Accessibility links

Относительное коронавирусное благополучие в Абхазии


Еще с начала марта молодой абхазский врач Альбина Ходжава по собственной инициативе делает полезное дело – выкладывает на своей странице в Facebook таблицы, посуточно отражающие ситуацию с распространением коронавирусной инфекции в государствах и регионах Кавказа. Эти сводки составляет группа ее друзей на Северном Кавказе на базе данных разных лабораторий и оперативных штабов по противодействию распространению пандемии. Кстати, в нижней части таблицы – сноска, предупреждающая предсказуемые политические претензии к ней некоторых МИДов: «Данные по Абхазии, Нагорному Карабаху, Южной Осетии и российским республикам Северного Кавказа представлены отдельно, потому что их предоставляют разные органы здравоохранения. Это не отражает нашу позицию по поводу их статуса».

Так вот, в первые недели названные частично признанные и непризнанное государства Южного Кавказа щеголяли нулями во всех графах этой таблицы, что, конечно, обусловлено их малыми размерами и удаленностью от мировых транспортных маршрутов и не могло не радовать их жителей. Согласно же последней сводке, выложенной вчера вечером, в Абхазии было зарегистрировано 28 инфицированных, одна смерть (95-летней старушки в Гагре), семь выздоровевших и 21 «активный случай». В последней графе – 115 инфицированных на миллион населения. Эта цифра – самая низкая по сравнению с остальными государствами и регионами Кавказа. Число всех заболевших в Абхазии также меньше, чем у всех остальных, хотя населения у нас больше, чем в НКР (34 случая инфицирования) и РЮО (37 случаев). Большинство инфицированных в Южной Осетии, как и в Абхазии, составляют прибывшие в мае и направленные на обсервацию курсанты российских военных вузов. Велики цифры по числу инфицированных на миллион жителей в Армении – 2 432, Дагестане – 1 352, еще хуже в небольших республиках Северного Кавказа: Северная Осетия – 3 876, Ингушетия – 3 598. В Грузии этот показатель выглядит гораздо благополучнее – 196.

Относительное коронавирусное благополучие в Абхазии
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:48 0:00
Скачать

А вчера я увидел в той же социальной сети другую таблицу – отражавшую динамику того, как менялось с 10 марта по 22 мая число заболевших коронавирусом на сто тысяч населения в России и странах ближнего зарубежья. Всего в ней пятнадцать государств, обозначенных цветными флажками, – бывшие союзные республики, кроме Туркменистана, в котором не зарегистрировано инфицированных, плюс Абхазия. Почему именно так, не знаю, хотя если уж добавлять в эту таблицу частично признанные государства, то тогда в ней должна была быть и Южная Осетия. Согласно этой таблице, сейчас печальный рекорд принадлежит Белоруссии – 344,4 инфицированных на сто тысяч населения, далее следуют Молдавия – 244, Россия – 210,7, Армения – 175,7. Замыкает таблицу Абхазия – 8,6. Пусть вас не смущает несовпадение показателей на душу населения в двух этих таблицах касательно Абхазии и Армении: не будем забывать, что они отражают данные на разные даты. Ну, и вообще, конечно, тут все постоянно меняется, что особенно наглядно было видно на второй, цветной таблице, с ее скачущими вверх и вниз названиями государств и флажками.

В Абхазии, как известно, динамику распространения коронавируса можно назвать «рваной». Первый случай «транзитного» присутствия его на нашей территории не был зарегистрирован и не попал в сводки, так как инфицированная в Москве Нино Хецуриани тут же выехала в Грузию. Но «шороху» он навел: хорошо помню, что тогда, в конце марта – начале апреля, сотрудники сухумских учреждений сидели на рабочих местах в масках и перчатках. Впрочем, может, и потому, что накануне было введено чрезвычайное положение и к карантинным мерам большинство относилось весьма серьезно.

7-9 апреля был зафиксирован очаг инфекции в Гагре. Заболели завезенным опять же из Москвы коронавирусом трое жителей девятиэтажки, а всех остальных ее обитателей пришлось две недели держать на карантине. Гагрский район, как ранее Гальский, временно закрыли для въезда-выезда.

Пару-тройку недель после этого в республике снова было ноль активных случаев инфицирования. Но потом были выявлены заболевшие среди заезжавших с начала мая через границу на Псоу студентов и в семьях тех жителей Абхазии, которых также не могли не впустить в республику (в Бамборе и в сухумском микрорайоне Маяк).

Парадоксальным, но вполне объяснимым образом (то же самое происходит сейчас и в других странах и регионах мира) параллельно данному росту выявленных случаев шло постепенное снятие ограничительных мер. Еще в апреле возобновилась работа рынков, с 1 мая – работа общественного транспорта, парикмахерских и проч., с 15 мая – заведений общественного питания. Кстати, через несколько дней после этого я присутствовал на дне рождения знакомой в сухумском ресторане, и гости там шутили, что она предусмотрительно родилась после 15 мая, в результате чего могла собрать двадцать человек здесь, чтобы не заморачиваться накрытием стола в домашней обстановке. Конечно, ни о каком социальном дистанцировании гостей там не шло и речи, оно бы выглядело в данном случае дико, но все официанты были в масках и перчатках.

В Грузии и Южной Осетии, как известно, ограничительные меры стали поэтапно сниматься на несколько недель позже, чем у нас.

Но приходится повторить ставшую уже банальной фразу, что «расслабляться рано». В Абхазии основная опасность распространения пандемии по-прежнему связана с приезжающими через границу на Псоу (в порядке исключения, так как вообще-то граница закрыта). И с наступлением через пять дней лета эта опасность будет, скорее всего, возрастать. Нельзя также в очередной раз не сказать о том двойственном положении, в котором находится абхазское общество: с одной стороны, страшась новых случаев завоза через границу вируса, с другой – мечтая об успешном туристическом сезоне. Вчера многих, по выражению одного моего сухумского собеседника, повергло в уныние телеобращение премьер-министра России Михаила Мишустина, призвавшего соотечественников воздержаться от поездок в летние отпуска за рубеж: лучше и безопаснее, мол, провести отпуск в России, где с 1 июня во многих регионах возобновят работу санатории с медицинской лицензией.

Что ж, все правильно. Разговоры о нынешнем курортно-туристическом сезоне в Абхазии могут перейти из теоретической в практическую плоскость только после открытия Россией государственных границ (трудно представимо, чтобы на остальных участках российской границы она оставалась закрытой, а для Абхазии было бы сделано исключение). В свою очередь перспективы этого открытия непосредственно связаны с открытием границ, скажем, в Европе… В общем, все тут по-прежнему зыбко и малопредсказуемо.

А исследовательский холдинг «Ротмир» опубликовал сегодня также данные опроса, согласно которым число россиян, отказавшихся от планирования отпуска из-за распространения коронавируса, выросло более чем в два раза по сравнению с периодом до введения карантинных мер; в последние недели оно составляет около 50 процентов.

Часть опрошенных планирует сберечь деньги до следующего отдыха, кто-то откладывает средства, чтобы создать «подушку безопасности».

Кстати, во всем мире в последние месяцы прислушивались к прогнозам, которые делали ученые из Сингапурского университета технологии и дизайна. Так, в свое время они выступили с предположением, что распространение вируса в России завершится к 20 июля, потом сдвинули эту дату на 17 августа. Сейчас они считают, что пандемия коронавируса в мире может завершиться в декабре этого года, а в США болезнь победят к концу сентября. Специалисты использовали математическую модель распространения вируса, в которой описывается динамика по восприимчивым к заболеванию, инфицированным и выздоровевшим. При этом они предупреждают, что их прогнозы могут быть неточными, а чрезмерный оптимизм может ослабить ограничительные меры, что приведет к резкому росту количества зараженных. (Боюсь, что моя соседка, гадающая на кофейной гуще, делает предсказания на эту тему примерно с той же точностью.)

Но вернемся в Абхазию и познакомимся со взглядом на ее готовность противостоять пандемии, отраженном в документе, подготовленном не так давно Международной кризисной группой. Кризисная группа отметила, что ситуация в Абхазии лучше, чем в Южной Осетии, но она также находится под риском из-за определенных проблем. А именно: «Слабая инфраструктура в Абхазии, нехватка медицинских профессионалов и пожилые люди, с учетом того, что почти 20% населения – старше 60 лет. 80% медицинских работников сами «подвержены риску из-за возраста». МКГ заявила, что в начале марта Сухум обратился за иностранной помощью, на что ответила Программа развития ООН и предоставила 12 тысяч пакетов основных предметов медицинского назначения и дезинфицирующих средств, приобретенных при финансовой поддержке США и ЕС. Кроме этого, по заявлению организации, специалисты ВОЗ с помощью ПРООН провели оценку потребностей. Тем временем Россия направила в Абхазию 500 тестов для выявления коронавируса и отправила военных для дезинфекции общественных мест. В документе также отмечается, что последствия пандемии окажут наибольшее негативное влияние на торговлю и туризм, которые являются здесь основой экономики. МКГ заявила, что зависимость Абхазии от туризма ничего хорошего не предвещает с точки зрения быстрого восстановления экономики.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG