Accessibility links

Новый фронт, пандемийный


Волонтеры у Гудаутского ковид-госпиталя

Вот уже почти месяц, с 1 августа, в Абхазии параллельно развиваются два процесса: туристический сезон, стартовавший после открытия российско-абхазской границы, и «вторая волна», как это явление стали называть и у нас, коронавирусной инфекции, начавшаяся раньше, в июле.

Первую волну, собственно, и волной-то трудно назвать – так, легкий всплеск, всего 38 инфицированных, начиная с 7 апреля по начало июля. В Абхазии гордились тем, что, благодаря своевременным закрытию как восточной, так и западной границ, принятым ограничительным мерам, в республике все это время была самая благополучная эпидситуация из всех стран и регионов Кавказа на миллион, или на сто тысяч человек населения, включая как еще меньшие по населению Южную Осетию и Нагорный Карабах, так и тоже достаточно благополучную в этом отношении Грузию.

Новый фронт, пандемийный
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:23 0:00
Скачать

Но вот в июле, когда границу уже чуть приоткрыли для разовых переходов гражданами Абхазии (это не афишировалось, но в сутки было до пятисот пересечений), последовали две вспышки от завезших коронавирус из России пациентов Сухумской городской и Республиканской больниц – и пошло-поехало. С того момента ежесуточно выявлялись новые инфицированные, в отдельные дни – 14, даже 26…

По вчерашней информации республиканского оперативного штаба по защите от коронавирусной инфекции, за предыдущие сутки тестирование на COVID-19 прошли 79 человек. У пятерых из них результат теста положительный. Общее число выявленных заболевших коронавирусом в Абхазии на сегодня, сообщалось утром в СМИ, – 247 человек. Из них 101 выздоровел, и трое пациентов умерли. Впрочем, нет, уже четверо. Днем появилось сообщение, что скончался 54-летний мужчина из села Лабра Очамчырского района, у которого врачи диагностировали COVID-19. У него несколько дней сохранялась высокая температура. 23 августа вызвали бригаду скорой помощи, медики взяли анализ на коронавирус. Вчера вечером 24 августа состояние больного ухудшилось. Приехала скорая помощь, по дороге в больницу больной скончался.

Сегодня в село Лабра приехали медики в специальных защитных костюмах, которые осуществляют у всех желающих забор биоматериала на тестирование. В селе проживает более 250 человек. До этого был выявлен еще один COVID-инфицированный, который находится на самоизоляции дома.

И сейчас по числу инфицированных и жертв коронавируса на душу населения Абхазия уже опережает Грузию. (В абсолютных цифрах там, соответственно, 1429 и 19, но населения в 15 раз больше).

И одновременно объекты размещения туристов в республике продолжают заполняться. На днях звонил знакомым, работающим в пицундских здравницах «Самшитовая роща» и «Литфонд», и они сообщали, что там почти все номера уже заполнены. Сегодня поинтересовался у сухумца Сергея Эшба, который сдает комнаты в доме на берегу моря в микрорайоне Маяк. Он доволен: у него уже отдохнули две семьи из Челябинска, всего восемь человек, включая детей. Сейчас ждет новый заезд.

Так что можно сказать по поводу ожесточенных споров, которые вспыхнули в абхазском интернет-сообществе сразу после открытия границы на Псоу 1 августа: комментаторы, которые с начала лета добивались этого открытия, тогда радовались, но тут же подняли крик убежденные, что это нам «боком выйдет». Прежде всего, скажу, что ответ на вопрос, кто из споривших был справ, давать еще рано. Как говорится, цыплят по осени считают. А в данном случае – и туристов, и, увы, инфицированных COVID-19. Только после окончания бархатного сезона можно будет подсчитать, какой доход принес стране турсезон, пусть и укороченный, и сколько коронавирусоносителей появилось именно из-за него.

Последнее сделать, конечно, не так просто, но в маленькой Абхазии отследить «цепочки» развития пандемии все же гораздо легче, чем в большой стране или даже отдельно взятом регионе такой страны. Так вот, и по информации медиков, и по рассказам знакомых, у которых болеют близкие, большинство случаев инфицирования связано отнюдь не с туристами, а с теми жителями Абхазии, которые завезли коронавирус в июле. Да, один знакомый врач из Гагры рассказывал, что в этом городе едва заехавшая из России туристка-коронавирусоносительница успела заразить двух человек в доме, где остановилась. Но это пока и все мне известное.

Сейчас протестующих против турсезона в интернет-сообществе незаметно. Хотя вне его можно услышать отдельные голоса политизированных, резко оппозиционно настроенных людей, которые продолжают осуждать открытие границы, и им почему-то кажется, хотя подтверждающих данных привести не могут, что рост числа инфицированных идет за счет контактов с туристами. Но у меня такое ощущение, что если бы граница оставалась закрытой, те же самые люди кричали бы, что власти губят нашу экономику.

Сейчас, к примеру, в ковид-госпитале в Гудауте (отдельном двухэтажном здании близ центральной районной больницы) лежат мои родственница и друг, источником заражения которых стал тот самый больной кардиологического отделения Сухумской горбольницы в июле. Родственница лежит в палате на первом этаже, где проходят лечение тяжелобольные, к ней вирус перешел через три контакта от уже вылечившего человека, который провел пару дней в одной палате с ковид-больным в кардиологическом отделении. А друг контактировал с одним из медиков Сухгорбольницы. Он лежит на втором этаже, где размещены легкобольные. Собственно, у него все проходит бессимптомно, и врачи предлагали ему два варианта: или лечь сюда, или оставаться дома на самоизоляции. Он выбрал первое, дабы полностью исключить опасность заражения для близких. По его словам, условия пребывания в госпитале неплохие. И для больных, и для медперсонала обеспечено бесплатное горячее питание, которое приносят в пластиковых контейнерах из расположенной при ЦРБ столовой. Но фрукты и овощи передают уже от приезжающих родственников больных.

Не так давно, когда число заболевших стало быстро расти, медперсоналу Гудаутского госпиталя стало тяжело справляться с потоком пациентов. Минздрав Абхазии заявил, что медики госпиталя «выдыхаются», и объявил о наборе волонтеров. В соцсетях многие сразу вспомнили о так называемых ковид-диссидентах, к которым не раз обращались и раньше. Лучше всего, думается, такое обращение формулировал в каком-то СМИ известный абхазский предприниматель и потомственный винодел Николай Ачба:

«У меня есть предложение ко всем, кто пишет о том, что вируса нет, что все это заговор, и подобный бред. Предлагаю записаться самим и записать своих близких добровольцами в Гудаутскую больницу. Боюсь, скоро они там очень пригодятся».

Но было бы, конечно, крайне наивно надеяться, что хоть кто-то из таких «отрицателей», весьма агрессивно выступавших в свое время в интернет-сообществе, и впрямь откликнется.

Откликнулись, как обычно, люди совсем из «другого теста». После того, как Сухумскую горбольницу закрыли на карантин, помочь своим коллегам из Гудаутского госпиталя решила заведующая неврологическим отделением больницы, ветеран Отечественной войны народа Абхазии, спасшая во время нее много жизней абхазских бойцов Ирина Ашуба. Сотрудники ее отделения отозвались на призыв заведующей, и так была сформирована группа медиков из трех санитарок, шести медсестер, двух врачей и одного реаниматолога. Как сообщало одно из местных СМИ, «14 августа Ирина Ашуба, как и 28 лет назад, снова собралась на войну. На этот раз врач борется с невидимым, но коварным врагом – COVID-19».

Сегодня я поговорил по телефону с медсестрой этой группы Аидой Абухба. Вот что она рассказала:

«Неделю мы там работали, в Гудаутской больнице. А сейчас нас на две недели отпустили на карантин.

– Ну, какие условия там?

Там все есть. Начиная с медикаментов, все есть. И больных кормят хорошо. Все на высшем уровне, можно сказать.

– Не тяжело работать там?

Тяжело? Когда любишь свою работу… Нам было легче работать, потому что мы в неврологии в реанимации работали. Главное – не паниковать. Защитные костюмы надевали – по три часа не снимали, по два с половиной.

– А вы там где – на первом или на втором этаже?

Мы на втором этаже. А на первом девочки и по четыре часа, бывало, защитные костюмы не снимали, по пять».

– А вот эти больные, с кем вы там общались, они в основном как – заболели здесь у нас еще от инфекции, завезенной в июле, или когда уже с туристами соприкасались?

Нет, не с туристами. Нет».

Если весь турсезон вплоть до октября пройдет в Абхазии вот так же относительно благополучно, не принесет больших вспышек инфекции, не исключено, что кое-кто из представителей турбизнеса будет сетовать на то, что границу на Псоу не открыли, скажем, с 1 июля, и столько времени было потеряно зря. Но, во-первых, нет смысла жалеть о прошлом: его уже, как известно, не изменить. Во-вторых, как отмечала как-то в беседе с «Эхом Кавказа» президент Абхазского союза туризма Анна Калягина в качестве объяснения, Россия – достаточно бюрократическая страна, и там принятие данного решения должно было пройти ряд этапов. В-третьих, можно найти здесь и плюс: начнись в июле распространение ковид-19 в Абхазии при полностью открытой границе, людская молва наверняка увязала бы его с «нашествием» российских туристов, хотя, как мы уже убедились, вспышкам в разных регионах республики способствовали чаще всего семейно-бытовые контакты ее жителей, которые временно выезжали в РФ «в порядке исключения». То есть именно они оказываются гораздо более опасными коронавирусоносителями, чем туристы, которых многие у нас так боялись, но с которыми жители Абхазии в своей массе не контактируют.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG