, как она с досадой и болью реагирует на продолжающиеся в последние годы попытки некоторых противников абхазо-черкесского братства вбить клин в отношения между абхазами и адыгами, в том числе при обращении к теме махаджирства. Так эти люди стараются доказать, что если адыгские народы выселялись в результате и после завершения Русско-Кавказской войны в 1864 году, а волны выселения в Османскую империю абхазов проходили по другим причинам и в другое время на протяжении позапрошлого века, то они имеют другую природу. В этом месяце дошло до утверждения некоего автора в «Фейсбуке», что напрасно, мол, абхазы «примазываются» к черкесскому махаджирству, ведь их предки участвовали в параде царских войск на Красной Поляне. Хотя историкам хорошо известно, что в этом параде участвовали грузинские войска, которые на стороне царизма сражались против горцев, и никто данный факт не оспаривает. Написавший такое фейсбучный автор, говорит Инал-ипа, или полный невежда, или, скорее всего, сознательный провокатор. И добавляет:

«Мы самые последние сложили оружие на Псху. Уже после этого парада были бои за Псху, это известный факт исторический. Но вот как-то принято считать, что дата окончания войны – это день парада. А так еще не все отряды горцев сложили в тот день оружие».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Виталий Шария

    В 1969 году окончил сухумскую 7-ю среднюю школу, в 1974 году – факультет журналистики Белорусского госуниверситета.

    В 1975-1991 годах работал в газете  «Советская Абхазия», в 1991-1993 годах – заместитель главного редактора газеты «Республика Абхазия».

    С 1994 года – главный редактор независимой газеты «Эхо Абхазии».

    Заслуженный журналист Абхазии, член Союза журналистов и Союза писателей Абхазии.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG