Accessibility links

Грузия 2018: российский фактор


Российский фактор остается одним из наиболее чувствительных и болезненных в грузинской внешней политике.

Оккупация и бедность – две главные проблемы Грузии. Премьер-министр страны Мамука Бахтадзе, выступая с итоговым отчетом работы правительства за 2018 год, назвал проводимый Россией процесс так называемой бордеризации тяжелым вызовом, на который должно обратить внимание мировое сообщество:

«К сожалению, 20% наших территорий все еще оккупированы Российской Федерацией. Она не выполняет взятые на себя обязательства, достигнутые еще в 2008 году, и не выводит свои оккупационные войска с территории Грузии. Я внимательно слежу за процессом бордеризации и строительства колючих ограждений. Это очень тяжелый и болезненный вызов. Мы используем все трибуны и платформы, чтобы передать наше послание мировому сообществу. Для нас очень важно консолидировать мировую общественность, чтобы совместными усилиями преодолеть этот самый болезненный вызов».

При этом премьер отметил активность правительства Грузии в политике умиротворения. Бахтадзе заверил собравшихся: ответом Тбилиси на этот самый болезненный вызов являются только развитие и мир:

«У нас есть конкретный план действий, конкретная инициатива под названием «Шаг в лучшее будущее», и она полностью поддержана всеми международными организациями и всеми странами-друзьями».

Грузия 2018: российский фактор
please wait

No media source currently available

0:00 0:19:24 0:00
Скачать

Но не прямыми адресатами. Конец года ознаменовался внезапно проснувшимся интересом со стороны Цхинвали и Сухуми к этой самой программе правительства Грузии под названием «Шаг в лучшее будущее». Правда, интерес оказался с негативным оттенком. Будущее, предлагаемое Тбилиси, в самопровозглашенных республиках объявили грузинской «мягкой силой». Событие, казалось бы, не имеющее отношение к внешнеполитическим процессам, но не последнюю роль в возбуждении к ней интереса со стороны де-факто властей сыграл глава т.н. диппредставительства России в Сухуми Алексей Двинянин. На конференции в Сухуми посол заявил о необходимости более пристального внимания к тому, о чем говорит Тбилиси:

«Как говорят у нас в России, своих врагов нужно знать в лицо. Кроме того, в Абхазии крайне мало материалов, которые рассказывают о политике Грузии в отношении Абхазии, к примеру, о той же так называемой программе «Шаг в лучшее будущее». Хотя на известных грузинских сайтах вы можете почерпнуть массу необходимой информации на сей счет. Точнее, я поправлюсь, – дезинформации на сей счет».

Политолог Георгий Гобронидзе видит в таком внезапно проснувшемся интересе с негативным подтекстом со стороны Москвы и подконтрольных ей властей самопровозглашенных республик необходимость хоть как-то объяснить жителям Абхазии и Южной Осетии, почему на мирные инициативы Тбилиси они должны отвечать отказом:

«Навязывая такое клише, они пытаются как-то уменьшить значение того, что только у одной стороны конфликта есть какие-то конструктивные подходы, и она (грузинская сторона) ищет выходы из имеющегося нелегкого положения. Потому что сам этот «Шаг (в лучшее будущее)» предусматривает способность как-то продвигать отношения и восстанавливать доверие между грузинским, осетинским и абхазским обществами – там есть пункты насчет молодежи, насчет образования, здравоохранения. То, что на самом деле важно для этих регионов. Просто было бы неловко объяснять своим так называемым гражданам или избирателям, что вот мы отрицаем грузинские предложения исходя из того, что у нас не имеется никакого конструктивного подхода. Лучше сказать, что это «мягкая сила» Грузии, что этим Грузия хочет переманить людей. Что этим Грузия не создает прецедент мирного урегулирования или мирного подхода к конфликту, а на самом деле занимается очередной пропагандой».

Еще одним событием внешнеполитического характера, имеющим отношение к проблематике конфликтных регионов и, как следствие – к России, стало решение Европейского суда по правам человека приступить к рассмотрению по существу дела об убийстве гражданина Грузии Гиги Отхозория. В частности, ЕСПЧ обратился с вопросами к России как к стране-ответчику по делу. В срок до 7 марта 2019 года Москве предстоит ответить на вопросы, было ли нарушено в отношении Гиги Отхозория право на жизнь и насколько эффективным было расследование его убийства. Страсбург также попросил российские власти предоставить копии всех материалов дела, возбужденного властями самопровозглашенной республики Абхазия.

Решение Страсбургского суда, по мнению Тбилиси, стало ожидаемым следствием другого резонансного решения на международном уровне – объявления Интерполом в сентябре 2018 года в международный розыск подозреваемых в убийстве Арчила Татунашвили. В частности, представитель ленингорской (ахалгорской) прокуратуры Давид Гурциев и начальник районного КГБ Алик Табоев включены в «красный циркуляр».

Москва не осталась в долгу и обвинила Грузию в разработке биологического оружия под присмотром американцев. Пресловутая «лаборатория Лугара» с легкой руки Владимира Путина стала обителью зла, где под прикрытием Центра общественного здоровья занимаются выведением очень опасного вируса, который будет действовать избирательно на «представителей определенной этнической группы»:

«Эти разработки, если они, действительно, проводятся, очень опасны и связаны с последними достижениями в области генетики. Это значит, что из того, что я видел, могу только это повторить, о чем там идет речь: о том, что выявляются какие-то препараты, которые могут избирательно влиять на человека в соответствии с его принадлежностью к определенной этнической группе. И через два-три поколения... Якобы проводятся такие опыты уже на животных... У собак, у крыс цикл достаточно быстрый, во втором, третьем поколении уже наступают такие изменения, которые просто кардинальным образом меняют первоначальный облик. Если это так, то это представляет большую угрозу».

Откуда у него такая информация, российский президент не уточнил, сославшись лишь на то, что знаком с данными, обнародованными бывшим министром госбезопасности Грузии Игорем Гиоргадзе. Последний, к слову, на родине обвиняется в организации покушения на экс-президента Эдуарда Шеварднадзе и все эти годы скрывается в Москве от грузинского правосудия.

При этом Путин не упустил возможности намекнуть: либо американцы прекращают свою биологическую активность вблизи российских границ, либо Москва сама займется этими самыми «этно-вирусами»:

«Нужно понимать, все должны понимать: ничто ниоткуда не берется и никуда не исчезает, действие равно противодействию или, точнее, наоборот. Поэтому, если кто-то будет разрабатывать такие вещи, то он должен понимать, что и другие будут этим заниматься. Лучше заранее сесть и выработать единые правила поведения в этой чрезвычайно чувствительной сфере».

Приглашение от грузинских властей и руководства Центра посетить лабораторию и своими глазами увидеть, что там происходит, в России проигнорировали, продолжая настаивать на биологической угрозе. Дошло до того, что обычно предельно сдержанный спецпредставитель премьер-министра Грузии по вопросам отношений с Россией Зураб Абашидзе назвал заявления представителей российских властей выходящими даже за пределы жанра театра абсурда.

Разобраться с этим театром абсурда многие прочили избранным со второй попытки президентом Грузии Саломе Зурабишвили. В ходе предвыборной кампании оппозиция неустанно обвиняла ставленницу Бидзины Иванишвили в связях с Кремлем. Но, заняв главное кресло страны, первая женщина-президент в истории Грузии объявила о невозможности диалога с Москвой на данном этапе.

«Грузия стоит перед серьезными вызовами. Абхазия и Южная Осетия оккупированы Россией. Существует линия оккупации, которая продвигается вглубь территорий страны, откуда похищают наших граждан. Это неприемлемо для суверенного государства, и мы не смиримся с этим».

В экспертной среде мнения относительно способностей Зурабишвили о чем-либо договориться с Москвой разделились. В частности, политолог Торнике Шарашенидзе считает, что с победой провластного кандидата шансы уменьшились:

«Я рискую предположить, что у (Григола) Вашадзе было больше шансов договориться с Москвой, чем у Зурабишвили, потому что Вашадзе лучше знает российскую дипломатию, чем Зурабишвили. Это очень серьезный фактор, который, к сожалению, нельзя списать с повестки дня, потому что у Грузии есть два выхода: ждать, когда Россия уйдет из региона, – а никто не знает, когда это произойдет, и второй: как-нибудь договариваться с Москвой, в то же время очень тесно работать с нашими партнерами в Америке и Евросоюзе, все равно говорить с Москвой, осетинами и абхазами – со всеми вокруг. А Вашадзе, во-первых, дипломат, гораздо более опытный, чем Зурабишвили, гораздо более весомый, у него контакты везде – и в Америке, и в Евросоюзе, и в России, так что у него было бы больше шансов договариваться насчет наших территорий, чем у Зурабишвили».

Впрочем, уходить из региона Москва не собирается – о чем ясно дал понять премьер-министр России. Дмитрий Медведев по случаю отмечавшейся в августе десятой годовщины войны 2008 года пригрозил, чем может закончиться сближение Грузии с НАТО:

«Это может спровоцировать страшный конфликт, непонятно, зачем это надо».

А министр иностранных дел России Сергей Лавров продолжил тему:

«В 2008 году на саммите НАТО в Бухаресте было громогласно объявлено: Украина и Грузия будут в НАТО. Да, им не дали формальное приглашение, которое является обязательным для начала переговоров об уже практическом присоединении к НАТО, но политический посыл был недвусмысленным: Украина и Грузия будут в НАТО. Через несколько месяцев, вы помните, Михаил Николаевич Саакашвили вообразил, что ему теперь все дозволено, напал на своих граждан, на миротворцев в Южной Осетии. Дальнейшее вы примерно, наверно, можете вспомнить».

В Грузии помнят: за 10 лет, прошедших со времени вооруженного конфликта с северным соседом, страна сумела при помощи Запада улучшить свой военный потенциал. Ежегодные учения «Достойный партнер» в 2018 году прошли под лейтмотивом – «август 2008-го не должен повториться».

Но этого недостаточно, считает бывший главком сухопутных войск США в Европе. По мнению американского генерала Бена Ходжеса, Вашингтон и его союзники допустили ошибку, не предоставив Грузии План действий по членству в НАТО на саммите альянса в Бухаресте. И теперь Запад начинает просыпаться:

«Когда мы не отвечаем, когда мы думаем, что они (россияне) – ответственные люди, они будут это эксплуатировать. Это факт, что мы не ответили на достаточно серьезном уровне (на войну августа 2008 года). Ответ был, но недостаточный, чтобы они его почувствовали. Этого не произошло, и теперь мы столкнулись с тем, что имеем. Можно начать с того, что мы воспринимали их как ответственных людей касаемо соглашения Саркози. Российских солдат не должно быть на территориях Абхазии и Южной Осетии. Мы должны и сейчас напоминать странам Запада, что Россия до сих пор не выполнила то, что обещала выполнить еще тогда. Почему мы должны удивляться, что они так же не придерживаются любых соглашений? Потому что несоблюдение соглашений сходит им с рук. Я думаю, что Запад просыпается. Я должен сказать, что Запад очень хорошо поступил, применив санкции. Факт, что Евросоюз продолжает санкции против России – это важно. Факт, что США продолжают санкции против России – это важно».

При этом, по мнению генерала Ходжеса, предоставление оружия Грузии или Украине – это не стратегия, это политическое решение:

«Мы не считаем, что вот мы дали оружие и это наша стратегия. Стратегия альянса, и точно для США, – это смотреть на Черноморский регион как на регион. Как, возможно, самый важный театр в Европе. Русские смотрят на Черноморский регион, я уверен, как на самую важную часть европейского континента. Потому что это для них пусковая площадка в Сирию, в восточную часть Средиземного моря. Для них это как балкон, с которого они могут смотреть на всю Евразию. Поэтому они там воюют, тратят деньги, и поэтому они аннексировали Крым. Поэтому они продолжают давить на Грузию и других наших друзей в этом регионе».

Впрочем, не все представители Запада столь категоричны в отношении политики Москвы. В частности, канцлер Германии Ангела Меркель, посетившая Грузию в августе, впервые за последние 10 лет предпочла не использовать слишком жесткую риторику в отношении так называемой бордеризации, ограничившись лишь упреком в несправедливости со стороны Москвы:

«Президент России знает о моей позиции, о том, что это несправедливо. Завтра у меня будет возможность подойти к административной границе, к демаркационной линии, где, в том числе, представлена и Миссия Евросоюза. Это несправедливость – то, что происходит».

Побывав у колючей проволоки, канцлер улетела. А проволока осталась, и местами даже стала ближе.

Но главной угрозой со стороны России на сегодняшний день является не столько угроза открытого военного вторжения, сколько тактика гибридной войны. Во всяком случае, такие выводы сделала Служба государственной безопасности Грузии. Заместитель руководителя ведомства Григол Лилуашвили еще весной поделился опасениями спецслужб:

«Главной угрозой сегодня является оккупация грузинских территорий Российской Федерацией. Между тем спецслужбы некоторых стран под прикрытием дипломатических, культурных, гуманитарных, религиозных и коммерческих каналов постоянно предпринимают попытки проникнуть в государственные структуры Грузии. Их главными задачами являются распространение в грузинском обществе антизападных настроений, подрыв имиджа Грузии на международной арене, создание очагов межрелигиозной и межэтнической напряженности для развития в стране дезинтеграционных процессов. Спецслужбы некоторых государств активно используют в Грузии тактику гибридной войны. С помощью пропаганды, дезинформации, кибератак, использования различных неправительственных и политических организаций, фондов, научных и экспертных центров они пытаются достичь своих целей».

Впрочем, в экспертном сообществе хоть и согласились с формулировками СГБ, но указали на необходимость разъяснить, как государство собирается реагировать на указанные в отчете угрозы. На это обратил внимание, в частности, вице-президент НПО «Атлантический совет Грузии» Бату Кутелия:

«Отчет точно отражает ту главную угрозу, перед которой стоит сегодня Грузия, я имею в виду Россию и вытекающие отсюда дополнительные угрозы, которые представлены как некая гибридная угроза. То же самое, к слову, отражено в стратегии Министерства обороны. Другой вопрос: насколько это является частью глобальной стратегии правительства и какие меры будут приняты для нейтрализации этой угрозы. И главное, какие ресурсы планирует выделить правительство для нейтрализации такой масштабной угрозы».

И СГБ меры какие-никакие все же приняла: уже осенью троих спикеров профинансированного российским Фондом президентских грантов южнокавказского медиафорума под названием «Роль СМИ в укреплении доверия в регионе» не пустили в Тбилиси, где форум и должен был проходить.

В МВД Грузии решение не пропустить в страну российских политологов и журналистов объяснили тем, что они нарушили закон «Об оккупированных территориях». Впрочем, подробностей в ведомстве раскрывать не стали. А вот попавший в Грузию политолог Алексей Малашенко считает, что общаться надо, несмотря ни на что, в том числе на проблему оккупации:

«Вот вы хором говорите: «оккупация». Я об оккупации говорить не буду. Простите, это не моя функция. У меня другие проблемы. Проблемы политической культуры. Я все это знаю. Все очень непросто. Мы должны общаться. Несмотря на все проблемы. Обстоятельства везде хреновые. Лично я – не часть пропаганды точно».

А вот непосредственно частью российской пропаганды прозападная оппозиция называет представленный в парламенте «Альянс патриотов», чьи депутаты зачастили в Москву. Лидер партии Ирма Инашвили назвала миссию необходимой:

«Политический сектор превратился в политическую секту, где те, кто говорит о том, что необходимо начать диалог с Россией, воспринимаются как враги народы и российские агенты. Согласно этой абсурдной логике, первым таким агентом является генсек НАТО, который заявил, что альянс намерен развивать диалог с Россией. Наша задача обезопасить страну от новых проблем и потерь новых территорий».

В большинстве своем в Тбилиси, тем не менее, в скорое налаживание отношений с Москвой не верят. Мартовское переизбрание Владимира Путина на четвертый президентский срок неожиданностью для Грузии не стало. Но усиливающееся обострение отношений Москвы с Западом и недвусмысленная демонстрация Россией новейших вооружений заставляет нервничать грузинское общество. Политолог Георгий Гобронидзе не верит в то, что Москва будет говорить с Тбилиси на равных:

«Мы не можем ожидать особого улучшения отношений с Россией, потому что Путин будет пытаться усилить позиции России. А усиление позиций России означает, что будет утверждаться тот статус-кво, который сейчас имеется у нас на Кавказе. Это также означает, что Россия будет тратить больше усилий на то, чтобы саботировать или приостановить грузинскую зарубежную политику интеграции с европейскими и евроатлантическими структурами, для того чтобы отнять у Грузии инструмент отдаления от российской орбиты и вернуть туда, где, по мнению России, место Грузии – на задний двор российской политики».

В целом российская угроза в 2018 году осталась негативным лейтмотивом для Грузии. О ней и правительство, и оппозиция, и представители гражданского и экспертного сообществ говорили на всех международных площадках. В частности, председатель высшего законодательного органа Грузии Ираклий Кобахидзе обратился к представителям стран Североатлантического альянса с призывом более не закрывать глаза на агрессивные действия Москвы:

«В связи с вопросами безопасности мы верим, что реваншистская политика России представляет наиглавнейшую угрозу для региональной безопасности. Действия Москвы в регионе, особенно в последнее десятилетие, привели к сильнейшим сдвигам, которые не только серьезно пошатнули доверие к международной системе, но и поставили под угрозу базовые основы архитектуры всей европейской безопасности. Даже сейчас, когда мы собрались в этом зале и разговариваем, Москва интенсивно увеличивает собственные военные ресурсы по всему региону. А ежедневная аннексия территорий суверенной страны четко демонстрирует агрессивные действия России».

По словам Кобахидзе, Черноморский регион и его безопасность никогда не были настолько важными, как сегодня, – действия России на постсоветском пространстве в последнее десятилетие серьезно пошатнули доверие к международной системе безопасности. И на этом фоне твердая позиция международного сообщества имеет важное значение, считает спикер. По мнению Кобахидзе, НАТО должно направить России четкий сигнал: данная политика, направленная против суверенитета и территориальной целостности Грузии и других государств региона, которая ведет к изменениям европейских границ, является совершенно неприемлемой.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG