Accessibility links

Леван Гобадзе: «В Аджарии опасаются, что человек, который придет во главу региона, будет не свой»


Относительно других регионов Грузии сейчас в Аджарии ситуация лучше

ПРАГА---В Аджарии обсуждают отставку старого главы правительства автономии и ожидают назначения нового. Какие претензии к Зурабу Патарадзе были в аджарском обществе и какие проблемы придется решать его преемнику – на эту тему мы беседуем с председателем правления НПО Союз молодых ученых «Интеллект» Леваном Гобадзе.

Кети Бочоришвили: Леван, как воспринимают в Аджарии уход с поста Зураба Патарадзе, что говорят о поводах и причинах?

Леван Гобадзе: В целом отставку председателя правительства Аджарии здесь приняли спокойно, никаких эксцессов и выступлений не было. Сам Зураб Патарадзе на своем брифинге не объяснил причину отставки, но жители рассматривают две основные версии. Согласно одной версии, его отставка после ухода премьер-министра (Георгия) Квирикашвили была неминуемой, потому что он принадлежал его команде, а по второй версии новому премьер-министру не понравился факт очковтирательства во время визита в Батуми. Дело в том, что в международное плавание было отправлено судно «Кадет» с курсантами Батумской государственной морской академии для прохождения практики, а фактически оказалось, что судно доплыло только до Сарпи, простояло там сутки и после отъезда премьер-министра опять вернулось в Батумский порт. Народная молва гласит, что премьеру эту информацию донесли и он не простил показушной акции отправки судна в международное плавание.

Гость недели – Леван Гобадзе
please wait

No media source currently available

0:00 0:12:28 0:00
Скачать

Но очень трудно сказать, какая из версий правильная. Скорее всего (это мое личное мнение), тут наложились один на другой несколько факторов – и фактор Квирикашвили, и этот случай, и фактор, наверное, неудовлетворительного хода основных инфраструктурных и инвестиционных проектов, которые должны реализоваться в Аджарии. Я думаю, что все-таки эти три фактора наложились друг на друга и это, в конце концов, вызвало отставку господина Зураба Патарадзе.

Кети Бочоришвили: Я как раз хотела спросить вас – ведь ваша неправительственная организация много лет занималась мониторингом расхода бюджетных средств в Аджарии. По вашим наблюдениям, как работало правительство, какой была степень его самостоятельности и пользовалось ли оно этой самостоятельностью?

Леван Гобадзе: По поводу самостоятельности я могу сказать, что, наверное, да, потому что все-таки Аджария является автономной республикой, у нее есть свое правительство, у нее есть свои министерства, и в рамках этих министерств происходит формирование политики для развития отдельных областей – как социальных, так и экономических. При этом у Аджарии относительно большой бюджет – если я точно помню, в этом году он составил более 200 миллионов лари. Но тут, я думаю, вопрос не только и не столько в самостоятельности, сколько в эффективности бюджетных трат, т.е. насколько они были результативны.

Если посмотреть сейчас на ситуацию в Аджарии, то относительно других регионов Грузии в Аджарии ситуация лучше, потому что это морской порт, туризм, и поэтому доходы, которые получает население от этих областей, относительно высоки по сравнению с другими регионами. Но большой процент бедности в сельских регионах, слабое сельское хозяйство, которое никак не может сформироваться как бизнес и остается на уровне мелких фермерских хозяйств, несмотря на то, что очень много денег тратится на развитие сельского хозяйства, большая дефрагментация земельных участков, неимение бизнес-навыков у фермеров – все это очень сильно мешает развитию сельского хозяйства. Фактически были провалены программы кооперации, программы по обучению фермеров, т.е. сельское хозяйство никак не сформировалось как отрасль экономики, оно все равно остается на уровне мелких фермерских хозяйств и не способствует росту числа занятого населения.

Второе – это инфраструктурные проекты, которые очень важны для региона. Некоторые из них, несмотря на неоднократные обещания, почему-то не смогли начать: в частности, развитие курорта Годердзи, который напрямую связан со строительством дороги Батуми-Хуло-Ахалцихе, потому что там очень неудобная дорога. Я также имею в виду и другие инфраструктурные проекты: строительство моста на въезде в Батуми, которое было начато очень поздно, и сейчас, в разгар туристического сезона, это создает массу неудобств как для населения, так и туристов; берегоукрепительные работы, благоустройство пляжей в Кобулети и многое другое. Т.е. эти затянутые инфраструктурные проекты, которые уже начали отражаться на доходах населения, тоже вызывали его большое недовольство.

Третье – это инвестиционная политика правительства. По моим оценкам, оно не смогло привлечь инвестиции, и даже те инвесторы, которые вроде бы появились и им были переданы объекты под строительство новых гостиниц и санаториев, как оказалось, не имеют денег для строительства, и, уже получив эти объекты, они после этого пытаются найти компаньонов, соинвесторов и с их помощью построить эти объекты. Т.е. инвестиционная политика тоже не была удачной. А о тех инвестиционных проектах, которые только начались, очень трудно судить, потому что первые результаты мы сможем увидеть только через два-три года.

Кети Бочоришвили: Еще один вопрос, Леван: некоторые аналитики высказывают мнение, что центр, пытаясь все же лишить Аджарию самостоятельности, может разыграть сценарий, который в свое время способствовал событиям в автономиях Абхазии и Южной Осетии. Как вы думаете, жизнеспособно такое мнение, учитывая, что в Аджарии живут этнические грузины?

Леван Гобадзе: Да, вы абсолютно правы. Я не согласен с этим мнением и считаю, что, в принципе, это невозможно, потому что очень трудно представить, что этнические грузины как-то отделятся от Грузии по каким-то причинам. Есть один нюанс, на который опираются некоторые эксперты, и в социальных сетях тоже идет большое обсуждение этого вопроса о том, что, может быть, сепаратизм проявится не по этническому принципу, а по религиозному принципу. Но опять-таки государство сплачивает язык и менталитет, а не религия. Притом Аджария имеет очень большой исторический опыт совместного проживания представителей разных национальностей, разных этнических групп и разных религиозных групп. Этот опыт тянется не пять и не десять лет, а столетия, поэтому этот опыт и толерантность к другим религиям и народностям уже можно считать менталитетом местных жителей.

Кети Бочоришвили: И тем не менее вопрос той же мечети постоянно стоит и время от времени обостряется.

Леван Гобадзе: Да, этот вопрос, к сожалению, стоит. Тут есть разные группы интересов, которые противостоят решению этого вопроса. Одной из ошибок господина Зураба Патарадзе, я думаю, было как раз отсутствие решения этого религиозного вопроса, потому что председатель правительства Аджарии – это такая фигура, которая должна решать не только текущие хозяйственные проблемы, но и создавать прозрачную политику для всего населения региона. Т.е. мы неоднократно слышали от господина Зураба Патарадзе обещания, что эта мечеть будет построена, но фактически никаких сдвигов в этой области не произошло. Несмотря на то что люди сами собрали деньги, когда уже перестали верить правительству, сами купили участок, они не смогли получить разрешение на строительство мечети. Это при том, что фактически на каждой улице Батуми уже стоит церковь. Мы провели исследование и попросили мэрию города Батуми предоставить публичную информацию о том, сколько разрешений мэрия Батуми за последние 20 лет выдала на строительство религиозных объектов – как христианских, так и мусульманских и т.д. Оказалось, что ни одного. Нам дали официальный ответ, что ни одного. Получается такая, очень двоякая политика – одним можно все, т.е. без разрешения, без соответствующей документации, без соответствующих инженерных чертежей можно строить, допустим, церкви на каждой улице, где и когда заблагорассудится, а другим этого делать нельзя.

Кети Бочоришвили: Даже одной мечети построить...

Леван Гобадзе: Да, нельзя даже одной мечети... Я понимаю, что Грузия в основном христианская страна, но Конституция гарантирует всем свободу вероисповедания. Если Конституцией это право гарантировано, то люди должны иметь место, где они могут молиться. Поэтому такое непрозрачное отношение к людям других религий вызывает очень большое недовольство, и именно нерешение этого вопроса, несмотря на неоднократные обещания, было одной из крупных ошибок господина Зураба Патарадзе.

Кети Бочоришвили: Чего и кого сейчас ждут в Аджарии, чего опасаются?

Леван Гобадзе: По поводу того, чего опасаются, не знаю – у политических групп, может быть, опасения есть, потому что ясности в вопросе с кандидатурой нового руководителя региона пока нет. Наверное, каждая политическая группа или представители разных групп, элиты мечтают видеть на этом посту своего человека и, скорее всего, опасаются, что тот человек, который придет во главу нашего региона, будет не свой. Это во-первых. А во-вторых, ждут, конечно, человека, который может эффективно решать те вопросы, которые стоят перед регионом. Это три основных вопроса: вопрос экономического развития, религиозный вопрос и вопрос экологических мигрантов, – три очень серьезные проблемы, которые стоят перед нашим регионом и требуют очень быстрого решения.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG